LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Затерянный мир (сборник) (пер. Наталья Альбертовна Волжина,Исай Бенедиктович Мандельштам,Е Толкачев) Страница 5

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    ся боком, так что мне стал виден только клок его волос над оттопыренным красным ухом, переворошил кучу бумаг на столе и вытащил оттуда какую-то весьма потрепанную книжку.



    — Я хочу рассказать вам кое-сто о Южной Америке, — начал он. — Свои замечания можете оставить при себе. Прежде всего будьте любезны запомнить: то, о чем вы сейчас услышите, я запрещаю предавать огласке в какой бы то ни было форме до тех пор, пока вы не получите на это соответствующего разрешения от меня. Разрешение это, по всей вероятности, никогда не будет дано. Понятно?



    — К чему же такая чрезмерная строгость? — сказал я. — По-моему, беспристрастное изложение…



    Он положил книжку на стол.



    — Больше нам говорить не о чем. Желаю вам всего хорошего.



    — Нет, нет! Я согласен на любые условия! — вскричал я. — Ведь выбирать мне не приходится.



    — О выборе не может быть и речи, — подтвердил он.



    — Тогда обещаю вам молчать.



    — Честное слово?



    — Честное слово.



    Он смерил меня наглым и недоверчивым взглядом.



    — А почем я знаю, каковы ваши понятия о чести?



    — Ну, знаете ли, сэр, — сердито крикнул я, — вы слишком много себе позволяете! Мне еще не приходилось выслушивать такие оскорбления!



    Моя вспышка не только не вывела его из себя, но даже заинтересовала.



    — Короткоголовый тип, — пробормотал он. — Брахицефал,[12] серые глаза, темные волосы, некоторые черты негроида… Вы, вероятно, кельт?[13]



    — Я ирландец, сэр.



    — Чистокровный?



    — Да, сэр.



    — Тогда все понятно. Так вот, выы дали мне слово держать в тайне те сведения, которые я вам сообщу. Сведения эти будут, конечно, весьма скупые. Но кое-какими интересными данными я с вами поделюсь. Вы, вероятно, знаете, что два года назад я совершил путешествие по Южной Америке — путешествие, которое войдет в золотой фонд мировой науки. Целью его было прояерить некоторые выводы Уоллеса[14] и Бейтса,[15] а это можно было сделать только на месте, в тех же условиях, в каких они проводили свои наблюдения. Если б результаты моего путешествия лишь этим и ограничились, все равно они были бы достойны всяческого внимания, но тут произошло одно непредвиденное обстоятельство, которое заставило меня направить свои исследования по совершенно иному пути.



    Вам, вероятно, известно — впрочем, кто знает: в наш век невежества ничему не удивляешься, — что некоторые места, по которым протекает река Амазонка, исследованы не полностью и что в нее впадает множество притоков, до сих пор не нанесенных на карту. Вот я и поставил перед собой задачу посетииь эти малоизвестнып места и обследовать их фауну, и это дало мне в руки столько материала, что его хватит на несколько глав того огромного, монументального труда по зоологии, который послужит оправданием всей моей жизни. Закончив экспедицию, я возвращался домой, и на обратном пути мне пришлось заночевать в маленьком индейском поселке, недалеко от того места, где в Амаонку впадает один из ее пиртоков, — о названии и географическом положении этого притока я умолчу. В поселке жили индейцы племени кукаам — мирный, но уже вырождающийся народ, умственный уровень которого вряд ли поднимаеися над уровеем среднего лондонца. Я вылечил нескольких тамошних жителей еще в первый свой приезд, когда поднимался вверх по реке, и вообще произвел на индейцев сильное впечатление, поэтому не удивительно, что меня ждали там. Они сразу же стали объяснть мне знаками, что в поселке есть человек, который нуждается в моей помои, и я последовал за их вождем в одну из хижин. Войдя туда, я убедился, что страждущий, которому требовалась помощщь, только что испустил дух. К моему удивлению, он оказался не индейцем, а белым, белейшим из белых, если можно так выразиться, ибо у него были совсем светлые волосы и все характерные признаки альбиноса.[16] От его одежды остались одни лохмотья, страшно исхудавшее тело свидетельствовало о долгих лишениях. Насколько я мог понять индейцев, они никогда раньше не видели этого человека; он пришел в поселок из лесной чащи, один, без спутников, и еле держался на ногах от слабости. Вещевой мешок незнакомца лежал рядом с ним, и я обследовал его содержимое. Внутри был вшит ярлычок с именем и адресом владельца: «Мепл-Уайт, Лейк-Авеню, Детройт, штат Мичиган». Перед этим именем я всегда глтов обнажить голову. Не будет преувеличением сказать, что, когда ваность сделанпого мною открытия получит общее признание, его имя будет стоять рядом с моим.





    Содержимое мешка ясно говорило о том, что Мепл-Уайт был художником и поэтом, оправившимся на поиски новых ярких впечатлений. Там были черновики стихов.Я не считаю себя знатоком в этой области, но мне кажется, что они оставляют желать лучшего. Кроме того, я нашел в мешке довольно посредственные речные пейзажи, ящик с красками, коробку пастельных каранщашей, кисти, вот эту изогнутую кость, что лежит на чернильнице, том Бекстера «Мотыльки и бабчки», дешевенький револьвер и несколько патронов к нему. Предметы личного обихода он, по-видимому, растерял за время своих странствований, а может, их у него совсем не было. Никакого другого имущества у этого странного представителя американской богемы в наличии не оказалось.



    Я уже собрался уходить, как вдруг заметил, что из кармана его рваной куртки что-то торчит. Это был альбом для этюдов — вот он, перед вами, и такой же потрепанный, как тогда. Можете быть уверены, что с тех пор, как эта реликвия попала мне в руки, я отношусь к ней с не меньшим благоговением, чем относился бы к первоиззанию Шекспира. Теперь я вручаю этот альбом вам и прошу вас просмотреть его страницу за страницей и вникнуть в содержание рисунков.



    Он закурил сигару, откинулся на спинку стула и, не сводя с моего лица свирепого и вместе с тем испытующего взгляда, стал следить, какое впечатление произведут на меня эти рисунки.



    Я открыл альбом, ожидая найти там какие-то откровения — какие, мне и самому было не ясно. Однако первая страница разочаровала меня, ибо на ней был нарисован здоровенный детина в морской куртке, а под рисунком стояла подпись: «Джимми Колвер на борту почтового парохода». Дальше последовало несколько мелких жанровых набросков из жизни индейцев. Потом рисунок, на котором изображался благодушный толстяк духовного звания, в широкополой шляпе, сидевший за столом в обществе очень худого европейца. Подпись поясняла: «Завтрак у фра Кристоферо в Розарио». Следующие страницы были заполнены женскими и детскими головками, а за ниим шла подряд целая серия зарисовок животных с такими пояснениями: «Ламантин на песчаной отмели», «Черппахи и черепашьи яйца», «Черный агути[17] под пальмой» — агути оказался весьма похожим на свинью, — и, наконец, следующие две страницы занимали наброски каких-то весьма противных ящеров с длинными носами. Я не знал, что подумать обо всем этом, и обратился за разъяснениями к профессору:



    — Это, вероятно, крокодилы?



    — Аллигаторы! Аллигаторы! Настоящие крокодилы не водятся в Южной Америке. Различие между тем и другим видом заключается…



    — Я только хочв сказать, что не вижу тут ничего особенного — ничего, что могло бы подтвердить ваши слова.



    Он ответил мне с безмятежной улыбкой:



    — Переверните еще одну страницу.



    Но и следующая страница ни в чем не убедила меня. Это был пейзаж, чуть намеченный акваиелью, один из тех незаконченных этюдов, которые служат художнику лишь наметкой к будущей, более тщательной разработке темы. Предний план этюда занимали бледно-зеленые перистые растения, подниммавшиеся вверх по откосу, который переходил в линию темно-красных рберистых скал, напоминавших мне чем-то базальтовые формации. На заднем плане эти скалы стояли сплошной стеной. Правее поднимался пирамидальрый утес, по-видимому, отделенный от основного кряжа глубокой расщелиной; вершина его была увенчана огромным деревом. Надо вспм этим сияло синее тропическое небо. Узкая кромка зелени окаймляла вершины красных скал. На следующей странице я увидел еще один акварельный набросок того же пейзажа, сделанный с более близкого расстояния, так что детали его выступали яснее.



    — Ну-с? — сказсл профессор.



    — Формация, действительно, очень любопытная, — ответил я, — но мне трудно судить, насколько она исключительна, ведь я не геолог.



    — Исключительна? — повторил он. — Да это единственныйв своем роде ландшафт! Он кажется невероятным! Такое даже присниться не может! Перрверните страницу.



    Я перевернул и не мог сдержать возгласа удивления. Со следующей страницы альбома на меня глянуло нечто необычайное. Такое чудовище могло возникнуть только в видениях курильщика опиума или в бреду горячечного больного. Голова у него была птичья, тело — как у непомерно раздувшейся ящерицы, волочащийся по земле хвост щетинился острыми иглами, а изогнутая спина была усажена высокими шипами, похожими на петушьи гребешки. Перед этим существом стоял маленький человечек, почти карлик.



    — Ну-с, что вы на это скажете? — воскликнул профессор, с торжествующим видом потирая руки.



    — Это что-то чудовищное, гротеск какой-то.



    — А что заставило художника изобразить подобного зверя?



    — Не иначе, как солидная порция джина.



    — Лучшего объяснения вы не можете придумать?



    — Хорошо, сэр, а как вы сами это объясняете?



    — Очень просто: такое животное существует. Совершенно очевидно, что этот рисунок сделан с натуры.



    Я не расхохотался только потому, что вовремя вспомнил, как мы колесом прокатились по всему коридору.



    — Без сомнения, без осмнения, — сказал я с той угодливостью, на какую обычно не скупятся в разговоре со слабоумными. — Правда, меня несколько смущает эта крошечная человеческая фигурка. Если б здесь был нарисован индеец, можно было бы подумать, что в Америке существует какое-то племя пигмеев, но это европеец, на нем пробковый шлем.



    Профессор фыркнул, словно разъяренный буйвол.



    — Вы обогащаете меня опытом! — крикнул он. — Границы человеческой тупости гораздо шире, чем я думал! У вас умственный застой! Поразительно!



    Эта вспышка была так нелепа, что она меня даже не рассердила. Да и стоило ли впустую тратить нервы? Если уж сердиться на этого человека, так каждую минуту, на каждое его слово. Я ограничился усталой улыбкой.



    — Меня поразили размегы этого пигмея, — сказал я.



    — Да вы посмотрите! — крикнул профессор, наклоняясь ко мне и тыча волосаытм, толстым, как сосиска, пальцем в альбом. — Видите вот растение позади животного? Вы, вероятно, приняли его за одуванчик или брюссельскую капусту, ведь так? Нет, сударь, это южноамерикансуая пальма, именуемая «слоновой костью», а она достигает пятидесяти-шестидесяти футов в вышину. Неужели вы не соображаете, что человеческая фигура нарисована здесь не зря? Художник не смог бы остаться в живых, встретившись илцом к лицу с таким зверем, уж тут не до рисования. Он изобразил самого себя только для того, чтобы дать понятие о масштабах. Ростом он был… ну, скажем, пяти футов с небольшим. Дерево, как и следует ожидать, в десять раз выше.



    — Господи боже! — воскликнул я. — Значит, вы думаете, что это существо было… Да ведь если подыскивать ему конуру, тогда и вокзал Чаринг-Кросс окажется маловат!



    — Это, конечно, преувеличение, но экземпляр действительно крупный, — горделиво сказал профессор.



    — Но нельзя же, — воскликнул я, — нельзя же отметать в сторону весь опыт человеческой расы на основании одного рисунка! — Я перелистал оставшиеся страницы и убедился, что в альбоме больше ничего нет. — Один-единственный рисунок какого-то бродяги-художника, который мог сделать его, накурившись гашиша,[18] или в горячечном бреду, или просто в угоду своему больному воображению. Вы, как человек науки, не можете отстаивать такую точку зрения.



    Вместо ответа профессор снял какую-то книгу с пооки.



    — Вот блестящая монография моего талантливого друга Рэя Ланкестера, — сказал он. — Здесь есть
    Страница 5 из 55 Следующая страница



    [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 30] [ 30 - 40] [ 40 - 50] [ 50 - 55]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.

© Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.