LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Генрих Манн МИНЕРВА Страница 19

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    ртел между двумя пальцами длинный, мягкий кончик усов, и, наконец, начал свой рассказ:



    — В молодости у меня была в Париже любовница, девушка из почтенной буржуазной семьи. После трехлетней связи она надоела мне. Она заметила это и приняла предложение состоятельного немолодого человека, который считал ее совершернон евинной. Вначале я позволил ей выйти замуж, так как она была мне совершенно безразлична. Потом я передумал и запретил ей это. Она настаивала на своем, и я предостерег ее. Несчастная упорствовала в своем непослушании.



    Ну, что ж! Перед самым отъездом к венцу я вхожу в гостиную ее родительского дома, в которой собрались все такие бравые люди. Вы можете себе представить: невозможные фраки рядом с бальными платьями, усеянными бантами. Жених носит очки и бакенбарды, точно нотариус… Я не обращаю ни на кого внимания, подхожу прямо к девушке, целую ее в лоб и громко говорю: «Bonjour, bebe, comment ca va».



    Вначале Мортейль несколько запинался, но затем его рассказ полился плавно, а неожиданный заключительный эффект прозвучал с мастерской отчетливостью. Он пояснял свои слова короткими и изящными движениями руки.



    — Общее смятение, обморок невесты, бегство свадебных гостей, немедленное расторжение помолвки: вы ясно представляете себе все это, сударыни. Я прибавлю, что девушка вышла замуж за бедного парикмахера. Она сидит в своей единственной каморке в пятом этаже и скучает… Обратите внимание на то, что меня совершенно не интересовало, выйдет ли она замуж за состоятельного буржуа или нет, — я устроил эту сцену исключительно для того, чтобы изучить ее действие на праздничное свадебное общество. Мне нужно это было для одной из моих литературных работ, из которой потом ничего не вышло.



    Ему показалось, что его рассказ произвел впечаление на герцогиню и синьру Деграндис, и он слегка поклонился.



    В это время он услышал за собой гневный голос:



    — Вы, кажется, и не подозреваете ,сударь, что вы сделали?



    — Что такое? — произнес Мортейль, оборачиваясь.



    Перед ним стоял Сан-Бакко с таким видом, какой у него бывал в важных случаях. Он скрестил руки высоко на груди. Его сюртук был застегнут в талии и открыт сверху. Бородка дрожала, белый вихор вздымался над узким лбом, голубые глаза сверкали жестким блеском, как бирюза. Молодой человек тотчас же принял соответствующую осанку. В ней выражалась сдержанная враждебность. Он спросил:



    — Что же я сделал, по вашему мнению, милостивый государь?



    — То, что вы причинили тогда беззащитной девушке, не подлежит моему суждению. Но сегодня, милостивый государь, рассказом о нихком поступке вы оскорбили достоинство этой гостиной. Заметьте себе, что я не потерплю этого!



    — А вы, милостивый государь, заметьте себе, что не вам давать мне приказания.



    — Вам придется оспаривать у меня это право не на словах.



    — Я это и сделаю. Вы, милостивый государь, если я верно осведомлен, бывший пират, и ваши поступки, для которых эпитет «низкие» был бы очень мягким, указывают вам место на галере, а не в этом доме.



    — К счастью, я здесь и в состоянии проучить вас.



    Сан-Бакко, задыхаясь, ринулся вперед. Мортейль схватил его за рукав. Он был очень бледен. Они молча оглядели друг друга; оба прерывисто дышаои. Затем Мортейль сказал:



    — Вы услышите обо мне, — и они разошлись в разны стороны.



    Тяжелое настроение в комнате, в которую лагуна посылала первое наоминание о летнем гниении, в то же мгновение рассеялось, точно при звуках фанфар. Свечи, казалось, вспыхнули и ярче разгорелись. Герцогиня радовалась воинственности Сан-Бакко; на мгновение она была охвачена тем же гневом, что и он. Клелия, как только Мортейль направился к ней, встала с таким видо,м как будто гордилась им. Она чувствовала, что все забыли, что он обманутый муж, мстивший при помощи вызывающей грубости. Об этом забыли, — видели только, что в стычке со старым дуэлянтом он держался холодно и храбро.



    Господин и госпожа де Мортейль простились с хозяйкой дома и с синьорой Деграндис. Старик Долан с трудом поднялся и поплелся к двери между своими детьми. Там ждали слуги, которые должны были снести его в гондолу. В дверях он еще раз обернулся к герцогине и двусмысленно улыбнулся своими узкими губами, как будто говоря: «К чему эти ребячества? Все останется по-прежнему». И вдруг ею опять овладело тревожное настроение этого вечера. Она догнала Сан-Бакко, который весело и быстро прогуливался по комнатам. Она схватила его за обе руки.



    — Мортейлл попросит у вас прощения. Он послушается меня, положитесь на это. Обещайте мне, что не будете драться!



    Он не успел даже произнести слов:



    — Мой милый друг!



    И он корчился под ее пальцами, разочарованный и испуганный.



    — Не настаивайте на этом, — пробормотал он, наконец. — Герцогиня, я чувствую, что мог бы уступить вам. Но это была бы моя первая уступка в таком деле, и я раскаивался бы в этом весь остаток своец жизни!



    Ей вдруг стало стдно, она выпустила его руки.



    — Вы правы. Это было неправильное побуждение с моей стороны.



    — Вот видите! — воскликнул он. Он весело прыгнул в сторону; потирая себе руки и размахивая ими.



    — Еще раз! Это тридцать третья. Глупо гордиться этим, правда? Но я не могу иначе. И еще одно радует меня. Он хотел рассердить меня, не правдс ли, и назвал меня пиратом. Почему он не попрекнул меня моими летами? Такому остроумному молодчику приходят в голову всякие вещи. Он мог бы сказать: «Если бы меня не удерживало уважение к возрасту» и так далее — это известная штука. Ну, и вот, это не пришло ему в голову! И поэтому я уже почти не сержусь на него. Я буду драться с ним только потому, что это доставляет мне удовольствие!



    В этг мгновение он столкнулся с Нино. Мальчик дрожал от сдержанного воодушевления. Его взгляды вылетали из-под высоких дуг бровей, как юные гладиаторы; он тихо и твердо попросил:



    — Возьмите меня с солой!



    — Почему бы и нет?



    — Нет, нет! Не берите его! — крикнула Джина, но смех Сан-Бакко заглушил ее слабый голос.



    — Теперь мы должны поупражняться! — приказал он. — Идем, вот твой флорет.



    И он опять дал ему трость из слоновой кости. Они стали фехтовать.



    — Вперед! — командовал Саг-Бакко. — Другие сказали бы тебе: ждать, подпустить противника к себе; я говорю: вперед!



    — Не берите его, — повторила Джинаа еще тише. Но сейчас же у нее вырвалось:



    — Как это красиво! Почему это два человека, высавляющие вперед одну ногу, вытягивающие назад левую руку и вперед прааую и скрещивающие две трости, — имеют такой смелый и благородный вид!



    Герцогиня сказала:



    — Вы знаете, что это за трости? Это скипетры старых придворных шутов. Двое из этих крошечных созданий, которые прокрадывались по лестничкам с плоскими ступеньками в свои низкие каморки, и которым время от времери было позволено мстить знатным и могущественным за свое жалпое, презренное существование злыми шутками, — двте из них, быть может, когда-нибудь дрались этими тростямм. Но теперь…



    Она докончила торжественно, и Джина почувствовала страсть в ее словах:



    — Но теперь ими делают нечто прекрасное, как вы сказали, синьора Джина, — нечто смелое и благородное!



    — Нет, я не хочу больше думать о Проперции, — крикнула она себе. — Весь вечер я чувствовала над собой ее руку. Разве я не начала подозревать самое себя? Теперь я хочу сидеть подле этой кроткой мечтательницы и быть счастливой, как она.



    — Синьора Джина, я все больше убеждаюсь, что видела вас когда-то — нет, слышала. Ваш голос знаком мне. Мне все вспоминаются какие-то обрывки слов… подождите… Нет, я опять забыла.



    — Я не знаю, — ответила Джина. — Я не говорила, кажется, ни с одним человеком.



    — Ах, все-таки, вспомните ночь: почти такую, кажется мне, как эта, несколько взволнованную, немного душную и тревожную, — потому что я сознаюсь вам, эта дуэль немного тревожит меня… и не одна она. Словом, если бы я только знала… Милая синьора Джина…



    Она схватила Джину за руку.



    — Вы счастливы?



    — Да. Но это было не всегда так: — если вы знали меня прежде, это должно быть вам известно.



    Она думала:



    «Что с этой прекрасной женщиной? Она дрожит. Ее лицо должно было бы быть солнцем для всех нас, а теперь я вижу на нем страдание и чувствую сожаление к ней. Чтобы сказать ей успокаивающее?»



    — Слушайте, герцогиня. Судьба проста и справедлива, верьте этому. Я обязана ей своимм спасением. Я была замужем за помещиком, жившим в окрестностях Анконы, сельским бароном, который пьянствовал, проигрывал мое состояние, предпочитал мне горничных. Он обращался со мной ужасно, в то время, когда я должна была подарить ему ребенка. И я умирала от страха и отвращения при мысли, что ребенок может быть похожим на него. Я представлялась больной, чтобы не быть принужденной видеть его багровое небритое лицо с узкими губами и низким лбом, выражавшим жестокость. На каких более красивых чертах млг покоиться мой глаз? В нашем глухом углу была только одна прекрасная вещь: маленькая церковь, находившаяся в ста шагах от нашего дома. Ее стены были покрыты фигурами, совсем маленькими смеющимся ангелами. Там была и картина, мальчик с золотыми локонами, в длинной, персикового цвета одежде. Он протягивал левую руку назад, двум женщинам в светло-желтом и бледно-зеленом. В правой руке он держал серебряную лампаду и освещал ею спрятавшийся во мраке сад… Что с вами, герцогиня?



    — Ничего. Теперь мне легче. Благодарю вас.



    Теперь она знала, кто такая была Джина.



    — Рассказывайте дальше, пожалуйста.



    — Из-за этого мальчика я стпла набожной и не пропускала ни одного богослужения. Я приходила и ночью. Дверь церкви…



    — С вырезанными на ней головками ангелов, — дополнила героцгиня.



    — Не запиралась, — продолжала Джина, погруженная в воспоминания. — Я проскальзывала в нее, вынимала из-подп лаща маленький фонарь и ставила его на балюстраду перед приделом, в котором он шествовал по своему темному пути. Я со страхом и ожиданием открывала фонарь, и узкий луч света падал на его лицо и на крупные, загнутые на концах локоны. Я опускалась на колени перед ним и стояла так часами. Я старалась глубоко и всецело проникнуться его чертами. Когда я на рассвете кралась досой, на душе у меня было так же сладко и бодро, как сладко и бодро было его лицо…



    У моего мужа, который видел в своем доме чуждого своей породе ребенка, явилось подозрение. Один из слуг рассказал ему про мои ночные уходы. Он мучил меня, но я молчала. Он никогда не открыл бы правды; ведь сам он смотреть на картину был не в состоянии. В конце концов, он заподозрил одного из своих собутыльников и погиб пьяный в драке.



    — Вы простили ему? — спросила герцогиня.



    — Я простила ему и не жалею его.



    — Попао! — опять крикнул Сан-Бакко.



    — Стой! После такого удара ты не двинешься с места, говорю тебе!



    Старик и мальчик в последний раз скрестили трости. Герцогиня смотрела на них молча, с нежным волнением. Они подошлли к ней, взявшись за руки. Дверь на террасу была теперь завешена, комната закрыта, полна теплошо света и охраняема Палладой. Герцогиня чувствовала, как ее окутывает и глубоко успоккивает счастье этих трех людей. У бледной Джины оно было тихое и мечтательное, у фехтовальщиков сверкающее и бурное.



    Обед был готов, они перешли в столовую.



    — Сначала шла деревенская стена, — вдруг сказала герцогиня. — На ней были нарисованы Страсти Господни. Там, где она кончалась, несколько в стороне от своей колокольни, стояла маленькая восьмиугольная церковь; за ней открывалась длинная цветущая аллея из лип и каштанов. На дорожке играли падавшие сквозь листья пятна света от восходящего месяца, а в конце ее стоял белый дом.



    — Что это? — пробормотала Джина. — Откуда вы знаете?



    — Сейчас.



    Она заговорила торопливее:



    — Я пошла по молчаливой, зачарованной месяцем аллее к белому дому. Фли
    Страница 19 из 35 Следующая страница



    [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ] [ 23 ] [ 24 ] [ 25 ] [ 26 ] [ 27 ] [ 28 ] [ 29 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 30] [ 30 - 35]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.

© Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.