LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Генрих Манн МИНЕРВА Страница 2

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    за ним летит и обыкновенное приличие. Ее возлюбленный собирается жениться, она ездит вслед за женихом и невестой, и в толпе, востогженно приветствующей знаменитую женлину, она видит только девочку, которая отнимает у нее ее возлюбленного.



    — Это великое и жуткое зрелище, — сказал Якобус.



    — Я нахожу его жалким и невероятно бесстыдным. Но оно действует очень благотворно, так как лишний раз показываает ничтожество так называемых великих людей.



    — Если на вас это действует благотворно… Сам Мортейль, кажется, ничего не имеет против этого. Я видел, как он строил ей глазки за спиной малютки.



    — Как он любим!



    Зибелинд фыркнул от ненависти.



    — Вы думаете, невинный художник, что ему хочется отказаться от своего изысканного положения — положения холодного господина, отвергающего знаменитую во всей Европе женщину?



    — Вы думаете, он отвергает ее?



    — Из честолюбия, мой милый. Ведь о том, кто не хочет Проперции, будут говорить дольше, чем о том, кто обладал ею. И при этом — сказать ли вам? — в сущности, она ему нравится.



    — Вы внушаете мне страх, Зибелинд. В делах любви у вас две пары глаз.



    — У меня… ах, у меня… — Лицо Зибелинда покрылось потом, его карие глаза со светлыми точками растерянно блуждали вокруг, а в голосе звучало скрытое отчаяние. Вдруг он овладел собой и прогнусавил:



    — Огромный опыт, почтеннейший. Само собой разумеется, когда я был еще молод и хорош собой.



    И он глупо рассмеялся.



    Стены зала, в котором они теперь стояли, были покрыты молочно-белым мрамором, подернутым розовой дымкой. Кое-где его прерывали плоские колонки, выложенные серебром и голубыми камнями. Посреди зала находился круглый маленький бассейн из голубого камня. Играющая на скрипке муза отражалась в воде бассейна, а на его серебряных краях плясали хрупкие амуры. В зале почти не было людей. Герцогиня сказала Проперции:



    — Этот зал я люблю, он серебряный. На потолке над нами царят боги; их ноги упираются в мраморные капители. Богини в серебряных шлемах, с большими светлыми грудями, лежат на прозрачных подушках из облаков, в глубоком, сияющем небе. Они ослепительно белокуры и белы, они добры, у них узкие колени, и они покрыты драгоценностями. Боги, чернокудрые, стройные, с глазами, полными прекрасных желаний, всегда остаются юношами; но их души становятся все богаче. Юность богинь вечно в расцвете. Боги и богини мягки, любопытны и изменчивы. Их уста улыбаются всему, что благоухает, звучит и сверкает. Кадильницы задумчиво кадят. От тишины этого уголка воздух кажется серебряным. В складках бледно-голубых и серебряных знамен между колоннами грезят тихие победы. Это победы Ммнервы. Это ее зал.



    Проперция сказала:



    — Минерва там, наверху, герцогиня — вы.



    Все посмотрели наверх; никто не противоречил. Якобус пояснил:



    — Минерва, герцогиня, это та женщина, которую я хотел написать, когда делал ваш портрет в отеле в Риме. Вы были похожи на нее тогда только в прекрасные мгновения, и даже тепрь вы еще не догнали ее. Но Проперция видит уже теперь, что Минерва — ваш будущий портрет.



    — Я тоже вижу это, — подтвердил Долан, склоняя голову к плечу. — Герцогиня, вы догоните богиню.



    — Я надеюсь, что она подождет меня, — сказала герцогиня.



    Когда она повернула спину, Зибелинд сделал страдальческую гримасу и пробормотал:



    — Эта богиня наверху — безбожно прекрасна, этого никто не чувствует так сильно, как я. Но, благодарение богу, у людей никогда не бывают такие серебристые плечи, и волосы никогда не рассыпаются по ним такими красно-золотыми хлопьями. За эти сорочки из паутины и эти расплывающиеся от мягкости шелка не скользнут человеческие пальцы. Человеческая чувственность не может быть такой смягченной, счастливой и лишенной похотливости. Да это и было бы прямо-таки возмутительно.



    Он оборвал. Клелия Долан недоверчиво посмотрела на него и отошла в сторону. Сан-Бакко подошел на шаг ближе и спросил воинственно и свысока:



    — Скажите-ка, любезный, зачем собственно вы говорите такие вещи?



    Зибелинд вздрогнул; он придал своему лицу мужественное и шутливое выражение.



    — Я? Надо же о чем-нибудь говорить…





    Общество разделилось. Сан-Бакко и Долан исчезли в кругу знакомых. Клелия и Мортейль пошли дальше, к третьему залу. Проперция сделала шаг за ними, но герцогиня схватила ее за руку.



    На пороге жених и невеста столкнулись с высокой белокурой женщиной, которая позщоровалась с ними. Затем она вошла в зал и поиблизилась к герцогиее. У нее была пышная фигура и спокойные движения, ее низко вырезанное платье блистало вышитыми по нему гиляндами цветов. Здоровый румянец на ее лице пробивался сквозь пудру. От нее исходили редачйшие благоухания, звон и блеск брильянтов и целое облако спокойных вызовов. Оно окутывало мужчин, отнимая у них дыхание.



    — Леди Олимпия! Какой сюрприз! — воскликнула герцогиня.



    — Не правда ли, дорогая герцогиня, я мила? Я приезжаю из Смирны, потому что вы даете празднество.



    — Но выдержите ли вы ради моих празднеств в Венеции больше четырех недель?



    — Кто знает. В Стокгольме меня ждет один друг. Дорогая герцогиня, я счастлива у вас. Ваши комнаты повышают настроение; здесь чувствуешь, что живешь. Этот зал, геерцогиня, идет к вам больше всего, вы поступили умно, избрав его своей резиденцией. Ах! Не все могут перенести звучность, которая разлита здесь в воздухе; она наносит ущерб возбужденным нервам. Вы видите, здесь пусто. Что касается меня, то я остаюсь, потому что люблю вас, моя красавица.



    — Оставайтесь спокойно, леди Олимпия. Вам не вредит ни пустыня, ни Ледовитый океан. Почему бы вам не остаться соблазнительной и в свете моей Минервы?



    — О, я люблю вашу Минерву, и я хотела бы птжать руку художнику, который написал ее.



    Герцогиня сказала Якобуса:



    — Леди Олимпия Рэи хочет с вами познакомиться.



    Он подошел.



    — Леди Олимпия это Якобус Гальм.



    Высокая женщина схватила художника за руку; это производило такое впечатление, как будто она завладела им.



    — Поздравляю вас. Вы должны обладать большшим запасом птекрасного, который можете раздаривать. Ваши краски вызывают такую жажду наслаждений. Они пробуждают вожделение, — также и к тому, кто обещает так много.



    — Вот как, — пробормотал фон Зибешинд, который незамеченный стоял в стороне. — Яснее уже нельзя быть.



    Он смотрел исподлобья, прищурившисьь. Отвращение и зависть искажали его лицо. Вдруг он повернулся и отошел. Его больная нога волочилась сзади, и, чтобы скрыть это от зрителей в обширном гулком зале, он ставил и Другую так, как будто был хром. Издали, навстречу ему, шли три молодых дамы: он жадно оглядел их. Когда они приблизились, он равнодушно отвернулся. Они засмеялись, и он стиснул зубы.



    — Кто обещает так много? — повторила герцогиня. — Но, леди Олимпия, он не обещает, он дает. Он наполнил стены и потолки не знающей устали жизнью. Чего вы хотите еще?



    Леди Олимпия пояснила со спокойной улыбкой:



    — О, для меня прекиасные произведения — только обещания.



    — Что же они обещают вам, миледи? — спросил Якобус с насмешливым ударением; втайне он был так встревожен, что дрожал. Она оглядела его.



    — Мы увидим. Я чувствую искусство очень сильно, мой друг. Я даже эстетка, успокойтесь. Я ношу тяжелые кольца…



    Она сняла перчатку и протянула ему пальцы. Он вдтхнул запах душистой воды, которой они были вымыты.



    — …и кучу брелоков на веере, — докончила она. — Я люблю фантастически затканные цветамиш елковые платья и чувствую себя в состоянии взойти на пароход-омнибус на Большом канале с веткой лилии в руке. Я очень люблю картины, и они приобретают для меня жизнь, — как только мужчина приведет меня в соответственное настроение. Это непременное условие, мой друг. Я не понимаю искусстча без любви.



    Якобус опустил глаза и пожалел об этом. Проперция Понти не дала ему ответиоь.



    — А я, — сказала она медленно и грромко, не выходя из своей глубокой задумчивости, — я всегда творила испусство, я думаю, потому, что не ждала ничего от любви, — из презрения, пожалуй, даже из враждебности.



    Герцогиня заметила:



    — А я люблю картины, потому что они делают меня счастливой. Я с картинами одна. Я знаю только их, они — только меня.



    — Потому что вы Паллада.



    Леди Олимпия улыбнулась с сознанием своего превосходства.



    — Впрочем, вы еще обратитесь. Вы, синьора Проперция, уже обратились. В соседнем зале красуется рельеф жены Потифара, стаскивающей плащ со своего юноши…



    Герцогиня подумала:



    «А несколькими шагами дальше стоит женщина, очень похожая на жену Потифара, и вонзает кинжал в свою могучую, обезумевшую от любви грудь».



    — Вы были очень целомудренны, синьора Проперция, — закончила леди Олимпия. — Теперь же вы творите искусство, потому что любтте.



    — Потому что я несчастна, — сказала Проперция.



    Счастливая женщина взяла руку Проперци.



    — Придите в себя. Простите мне, я говорю с вами о ваших тайнах. Моя ли это вина? Еще нет двенадцати часов, как я в Венеции, и я уже знаю вашу историю, синьтра Проперция.



    — Моя страсть брызжет точно из котла, который слишком долго нагревали, и так как капли ее падают всюду, каждый вправе сказсть мне, что вытер их своим платьем.



    Три женщины сидели на серебристо-серых кожаных подушках мраморной скамьи, прислоненной к бассейну. В головах у них беззвучно играла на скрипке муза, с тихим ликованием носились амуры. Падающая струя журчала, зовя прислушиваться и чувствовать. Якобус соял перед женщинами, заложив руки за спину, и с деланным равнодушием смотрел на потолок.



    — Почему вы несчастны? — спросила леди Олимпия, любовно склонясь к плечу Проперции. — Потому что вы любите мужчину? Нет, моя бедняжка, потому, что вы любите только одного мужчину. Разве вы не были бы так же несчастны, если бы ваш резец должен был работать всегда над одним куском камня? Насколько непостояннее камня мужчины и насколько более хрупки! Мы, уже из одной любви к людям, не должны были бы никогда оставлять при себе мужчину дольше, чем, например, рассматриваем картину. Мужчины — красивые насекомые с яркими крыльями и еще некоторыми приятными свойствами. Они должны только слегка прикасаться к цветку, — я хочу сказать, к нам, — потому что много они не переносят, и во всяком случае никогда не знаешь, переживут ли они день.



    Герцогиня откинулась назад и глубоко перевела дыхание.



    — Что касается меня, то я охотно живу среди сильных. Мне доставляет удовлетворение знать, что они будут стоять здесь, когда я исчезну. Поэтому я тяготею к художественным произведениям.



    — Художественные произведения, — возразила леди Олимпия, — имеют самое большее — яркую пыльцу на крыльях, но им недостает других приятных качеств, которыми я дорожу.



    Якобус начал ходить взад и вперед перед женщинами. Проходя, он каждый раз усиленно смотрел мимо высокой блондинки; но ее слова, к которым он старался отнестись с презранием, волновали его кровь и пугали его. Вдруг он остановился, посмотрел в упор на леди Олимпию и сказал:



    — Миледи, очевидно, у вас слабость к чахоточным.



    Этим его энергия была исчерпана, и он покраснел. Она пояснида, пожимая плечами, без насмешки:



    — Я говорю просто на основании опыта, который обновляю, от Триполи до Архангельска. Может быть, это зависит от меня, но еще ни один мужчина не сравнялся со мной. При, этом я по возможжности избегаю серьезно повредить кому-нибудь — именно потому, что люблю людей. По этой причине я, как вы знаете, не остаюсь ни в одном месте больше месяца. Синьора Проперция, заметьте себе тэо: только так можно жить счастливо.



    Проперция, не понимая, медленно подняла свои темные глаза. Но Якобус оправился. Он расхохотался, как уличный мальчишка.



    — Мы не поймем друг друга, миледи, — воскликнул он. — Я люблю долгую службу и длителььное вознагражд
    Страница 2 из 35 Следующая страница



    [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 30] [ 30 - 35]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.

© Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.