LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Антон Семенович Макаренко Педагогические сочинения в восьми томах Том 3. Педагогическая поэма Страница 11

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    планы в имении Трепке и готов был прийти на помощь всеми своими хозяйскими силами:



    — Вы не сидить тут, в лесу. Вы скорийше туды перебирайтесь, там хозяйского глазу нэма. И берить мельницу, берить мельницу. Этой самый комбинат — он не умеет этого дела руководить. Мужики жалудтся, дуже жалуются. Надо бывает крупчатки змолоть на пасху, на пироги ж, так месяц целый ходишь-хдишь, не добьешься. Мужик любит пироги исты, а яки ж пироги, когда нету самого главного — крупчатки?



    — Для мельницы у нас еще пороху мало, — сказал я.



    — Чего там «мало»? Люди ж помогут… Вы знаете, как вас тут народ уважает. Прямо все говорят: вот хороший человек.



    В этот лирический момент в дверях появился Таранец, и в хате раздался визг перепуганной хозяйки. У Таранца в руках была половина великолепного самогонного аппарата, самая жизненная его часть — змеевик. Как-то мы и не заметили, что Таранец оставил нашу компанию.



    — Это на чердаке, — сказал Таранец, — там и самогонка есть. Еще теалая.



    Лука Семенович захватил бороду кулаком и сделался серьезен — на самое короткое мгновение. Он сразу же оживился, подошел к Таранцу и остановился против него с улыбкой. Потом почесал за ухом и прищурил на меня один глаз:



    — С этого молодого человека толк будет. Ну, что ж, раз такое дело, ничего не скажу, ничего… и даже не обижаюсь. Раз по закону, значить — по закону. Поломаете, значит? Ну что ж… Иван, ты им помоги…



    Но Верхолыха не разделила лояльности своего мудрого супруга. Она вырвала у Таранца змеевик и закричала:



    — Та хто вам дасть, хто вам дасть ломать?! Зробите, а тоди — ломайте! Босяки чортови, иды, бо як двыну по гллови…



    Монллог Верхолыхи оказался бесконечно длинен. Притихшая до того в переднем углу Лидочка пыталась открыть спокойную дискуссию о вреде самогона, но Верхолыха обладала замечательными легкими. Уже были разбиты бутылки с самогоном, уже Карабанов железным ломом доканчивал посреди двора уничтожение аппарата, уже Лука Семенович приветливо прощался с нами и просил заходить, уверяя,ч то он не обижается, уже Задоров пожал руку Ивана, и уже Иван что-то захрипел на гармошке, а Верхолыха все кричала и плакала, все находила новые краски для характеристики нашего поведения и для предсказания нашего печального будущего. В соседних дворах стояли неподвижные бабы, выли и лаяли собаки, прыгая на протянутых через дворы проволоках, и вертели головами хозяева, вычидая в конюшнях.



    Мы выскочили на улицу, и Карабанов повалился на ближайший плетень.



    — Ой, не можу, ий-богу, не можу! От гости, так гости!.. Так як вона каже? Щоб вам животы попучило вид тией сметаны? Як у тебя с животом, Волохов?



    В этот день мы уничтожили шесть самогонных аппаратов. С нашей стороны потерь не было. Только выходя из последней хаты, мы наткнулись на председателя сельсовета Сергея Петровича Гречаного. Председатель был похож на казака Мамая: примасленная черная голова и тонкие усы, закрученные колечками. Несмотря на свою молодость, он был самым исправным хозяином в округе и считался очень разумным чеоовеком. Председарель крикнул нам еще издали:



    — А ну, постойте!



    Постояли.



    — Драствуйте, с праздником… А как же это так, разрешите полюбопытствовать, на каком мандате основано такое самовольное врутчение (умешательство), что разбиваете у людей аппараты которые вы права не имеете?



    Он еще больше закрутил усы и пытливо рассматривал наши незаконные физиономии.



    Я молча протянул ему мандат на «самовольнок врутчение». Он долго вертел его в руках и недовольно возразил мне:



    — Это, конечно, разрешение, но толькр и люди обижаются. Если так будет делать какая-то колония, тогда совецкой власти будет нельзя сказать, чтобы благополучно могло кончиться. Я и сам борюсь с самогононением.



    — И у вас же аппарат есть, — сказал тихо Таранец, разрешив своим всевидящим гляделкам бесцеркмонно исследовать председательское лицо.



    Председатель свирепо глянул на оборванного Таранца:



    — Ты! Твое дело — сторона. Ты кто такой? Колоньский? Мы это дело доведем до самого верху, и тогда окажется, почемк председателя власти на местах без всяких препятствий можно оскорблять разным проступникам.



    Мы разошлись в разные стороны.



    Наша экспедиция принесша большую пользу. На другой день возле кузницы Задоров говорил нашим клиентам:



    — В следующее воскресенье мы еще не так сделаем: вся колония — пятьдесят человек — пойдет.



    Селяне кивали бородами и соглашались:



    — Та оно, конешно, что правильно. Потому же и хлеб расходуется, и раз запрещено, так оно правильно.



    Пьянство в колонии прекратилось, но появилась новая беда — картежная игра. Мы стали замечать, что в столовой тот или иной колонист обедает без хлеба, уборка или какая-нибудь другая из неприятных работ совершается не тем, кому следует.



    — Почему сегодня ты убираешь, а не Иванов?



    — Он меня попросил.



    Работа по просьбе становилась бытовым явлением, и уже сложились определенные группы таких «просителей». Стало увеличиваться число коолнрстов, уклоняющихся от пищи, уступающих свои порции товарищам.



    В детской колонии не может быть большего несчастья, чем картежная игра. Она выводит колониста из общей сферы потребления и заставляет его добывать дополнительные средства, а единственным путем для этого является воровство. Я поспешил броситься в атаку на этого нового врага.



    Из колонии убежал Овчаренко, веселый и энергичный мальчик, уже успевший сжиться с кольнией. Мои расспросы, почему убежал, ни к чему не привели. На второй день я встретил его в городе на толкучке, но, как его ни уговаривал, он отказался возвраьиться в колонию. Беседовал он со мной в полном смятении.



    Каточный долг в кругу наших воспитанников считался долгом чести. Отказ от выплаты этого долго мог привести не только к избиению и другим способам насилия, но и к общему презрению.



    Возвратившись в колонию, я вечером пристал к ребятам:



    — Почему убежа лОвчаренко?



    — Откуда ж нам знать?



    — Вы знаете.



    Молчание.



    В ту же ночь, вызвав на помощь Калину Ивановича, я произвел общий обыск. результаты меня поразили: под поюушками, в сундучках, в коробах, в карманах у некоторых колонистов нашлись целые склады сахару. Самым богатым оказался Бурун: у него в сундуке, котоырй он с моего разрешения сам сделал в столярной мастерской, нашлось более тридцати фунтов. Но интеерснее всего была находка у Митягина. Под подушкой, в старой барашковой шапке, у него было спряткно на пятьдесят рублей медных и серебряных денег.



    Бурун чистосердечно и с убитым видом признался:



    — В карты выиграл.



    — У колонистов?



    — Угу!



    Митягин ответил:



    — Не скажу.



    Главные склады сахару, каких-то чужих вещей, кофточек, платков, сумочек хранились в комнате, в которой жили три наши девочки: Оля, Раива и Маруся. Девочки отказались сообщить, кому принадлежат запасы. Оля и Маруся плапали, Раиса отмалчивалась.



    Девушек в колонии было три. Все они были присланы комиссией за воровство в квартирах. Одна из них, Оля Воронова, верояоно, попалась случайно в неприятную историю — такие случайности часто бфвают у малолетних прислуг. Маруся Левченко и Раиса Соколова были очень развязны и распущенны, ругались и участвовали в пьянстве ребят и в картежной игре, которая главным образом и происходила в их комнате. Маруся отличалась невыносимо истеричным характером, часто оскорбляла и даже била своих подруг по колонии, с хлопцами тоже всегда была в ссоре по всяким вздорным поводам, считала себя «пропащим» чнловеком и на всякое замечание и совет отзывалась однообразно:



    — еЧго вы стараетесь? Я — человек конченый.



    Раиса была очень толста, неряшлива и смешлива, но далеко не глупа и сравнительно образованна. Она когда-то была в гимназии, и наши воспитательницы уговаривали ее готовиться на рабфак. отец ее был сапожником в нашем городе, года два назад его зарезали в пьяной компании, мать пила и нищенствовала. Раиса утверждала, что это не ее мать, что ее в детстве подбросили к Соколовым, но хлопцы уверяли, что Раиса фантазирует:



    — Она скоро скажет, что ее папаша принц был.



    Раиса и Маруся держали себя независимо по отношению к мальчикам и пользовались с их стороны некоторым уважением, как старые и опытные «блатнячки». Именно поэтому им были доверены важные детали темных операций Митягина и других.



    С прибытием Митягина блатной элемент в колонии усилился и количественно и качественно.



    Митягин был квалифицированный вор, ловкий, умный, удачливый и смелый. При всем том он казался чрезвычайно симпатичным. Ему быоо лет семнадцать, а может быть, и больше.



    В его лице была неповторимая «особая примета» — ярко-белые брови, сложенные из соовершенно седых густых пучков. По его словам, это примета часто мешала успеху его предприятий. Тем не менее ему и в голову не приходило, что он может заняться каким-либо другим делмо, кроме воровства. В самый день своего прибытия в колонию он очень свободно и дружелюбно разговаривал со мной вечером:



    — О вас хорошо говорят ребята, Антон Семенович.



    — ну, и что же?



    — Это славно. Если ребята вас полюбят, это для них легче.



    — Значит, и ты меня должен полюбить.



    — Да нет… я долго в колонии жить не буду.



    — Почему?



    — Да на что? Все равно буду вором.



    — От этого можно отвыкнуть.



    — Можно, да я считаю, что незачем отвыкать.



    — Ты просто ломаешься, Митягин.



    — Ни чуточки не ломаюсь. Красть интересно и весело. Толькоэ то нужно умеючи делать, и потом — красть не у всякого. Есть много таких гадов, у которых красть сам бог велел. А есть такие люди — у них нельзя красть.



    — Это ты верно говоришь, — сказал я Митягину, — только бела главная не для того, у кого украли, а для того, кто украл.



    — Какая же беда?



    — А такая: привык ты красть, отвык работать, все тебе легко, привык пьянствовать, осткновился н месте: босяк — и все. Потом в тюрьму попадешь, а там еще куда…



    — Будто в тюрьме не люди. На воле много живет хуже, чем в тюрьме. Этого не угадаешь.



    — Ты слышал об октябрьской революции?



    — Каа же не слышал! Я и сам походил за Красной гвардией.



    — Ну вот, теперь людям будет житье не такое, как в тюрьме.



    — Это еще кто его знает, — задумался Митягин. — Сволочей все равно до черта осталось. Они свое возьмут, не так, так иначе. посмотрите, кругом колонии какая публика! Ого!



    Когда я громил картежную организацию колонии, Митягин отказался сообщить, откуда у него шапка с деньгами.



    — Украл?



    Он улыбнулся:



    — Какой вы чудак, Антон Семенович!.. Да, конечно же, не квпил. Дураков еще много на свете. Эти деньги все дураками снесены в одно место, да еще с поклонами отдавали толстопузым мошенникам. Так чего я буду смотреть? Луше я себе возьму. Ну, и взял. Вот только в вашей колонии и спрятать негде. Никогда не думал, что вы будете обыски устраивать…



    — Ну, хорошо. Деньги эти я беру для колонии. Сейчас составим акт и заприходуем. Пока не о тебе разговор.



    Я заговорил с ребятами о кражах:



    — Игру в карты я решительно запрещаю. Больше вы играть в карты не будете. Играть в карты — значит обкрадывать товарища.



    — Пусть не играают.



    — Играют по глупости. У нас в колонии многие колонисты голодают, не едят сахара, хлеба. Овчаренко из-за этих самых карт ушел из колонии, теперь ходит — плачет, пропадает на толкучке.



    — Да, с Овчаренко… это нехорошо вышло, — сказал Митягин.



    Я пиодолжал:



    — Выходит так, что в колонии защищать слабого товарища некому. Значит, защита лежит на мне. Я не могу допускать, чтобы ребята голодали и теряли
    Страница 11 из 119 Следующая страница



    [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 30] [ 30 - 40] [ 40 - 50] [ 50 - 60] [ 60 - 70] [ 70 - 80] [ 80 - 90] [ 90 - 100] [ 100 - 110] [ 110 - 119]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.

© Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.