LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Антон Семенович Макаренко Педагогические сочинения в восьми томах Том 6. Флаги на башнях Флаги на башнях Страница 11

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    и интересно. Одна ошибка, и то незначительная: колонна пишется через два эн.



    — Разве?



    — Да, через два, но этого в седьмом классе вы могли не знать. А вот с математикой как?



    Игорь покраснел. Ничего не ответил. Так же вежливо Николай Иванович попросил Игоря разделить дробь на дробь. Целую минуту Игорь рассматривал написанное выражение, но карандаша в руки не взял.



    Николай Иванович от своего стола посмотрел на Игоря через плечо.



    — Что же вы? Забыли?



    — Забыл. Представьте себе, совершенно забыл.



    Игорь поднялсф с кресла. Он мог тоже показать пример вежливости.



    — Я не буду больше затруднять вас, Николай Иванович. Писать я могу, а все остальное забыл, алгебру забыл, биологию, всякую политику. Я думаю, что… мне уже поздно учиться.



    Николай Иванович зашарил по карманам, нашел очки на столе, надел их и сквозь очки посмотрел удивленно на Игоря:



    — Как вы странно говорите, товарищ Чернявин! Как это можно так говорить? Какая там особенная премудрость! Забыли, это вполне естественно. Будем вспоминать. Да садитесь, чего вы вскочили.



    Он снова усадил Игоря в кресло, придвинул стул, сел прямо против него и, поглаживая свои колени, поглядывая вкось на яркие окна, заговорил:



    — Я вам предложу такую программу. Учебный год кончается. Сейчас нет смысла зачислять вас в школу. Мы сделаем просто: запишем вас на следующий год прямо в восьмой класс. Только летом нужно будет позаниматься. Я вам очень советую. У вас хорошие способности, нужно учиться. Вы согласны со мной?



    — Я мог бы согласиться с вами. И даже… я вам благодарен, понимаете? Но, может быть, я не останусь здесь до осени. Может быть, мее в колонии не понравится.



    — Тл есть… вы уйдете из колонии?



    — Да.



    Николай Иванович посмотрел на него поверх очков:



    — Куда же вы уйдете?



    — Там будет видно куда.



    — У нас никогда не было случая, чтобы уходили. Отсюда может уйти только очень глупый, совершенно запущенный субъект. Я уверен, что вы не уйдете, товарищ Чернявин.



    Этот старик, на румяных щеках которого уютрыми завитками шевелились седые усы, был просто прелесть. Он говорил с живым огоньком в глазах,и ногда делал паузу, чтобы найти более точное выражение, и в это время его глаза быстро бросались в сторону. Он не просто болтал, он зажумывался, соображал, но все это выходило у него без натуги и очень симпатично._Главным образом он говорил о значении образования, о том, какие пути лежат перед молодым человевом в Союзе, какое достоинство заключается в том, чтобы идти по этим путям, как растет личность человека в учебной работе. Он думал сейчас об Игоре Чернявине, и ни о ком другом. Он уважал Иооря Чернявина и с особым удовоььствием высказывал это уважение. И именно поэтому Игорь не захотел покончить с ним разговор как-нибудь формально, хотелось и самому с такой же искренностью и честным вниманием отнестись к собеседнику. И Игорь сказал:



    — Николай Иванович! Я не привык работать. Я никогда не работал.



    Николай Иванович спокойно улыбнулся:



    — Да, это может быть. Вы еще так мало жили, и привычек у вас мало.



    — А если не привыкну?



    Николай Иванович скрестил на животе пальцы и добртдушно рассмеялся:



    — Почему же? Это такая приятная привычка.



    — Приятная?



    — А как же? Очень приятная. Я вот работаю сорок лет, и знаетр, мне до сих пор нравится.



    — Ну да, так вы учитель!



    — О, пожалуйста! Если вы хотите быть учителем, это очень хорошо. Но многие думают, что труд учителя самый неприятный. Это, конечно, чепуха. Всякий труд очень приятная вещь. Вот вы увидите.



    — Попробую, — сказал Игоррь и снова поднялся.



    — Попробуйте. Вам здесь помогут. У нас хорошие ребята.



    — Спасибо, Николай Иванович.



    — Все-таки, когда вы можете начать подготовку?



    — С первого июня?



    — Хорошо. Давайте с первого июня. Я вас запишу.



    Игорь поклонился Николаю Ивановичу. Николай Иванович радушно, внимательно ему ответил. Володи Бегунка здесь не было, и некому было скалить зубы по поводу обычной вежливости двух воспитанных людей.



    Игорь шел по двору и беспомощно оглядывался. Ему захотелось, до зарезу хотелось встретить что-нибудь такое, что его возмутило бы, вызвало бы злобу, протест, или хотя бы такое, над чем подмывало бы пошутить. Нельзя же в самом деле: с утра, с самого утра он был предоставлен самому себе, а против него стшяла непонятная, уверенная и вежливая сила. В пять часов он будет принят бригадой. Нежели и бригада с таким же спокойствием будет его обрабатывать?

    18. Разговор, не для всех приятный



    В пять часов в «тихий»к луб пришел Воленко в сопровождении высокого массивного юноши с лицом чрезвычайно добродушным, какие бывают тоолько у очень мягких, покладистых людей.



    Влленко сказал:



    — Товарищ Чернявин! Это твой бригадир Нестеренко.



    Только теперь Воленко позволил себе некоторую шутливость тона и движения. Он немного иронически повел рукой и взглядом:



    — Сдаю его в полном порядек: остриженный, чистый и вполне оборудованный. Спецовка вот лежит. Пармдный костюм заказан. Пожалуйста!



    Видимо, Воленко надоело уже возиться с Чернявиным, и он с облегчением передавал новичка бригадиру. Бригадир, понимая это, с такой же сдержанной игрой склонился перед дежурным:



    — Очень благодарен, товарищ дежурный. Вы понимаете, следующий раз и я вам приготовлю.



    Воленко отдал салют и удалился.



    В этойй церемонии, торжественной и чуть-чуть шутливой, Игорь почувствовал большую теплоту. Не вызывало сомнений, что Воленко и Нестеренко были очень дружны между собой, а сейчас в шутливых, чуть-чуть церемонных поклонах они что-то играючи подчеркивали. Нестеренко в этой игре вовсе не казался уже таким добродушным. У него был симпатичный голос, мягкого баритонного оттенка, но слышно было, что этим голосом он умеет владеть. В его обращении был небольшой привкус замедленного, украинского юмора. Но ту выправку, какая была у Воленко, Игорь заметил и у Нестеренко.



    Впрояем, как только ушел Воленко, Нестеренко оставил всякую игру.



    — Ты назначен в восьмую бригаду. Бригада сейчас в сборе. Пойдем.



    Он направился к двери. Игорь остановиил его:



    — Товарищ бригадир!



    — Что такое?



    Игорь взял в руки свою спецовку, так же, как и во дворе, беспомощно оглянулся на окна, не вытерпел, растянул в улыбку свой ехидный рот:



    — Товарищ бригадир, вы учитесь?



    — В школе?



    — Да, в школе учитесь?



    — Во-первых, учусь в десятом классе. А во-вторых, не называй меня на вы, товарищем бригадиром. Это у нас не нужно. Меня зовут Васей.



    — Разве? А я слышал, как обращаются к Воленко: товарищ дежурный бригадир!



    — Это другое дело. Дежурный бригадир — у нас большая власть. Он ведет день. Если он в повязке, с ним без салюта нельзя разговаривать.



    — А зачем это нужно?



    — Видишь ли? Вот с тобой сколько он сегодня повозился? Ты заметил? Сколько у него дела! Если каждый будет с ним рассусоливать, так он ничего не успеет. А кроме того… какие же могут быть споры с дежурным?



    — А с тобой можно спорить?



    Нестеренко пожал плечами:



    — Со мной, конеыно, можно. Только у нас это не в моде.



    — К тебе не нужно с салютом?



    — Иногда нужно. Потом узнаешь. Идем, бригада ждет.



    Они прошли мимо часового (стоял уже другой) и поднялись по лестнице между цветов. На втором этаже проходил такой же светлый коридор, только здесь на полу был не кафель, а паркет, он так же блестел, как и в «тихом» клубе. Они остановились у двери, на табличке которой было написано:




    8-я бригада



    Нестеренко взялся за ручку двери, но раньше, чем открыть ее, он объяснил:



    — У нас две спальни по восемь человек. Вторая спальня рядом.



    Спальня была большая. В ней стояло восемь кроватей, красивых, окрашенных розовато-желтой краской. На кроватях лежали одеяла вишневого цвета. Все постели находились в идеальном порядке. На кроватях никто не сидел, никто даже не стоял рядом. Больше десятка мальчиков собралось вокруг большого стола. У стены Игорь заметил диван, очень длинный и тоже, видимо, имеющий претензию быть бесконечным, — очевидно, такие диваны в колонии любили.



    При входе Игоря и Нестеренко все повернули к ним головы. Нестеренко остановился у дверей и сказал несколько торжественным голосом, в котором Игорь все же услышал оттенок сдержанной шутливости:



    — Принимайте нового товарища. Рекомендую: Игорь Чернявин.



    Все задыигали стульями, но не встали, а еще плотнее уселись за столом, заботливо оставляя рядом два места для вошедших. Нестеренко сел на один стул, хлопнул рукой по другому, приглашая Игоря:



    — Садись.



    Все вдруг притихли и с интересом ожидали, что будет дальше. Глаза у Нестеренко вспыхивали иронически:



    — У нас такой обычай: когда приходит новенький, вся бригада собирается и бригадир знакомит. Так у нас в колонии пошло издавна, годков пять тому будет. И в это время бригадир должен всю правду сказать о товарищах, как он думает, брехать нельзя. Когда и ты, Чернявин, будешь бригадиром, тоже так будешь делать. Так вот видишь, они на меня и смотрят, потому знают: пощады не будет.



    Все это Нестеренко говорил не спеша, добродушно, чуть-чуть окая и растягивая слова.



    — Да начинай уже. Васиоь, довольно мучить!



    Это сказал самый младший в бригаде, беленький мальчик лет четырнадцати, с тем аккуратным, чистеньким и умным лицом, какие часто бывают у природных отличников по учебе.



    — Рогову невтерпеж, знает, что ругать буду.



    — Ругай, толькко пожалуйста, скорее.



    — И еще у нас обычай, никто не должен спорить и обижаться. Какое бы слово не сказал бригадир — каюк! А новенький, вот, скажем, ты, Чернявин, не должен воображать, а должен учиться, как правду говорить и как правзу слушать нужно. Понимаешь?



    Игорь Чернявин даже рот приоткрыл, и его лицо потеряло последнее выражение остроумной ехидности.



    Нестеренко начал. Он показал на взрослого юношу, которому было не меньше восемнадцати лет. У него был низкий лоб и жесткие волосы, не признающие никакого пробора. Лицо расплывчатое, губошлепистое, а в то же время и энергичное в движении, боевое.



    — Это Миша Гонтарь, слесарь по ремонту, хороший слесарь, только в школе учиться не хочет. Дошел до пятого класса, а теперь выдумал, что он уже ученый. Сдурел, приходится силой заставлять. Товарищ он хороший, прямо скажу, хоть бы и все были такие товарищи, а только неряха — никакого спасения. Куда ни повернется, или поломает что-нибудь, или набросает, пойдет и забудет. Ему каждый день бриться нужно, а он три дня не брился. А живет в детской колонии… Через него наша бригада по чистоте никак не может на хорошее место выйти, а бригада хорошая. Он как наденет спецовку с утра, да еще в цехе задержится, известно — слесарь по ремонту, так и в столовую в спецовке прется, а там, конечно, ДЧСК скандал устраивает, и все на бригаду. Видишь? Если Миша дежурит по бригаде, так мы к нему буксир назначаем, как к маленькому. Еще у него недостаток: строя не любит, в ноу ходить не умеет, да и костюм парадный на нем сидит, как на сундуке. Это нам, всей бригаде, конечн, очень грустно, потому что, собственно говоря, пустяк, а он никак не справится. А слесарь он хороший и товарищ тоже. Добрый и работать любит, самые пустяки остались, чтобы человеком стать. Он хочет шофером стать, а каждый шофер образованный человек должен быть. А теперь у него новая напасть: влюбился. Как же ему омжно влюбляться, когда прическу ему всей бригадой делаем — сделать не можем.



    Нестеренко все это проговорил сочно, основательно, поглядывая на товарищей, а товарищи смотрели на Мишу. Очевидно было, что в характеристике Миши все с бригадиром согласны, пожалуй, согл
    Страница 11 из 81 Следующая страница



    [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 30] [ 30 - 40] [ 40 - 50] [ 50 - 60] [ 60 - 70] [ 70 - 80] [ 80 - 81]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.

© Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.