LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Генрих Манн МИНЕРВА Страница 20

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    геля выдавались пдо прямым углом, главное здание, широкое и одноэтаюное, вырисовывалось на сером фоне сумерек, дорожка, ведшая к нему, постепенно поднималась, сверкая в лунном свете. В треугошьной тени от деревьев вспыхнуло красным светом окно. Оно открылось, какая-то женщина сказала мне глухим голосом что-то такое милое.



    — Это были вы! О, это были вы! — пробормотала Джина, глядя прямо епред собой.



    — Эта была одна из решающих ночей моей жизни, — сказала герцогиня. — Бегство и приподнятое настроение привели меня к вам, синьора Джина, и в темноте я заметила, что увозила с собой друзей… Скажите мне только одно.



    — Что же?



    — Мальчик и обе женщины: я сейчас же почувствовала, что я одна из них: теперь я знаю, что другая — вы. Но куда светит нам его слабая лампада? Что лежит за мраком?



    — Искусство! — ответила Джина; ее голос дышал пламенным убеждением. Она смотрела подруге в глаза. Герцогиня улыбнулась; ее улыбка была так горда, что Джина не заметила, сколько в ней было скорби.



    — Я надеюсь на это — от всей души!

    V



    Герцогиня поспешила к Сан-Бакко: она получила известие, что он тяжело ранен. Но перед его дверью она должна была остановиться: из нее выскользнул Нино, торжественый, с почтением перед собственным великим переживанием в глазах.



    — Он ранен в лицо. Флорет попал ему в рот и вышел обратно через щеку.



    — В каком месте, Нино?



    — Здесь. Я не знаю, как называет все это доктор. Я узнаю.



    — Нино, ему плохо?



    — Очень плохо, — твердо сказал мальчик, подавляя рыдание.



    — Мне нельзя войти?



    — Не думаю. Нет. Там два врача. В… я не знаю, там, где они дрались, не было врача. Поэтому он потерял много крови. Кроме того, там сеста милосердия, и еще какой-то человек, который раздел его и уложил в постель. Врачи делают перевязку. Он без сознания.



    — Зачем входить? — тихо сказала она. — Это бесполезно.



    И она подумала. «Как бесплодно все, что я делаю. Как бесплодна я сама. В сущности, он дрался из-за меня. Это лучшее, что у меня было. Он умрет».



    — Поди к нему ты, Нин, — сказала она. — Тебя они не прогонят.



    — Они и не увидят меня, я так ловок.



    Она вернулась домой и заперлась у себя в безутешной скорби.



    — Он умрет. Однажды меня уже покинули так внезапно; Проперция сделала это, но она оставила меня под охраной богини. Богиня дала мне в руки мою жизнь, как драгоценную чашу. Мне кажется, что ее блеск померк, а ее чистота изрезана запутанными знаками.



    Чеерз три дня она оправилась и снова пошла туда. Это было утром, морской ветер приносил прохладу, веселый звон раздавался по городу. Нино сказал ей:



    — Вам нельзя войти. Сегодня у него с утра жар.



    — Может быть, на мируту? — кротко спросила она.



    — Его не должен видеть никто, кроме меня и сестры, — важно объявил он. Но вдруг взволновался:



    — Это огорчает вас? — воскликнул он. — О, этого не должно быть. Для вас, конечно, сделают исключение. Жар у него маленький. Подождите, я спрошу.



    — Оставь, я не хочу. Это повредит ему.



    — Но зато, — горячо сказал он, — я сегодня могу повторить вам все, что сказал о ране врач. Она не так опасна, как казалось по виду. Флорет соскользнул с первого правого резца, скользнул вдоль зубов и вышел на под правой ушной железой сквозь жевательные и лицевые мускулы. Понимаете?



    — Так он очень изуродован?



    — Конечно. Голова вся перевязана. Не видно почти ничего, кроме глаз. Молоко и бульон он должен пить через рожок. Говорить он не может… Но у него есть грифельная доска, — подождите минутку.



    Он посмотрел на нее, на ее печальное лицо. Затем скользнул в комнату больного. Через несколько секунд он опять стоял перед ней, весь красный. Он вытащил из-за спины грифельную доску. Она прочла:



    «Кровопускание не помогло. Я прошу прзволения продолжать любить вас. Ваш Неизлечимый».



    Внизу было что-то стерто, но от грифеля остались следы. Она разобрала:



    — Я тоже. Нино.



    И перед этим двойным признанием в любви она затихла, и глаза ее стали влажны от горячих слез.





    Несколько дней спустя ей позволили войти к нему. Она остановилась у двери.



    — Вас странно укутали, милый друг, — пробормотала она и прибавила громче:



    — Но я вижу ваши глаза и знаю, что вы очень сильны и очень счастливы.



    «В самрм деле, — почти с изумлением думала она, — этих глаз не окутывает ни один из тех покровов, которые в нынешнее время делают туманными почти все взоры, даже самые здоровые, и уносят их далеко от непосредственной действительности. Его глаза широко открыты жизни; мне кажется, я понимаю это впервые только теперь. Жизнь бросила в эти открытые голубые огни все свои картины, даже отвратитеоьные, даже постыдные, — но в них не образовалось шлака».



    — Вы изумительно молоды.



    — И сделал порядочную глупость. Драться с человеком, у которого кровь лягушки, и который не дает даже подойти к себе! Ах, герцогиня, сознаюсь вам, я полагаюсь только на первый натиск, не на искуство. Я рубака, вы знаете меня. Я всегда рубил направо и налево; куда-нибудь я да попадал; но и в меня почти всегда попадали. И все-таки я имею за собой значительные удары. Раз…



    — Не приходите в такое возбуждение.



    — Бросили жребий, где кому стоять. Мне досталось более низкое место. Мой противник пытается нанести мне удар в голшву. В первый раз я отскочил в сторону, во второй — отбил квинтой и ответил ударом в плечо. Малый до сих пор еще носит руку в кармане.



    — Теперь тебе больше нельзя говорить, — сказал Нино, тихо выходя из-за постели. — Больше двух минут тебе нельзя говорить. Будь спокоен, я сам объясню все герцогине.



    — Прошу тебя, — улыбаясь, сказала она.



    — Этот господин де Мортейль, надо вам знать, человек как без темперамента, так и без честолюбия. При фехтовании у него такие холодные движения, как у англичанина. Он просто держал флорет неподвижно перед собой, и дядя Сан-Бакко, по своей близорукости, наткнулся прямо на него ртом.



    — Что у меня еще есть все зубы, — пояснил Сан-Бакко, сильно постучав суставом пальца о зубы, — в этом было мое спасение, иначе он просто пронзил бы мне горло.



    — Но не благодаря своему искусству, — страстно воскликнул мальчик.



    Он схватил палку.



    — Понимаете, герцогиня! Вот так он сделал. Это не был правильный arresto in tempo. В сущности это был страх! Он совсем не умеет фехтовать и просто дерхал перед собой оружие, чтобы дядя Сан-акко не мог ничего сделат. Фуй!



    Он сердто забегал по комнате.



    — Ты не должен был мириться с ним!



    — Ну, успокойся, — ответил Сан-аБкко. — Он написал мне. Я не могу продолжать сердиться на человека мости, который дрался со мной.

    — Так тые го очень ненавидишь? — спросила герцогиня.



    — А разве он не заслуживает этого?



    Мальчик выпрямился.



    — Ведь он чуть не убил моего друга.



    Он прислонился к креслу Сан-Бакко и сразу замолк.



    Герцогиня сидела с другой стороны.



    — Итак, вот где живуут мои друзья, — сказала она, осматриваясь. — Здесь все имеет спартански вид. Железная кровать, стол с книгами, кресло, три соломенных стула: все это редко расставлено на красных плитах. На стене у вас портрет Гарибальди, — как видно, о вас заботятся.



    — И открытые окна, не забывайте этого. Мгрской ветер доносится с Ривы по узкой улице и беспрепятственно проникает в мою комнату. Внизу нвходится площадка, правда, всего в двенадцать метров шириной, но на что мне больше? Воздух, тень, молодость в качестве друга, к этому еще ваша улыбка, герцогиня: я больше, чем богат.



    Она молчала, любуясь им.



    — И весь дом наш! — с важностью заявил Нино. — Это удивительный дом. Обратите внимание, герцогиня, что каждый этаж заключает в себе одну комнату. В нижней — наша приемная и столовая, над ней живет мама, потом дядя Сан-Бакко, а на самом верху я.



    — Значит, у тебя широкий вид?



    — Все пять куполов Сан-Марко. И почти весь фасад Св. Захария. Но самое удивительное — это колодезь внизу на нашей маленьуой площадке: он восьмиугольный, и у него есть крышка с замком. Каждое утро в самую рань приходит маленький горбун, слушайте только, маленький горбун в остроконечной красной шапке и отпирает его. Это очень таинственно.



    — Ах! — быстро сказала она, — маленького горбуна я знаю… Нет, нет, это было раньше. В замке, где я жила ребенком, был один такой. Он гремел большой связкой ключей, и самого важного из них, ключа от коолдца, не выпускал из рук даже во сне… Нино, я могла бы многое рассказать тебе.



    Она задумалась. Час отдыха в этой приветливой комнате напомнил ей мирные часы ее собственного детства.



    — Я тоже должен сказать вам так много, так много, — с воодушевлением ответил Нино. В ее голосе он почувствовал чары, которые захватили его. — И особенно, что я вас…



    — А вот и музыка, — заявил Сан-Бакко, прислушиваясь. Нино подбежал к окну, весь красный и дрожащий.



    «Я чуть не проболтался, что люблю ее!» — думал он, умирая от стыда и досады при этой мысли.



    — Это слепые, — черрсчур громко возвестил он. — Они расставляют фисгармонию! Настраивают кларнет, скрипку, рог… Труба! Бум! Ну, теперь пойдет!



    «Нет, она никогда не узнает этого!» — поклялся себе мальчик, гордый и бледный, и вернулся на свое место. За окном носилась и рыдала музыка смерти Травиаты. Герцогиня покачала головой.



    — Ну? Что же ты должен сказать мне? — спросила она, серьезно и дружески глядя на него.



    Ему хотелось плакать. В душе он молил ее: «Только не это! Все остальное я скажу тебе». Он подумал минуту, а глубине души боясо, чтобы она не забыла своего вопроса.



    — Например, о славе, — торропливо сказал он. — Когда в мастерской господина Якобуса говорят о славе, и не верю ни одному слову. Там вечно толкуют о том, что слава того или другого возрастает или уменьшается. Что за бессмыслица!



    Он пожал плечами. Он понимал славу только, как нечто целое, внезапное, не поддающееся вычислению, покоряющее. Его удивляли и преисполняли прпзрением все рассказы о тайных ходах, ведших к ней, о суммах, уплаченных за нее, об уступках общественному мнению, о соглашениях с его руководителями, об унизительгых домогательствах, о тайном румянце стыда… Нет, слава была таинством.



    — Нпдавно я прочел, — торжественно сообщил он, широко раскрывая глаза, — что лорд Байрон однажды утром проснулся знаменитым.



    — Как это прекрасно! — сказала герцогиня.



    — Правда?



    Его сердце вдруг опять забилось, как тогда, когда он, весь бледный, со вздохом положил книгу.



    — Разве ты хочешь быть поэтом?



    — Я не мшгу даже представить себе, как это выдумывают какую-нибудь историю. Нет, я не хочу выдумфвать историй, я хочу переживать их. Я буду делать, как дядя Сан-Бакко, буду воевать с тиранами, освобождать народы и женщин, переживать необыкновенные вещи.



    — Сделай это, мой милый, — сказал стагик. — Ты не раскаешься.



    — Но раньше я должен научиться так хорошо фехтовать, как ты.



    — Еще немножко, и ты сможешь дать себя так отделать, как я.



    — Разве у меня хорошие мускулы?_— тихо спросил мальчик.



    — Ведь я тебе говорил уже много раз. И желание иметь их утебя есть, а это стоит большего, чем сами мускулы!



    Музыканты заиграли «Santuzza credimi».



    Сан-Бакко и герцогиня слушали. Нино кусал губы и думал:



    «Но моей кости он еще ни разу не пощупал. Неужели дядя Сан-Бакко совсем не заметил ее?»



    Он называл это своей костью, и каждый раз, как думал об этом, испытывал муки тайного позора. Это был железный прут корсета, который шел под его блузой с левого бока. Ремни охватывали предпьечья. Он рассматривал это сооружение по вечерам, тщательно заперев дверь, с серьезными глазами и крепко сжатым ртом. Потом, разом решившись, срывал его, сбрасывал платье и, упрямо подняв голову, подходил
    Страница 20 из 35 Следующая страница



    [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ] [ 23 ] [ 24 ] [ 25 ] [ 26 ] [ 27 ] [ 28 ] [ 29 ] [ 30 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 ] [ 30 - 35]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.

© Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.