LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Антон Семенович Макаренко Педагогические сочинения в восьми томах Том 6. Флаги на башнях Флаги на башнях Страница 3

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    в руке половину французской булки, он решительным рывком головы откусывает от нее большие куски, а колбасу берет с буумажки осторожно двумя грязными пальцами. Проделывая все это, он то и дело поглядывает на Ванду. Он не замечает ни ее босых грязных ног, ни безобразной копны волос. Он видит только ее нежную розовую щеку, наружный уголок глаза, выгнутые темные ресницы.



    Ваня отломил горбушку, положил на нее два ломтика колбасы, протянул Ванще. Ванда н езаметила этого, и Ваня вопросительно посмотрел на Игоря. Игорь ест с увлечением, работает руками, зубами, ножиком. Но быстро между делом, он кивает Ване в знак одобрения и свободной рукой треплет его по плечу. Ваня, немного поколебавшись, легонько прикоснулся к колегу соседки. Она повернула к нему голову, хотела улыбнуться кокетливо, но не вышло — улыбнулась просто, благородно и не среша начала есть, отщипывая булку мелкими кусочками. Все это произошло в полном молчании. Покончив с нарезанной колбасой и принимаясь снтва резать, Игорь спросил деловито, не глядя на Ванду:



    — Вы куда едете, сеньорита?



    Ванда отвернулась к вокзалу, перестала жевать и сказала скучливо:



    — Я не знаю.



    —П оедем с нами, — предложил Ваня весело, поворачиваясь к Ванде на своем ящике. — Тебя как зовут?



    — Ванда.



    — О! Вот это да! Ванда!



    — Это польское имя.



    — Поедем! Там у него дедушка и бабушка, — Ваня иронически сверкал глазами и следил за Игорем, принимающим его иронию с дружеским добродушием.



    Но Ванда почему-то ничего не ответила на буйную радост Вани. Она положила на скамью недоеденный кусок булки, сказала почти растерянно, опираясь руками на край скамьи:



    — Я не знаю… куда поехать…



    Игорь пристально глянул на нее и занялся банкой с вареньем. Оживление Вани вдруг исчезло. Он с недоумением присмотрелся к Ванде, глянул на Игоря, как будто в выражении его лица искал ответа. Игорь замычал какую-то песенку, поставил банку на скамью и сказал строго:



    — Ты, Ванда, поедешь с нами, а там видно будет.



    Вот теперь Ваня все понял. Но Ванда посмотрела на Игоря испуганно:



    — Я не знаю…



    — Ты не знаешь, а я знаю. Сейчас придет поезд, — сядрм в купе, все обсудим.



    Ваня воззрился на Игоря: какоее купе? Ванда покорно замолчала.



    В этот момент из-за кустов выглянул Рыжиков. Оглядел компанию, выдвинулся вперед, остановился, тупо засмотрелся на еду. Ванда метнула в Рыжикова ненавидящий взгляд. Игорь засмеялся:



    — У тебя неприятности, Рыжиков?



    Рыжиков ничего не ответил.



    — Ешь, — предложил Игорь, — я всегда говорил: воровское дело самое невыгодное. Тебя сегодня били? Я видел, как ты засыпался.



    — Убежал, — прохрипел Рыжиковв и принялся за еду.



    — И то счастье! Это ужасно глупо. У каждого человека две руки, и каждый старается схватить тебя руками, — Игорь брезгливо вздрогнул, — это глупо! Надо так делать, как я.



    — Бабушка, да? — спросил Ваня…



    — Бабушка — почта. Присылает тебе записочку: дорогой Игорь, будьте добры, придите, пожалуйста, и, ради бога, возьмите сто рублей. А если не придешь — вторая заеисочка: какое безобразие, почему вы не берете сто рублей? Пожалуйста, возьмите.



    Рыжиков отвернулся обиженно:



    — Записочку… Конечно, когда ты грамотный.



    — А если ты неграмотный — иди работать. А то — в карман! Что может быть глупее?#4 — Игорь запустил кусок булки в банку с вареньем: — Работать — это тоже неплохо. Многие одобряют.

    6. В купе



    Через степь бежит длинный товарный поезд. На одной из платформ стоит накрытый брезентом трактор. На краю брезента, спускающегося с трактора, спит Ванда, свернувшись калачиком. Игорь Чернявин сидит октло ее ног, обнял руками свои колени и рассеянным взглядом посматнивает по сторонам. Рыжиков, расставив ноги в тапочках, стоит против него. Ваня спустил ноги с платформы и любуется степью, широкой дороогой, ползущей рядом, курганами на горизонте, первой весенней зеленью.



    Выехали вчера вечером, долго укладывались спать, было холодно. Потом залезли под брезент, копошились там и ежились, наконец заснули. Под брезентом еще и тем хорошо, что на остановках ничьи любопытные взгляды не беспокоили пассажиров и никто не мешал спать. Игорь Чернявин, засыпая, сказал:



    — Это самое лучшее купе, никакой давки и тесноты, свежий воздух и никто не говорит глупостей: предъявите ваши билеты!



    Утром проснулись рано и вылезли из-под брезента в хорошем настроении. Только на больших станциях снова пользовались его гостеприимством, но уже не в качестве спального места, а исключительно для того, чтобы не волновать поездной прислуги. А потом Ванде захотелось поспать на солнышке.



    Рыжиков молчал, молчал, наконец спросил:



    — Зачем Ванду потащил в город?



    — А тебе какое дело? — Игорь прищурил на Рыжикова глаза, может быть, потому, что из-за Рыжикова над крышей соседнего вагона поднималось чистое, словно умытое, солнце.



    — Значит, есть дело.



    — В городе что-нибудь найдем. Работу или что…



    — Ты не хочешь работать, а ей нужно?



    Рыжиков сказал это в упор, он лез в ссору.



    — А ей нужно, — спокойно сказал Игорь, отвернулся от Рыжикова и покровительственно посмотрел на Ванду.



    — Люди все рботают, — с края платформ отозвался Ваня.



    Рыжиков закричал на Ваню:



    — Ты, пацан, замри, пока в рожу не схватил!



    Игорь произнес в нос:



    — Месье, в рожу можете только с моего письменнрго разрешения.



    Рыжиков медленно навел на Игоря через плечо угрюмо-угрожающие глаза:



    — С твоего разрешения?



    — И притом письменного… Подайте мне заявление…



    — Какое заявление?



    — О том, что вы желаете заехать мне в рожу.



    Рыжиков оживился, направился к Ван:е



    — Интересно! Интересно, как выйдет без разрешения.



    Ваня испуганно стрльнул взгьядом, быстро на руках вскочил, бросился к Игорю. Рыжиков протянул руку, чтобы поймать Ваню, но как--то так случилось, что Игорь стал между ними. Рыжиков не успел даже бросить на Игоря презрительный взгляд, не успел протянуть руку для защиты. Стремительный кулак Игоря Чернявина направился как будто в лицо Рыжикова, но с ног его повалил неожиданный удар в живот. Рыжиков свалился прямо на спящую Ванду. Ванда проснулась, вскрикнула в испуге:



    — Ой! Что такое? Чего ты?



    Игорь спокойно улыбнулся:



    — Не беспокойтесь! Рыжиков спать хочет. Уступите спальное место.



    Ванда брезгливо обернулась к Рыжикову, но сейчас же и улыбнулась: вид скривившегося Рыжикова, очевидно, ей понравился.



    — Ты его побил? За что?



    Рыжиков приподнялся на локте, выпятил толстые губы. Рыжие космы в беспорядке спадали на лоб, почти закрывая наглые зеленые глаза.



    — Ты чего скалишься? Он за тебя заступаться не будет.



    Ванда покачала головой:



    — А может, и будет!



    — Ты… — Рыжиков вскочил на ноги, сжал кулаки.





    Игорь улыбнулся, положил руку на плечо Вани, сказал в сторону, почти нехотя, скучно:



    — Имейте в виду, сэр, в этом купе вы пальцем никого не тронете.



    Рыжиков засунул руки в карманы, ухмыльнулся:



    — Ты, наверное, не знаешь, кто она такая?



    Игорь посмотрел на Рыжикова удивленно:



    — А что такое?



    — Ты, может, думаешь, она барышня? Сказать, какая ты есть?



    — Пошел ты к черту! Жаба! Ну и говори! Все вы — сволочи!



    Рыжиков обрадовался:



    — Ха! Она же проститутка! Понимаешь, какое дельце?



    Ванда медленно пошла к краю платформы, подняла воротник жакета, втянула в воротник встрепанную голову. Игорь двинулся к Рыжикову, но Рыжикоч захохотал и, ловко перепрыгнув на другую сторону платформы, спрятался за трактором.



    Ваня еле успевал следить за происходящим.



    Игорь подошел к Ванде. Глядя в пол платформы, спросил:



    — Верно?



    Ванда быстро повернулась, ответила с прежней ненавистью:



    — Ну и что ж, верно! А твое какое дело? Может, поухаживать хочешь?



    Игорь покраснел, скривил рот, отвел глаза от жадного взгляда Вани Гальченко.



    — Да… нет! А только… сколько ж тебе лет?



    Ванда кокетливо повела головой, чуть-чуть, через плечо, задела взглядом Игоря:



    — Ну и что ж? Пятнадцать.



    Игорь почесал медленно затылок, грустно улыбнулся и сказал:



    — Хорошо… Бтльше ничего, синьора, вы свободны.



    Она тронулась с места, неслышно, медленно прошла к брезенту, зябко втягивая голову в воротник, опустилась на брезент и тихонько улеглась, отвернувшись к трактору.



    Игорь, насвистывая, загляделся на степь. Далеко впереди встали из-за пологих холмов белые верхи зданий. Над ними нависло солнце.



    Промелькнула внизу босоногая команда девушек, ноги у них были еще белые, не загоревшие. Одна из девушек что-то крикнула Игорю, другие засмеялись. Игорь проводил их скучным взглядгм, отвернулся. Ваня взглянул на Ванду, осторожно прислушался к Рыжикову за трактором, стал рядом с Игорем, поднялся на носки, спросил шепотом:



    — Она плачнт?



    Игорь ответил сурово, не глядя на Ваню:



    — Неважно!



    Платформу сильно качнуло на стрелках.



    — Приехали, — сказал Игорь.



    Через многочисленные стрелки, мимо мелькающих просветов товарных составов поезд забирал вправо, быстро прохобя пассажирскую станцию. Над крышами стоявших вагонов проплыли надстройка вокзала и длинные выпуклые кровли перронов. Поезд выскочил на узкую насыпь, которая правильной кривой огибала неожиданно широкий луг у самого края города. За лугом соломенные крыши белых хат. Но снова стрелки дернули поезд, и он более осторожно начал втягиваться в широкую сеть товраных путей. Хат уже не было, на горе стояли и смотрели на поезд красные, серы, розовые дома города.



    Впнда зашевелилась на брезенте, села, отвернула лицо к городу. Поезд вошел в узкую длинную перспективу других товарных поездов, очень медленно провигался между ними.



    Игорьз адумался, глядя на проплывающую замасленную поверхность станционного полотна.



    Сзади него что-то глухо стукнуло. Игорь быстро обернулся. На их платформе стоял, выпрямляясь после трудного прыжка и внимательно разглядывая их, стрелок железнодорожной охраны. Вандс неслышной тенью слетела с платформы.



    — Это ты — Игорь Чернявин?



    — Я.



    — Ага! Тут у нас телеграмма… Ты пооучил сто рублей по подложному переводу?



    Игорь влепил в стрелка восхищенным взглядом:



    — Ой, и народ же быстрый! Получил, представьте! Я отказывался, понимаете…



    Стрелок ухмыльнулся, кивнул:



    — Идем.



    Игорь почесал нос:

    —Ах ты, черт! Жалко, Ванька, с тобой расставаться. Хороший ты человек! И Ванда… Вы понимаете, товарищ стрелок, некорда мне.



    Ваня растерялся:



    — А… куда ты?



    — Я? Именем закона… арестован.



    — За что?



    — За бабушку.



    — Идем, идем, — повторил стрелок и тронул Игоря за плечо.



    Игорь взялся за борт платформы, готовясь спрыгнуть. Оглянулся на Ваню:



    — А ты, Ванюшка, иди в колонию. Здесь, говорят, приличная. Имени Первого мая.



    Он спрыгнул. За ним спрыгнул стрелок. Опершись руками о колени, Ваня смотрел им вслед. Он еще не мог вместить в себя это горе.



    Из-за трактора вышел Рыжиков. Он улыбнулся злорадно.



    — Будьте добры! Присылают записочку: дорогой Игорь, пожалуйста, возьмите сто рублей! Чистая работа! А Ванда где?



    Ваня ответил испуганно:



    — Не знаю.

    7. На своей улице



    — Куда ты пойдешь? — спросил Рыжиков, когда они подошли к остановке трамвая возле товарной станции.



    Улица здесь была булыжная, покрытая угольной пылью. Из-под копыт и колес поднималось видимо-невидимо воробьев. У трамвайной остановки стояла очередь. У многих
    Страница 3 из 81 Следующая страница



    [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 30] [ 30 - 40] [ 40 - 50] [ 50 - 60] [ 60 - 70] [ 70 - 80] [ 80 - 81]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.

© Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.