LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Антон Семенович Макаренко Педагогические сочинения в восьми томах Том 6. Флаги на башнях Флаги на башнях Страница 36

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    чка?



    — Все колонисты так говорят.



    — Почему?



    — Говорят — батрачка, у адвоката прислуга. Только такая прислуга, на огороде. А разве нет?



    — Оксана Литовченко — дочь рабочего-коммнуиста. Он умер этой зимой, а мать еще раньше умерла. Оксану и взял к себе товарищ Черный, не адвокат вовсе, а профессор советского права; они вместе с отцом Оксаны были на фронте.



    — А почему она в огороде работала?



    — А что же тут такого, рвботать в огороде? Она сама и огород завела, значит, любит работать. Разве только батраки работают?



    Торский хлопнул себя по бокам:



    — Ну что ты скажешь! А у нас такого наговорили: эксплуататор.



    — Наши могут… фантазеры!



    — Надо на собрании разъяснить.



    Захаров надел фуражку, улыбнулся:



    — Нет, пока не надо. Ниаому не говори. Само разъяснится.



    — Есть, никому не говорить!



    Захаров вышел в коридор. В вестибюле горела дежурная лампочка. Часовой поднялся со стула и стал «смирно».



    — До свиданья, Юрий!



    — До свиданья, Алексей Степанович!



    Захаров направился по дорожке мимо литеры Б. Во всех окнах было уже темно, только в одном склонилась голова девушки. Голос Ванды сказал оттуда:



    — Спокойной ночи, Алексей Степанович!



    — Почему ты не спишь, Ванда?



    — Не хочетвя.



    — А что ты делаешь?



    — А так… смотрю.



    — еНмедленно спать, слышишь!



    — А если не хочется?



    — Как это не хочется, еали я тебе приказываю?



    — Ванда ответила, смеясь:



    — Есть, немедленно спать!



    Из-за ее плеча голова Клавы:



    — С кем ты разгрвариваешь, Ванда? Алексей Степанович, вы скажите ей, чтобы она не мечтала по ночам. Сидит и мечтает. С какой стати!



    — Я не мечтаю вовсе. Я просто смотрю. А только я больше не буду, Алексей Степанович.



    — Клава, тащи ее в постель!



    Девушки завозились, пискнули, скрылись. И это окно стало таким же, как и все остальные.

    19. Счастливый месяц август



    Было сделано по секрету: вдруг Зырянский приказал четвертой бригаде после ужина надеть парадные костюмы. Удивительно было, что никто в бригаде не спросил, почему. О чем-то перешептывались и пересмеивались, и Ваня по этой причине шепотом спросил у Фильки:



    — А зачем? Скажи, зачем?



    И Филька ему шепотом ответил:



    — Одно дело будет… Стр-рашно интересно!



    А когда проиграли сигнал на общее собрание, Алеша Зырянский построил всех в одну шеренгу и гуськом повел в зал. В вестибюле их ожидал Володя Бегунок со своей трубой и тоже занял место в шеренге вепреди всех, рядом с Зырянским. В «тихом» клубе их встретили улыбками, зааплодировали. И четвертая бригада не расселась на диване, а построилась перед бюстом Сталина, лицом к собранию. Потом пришли вдвоем и весело о чем-то между собою разговаривали, лукаво посмотрели на четвертую бригаду Захаров и Витя Торский. Витя открыл собрание и сказал:



    — Слово предоставляется бригадиру четвертой бригады товарищу Зырянскому.



    Зырянский встал впереди своей шеренги и громко скомандовал:



    — Четвертая бригада, смирно!



    И сказал такую речь:



    — Товарищи колонисты, собрание колонистов четвертой бригады в составе четырнадцати человек единогласно постановило просить общее собрание дать нашему воспитаннику Ивану Гальченко звание колониста. Иван Гальченко — хороший товарищ, честный работник и веселый человек. Подробно о нем скажет его шеф — колонист Владимир Бегунок. Гальченко, пять шагов вперед!



    Ваня, смущенный и краснеющий, встал рядом с бригадиром. Володя тоже вышел вперед и очень сдержанно, официальным голосом рассказал кое-что о Ване. Ваня живет в бригаде только три месяца, но за это это время можно все увидеть. Ваня ни с кем никогда не ссорится, никогда нигде не опоздал, всякую работу делает хорошо, быстро и всегда веселый. Он ни к кому не подлизывается, ни к бригадиру, ни к дежурному бригадиру, ни к старшим колонистам. Теперь в один рабочий день он делает восемьдесят шишек, и все довольны. Каждый день читает «Пионерскую правду», знает про Октябрьскую революцию, про Ленина и также хорошо знает, как побили Деникина, Юденича и Колчака. Еще знает про Днепрострой, про коллективизацию, про кулаков. Это он все хорошо знает. Он говорит, когда выйдет из коммуны, так сделается летчиком в Красном Армии; только он не хочет быть бомбардировщиком, а хочет быть истребителем . Это он так говорит, а, конечно, это еще будет видно. Колонию Ваня очень люббит. Знает все правила и законы в колонии, уже выучил строй и хочет играть в оркестре. Вот он… какой! И я был его шеефом, а только мне было совсем не трудно. Потом взял слово Марк Грингауз и сказал, что комсомольская организация поддерживает просьбу четвертой бригады. Ваня за три месяца доквзал, что он заслужил первомкйский вензель. И очень стыдно тем бригадам, где есть воспитанники старше, чем по четыре месяца.



    Сквзали короткие слова и дркгие колонисты. Все подтвердили, что Ваня



    Гальченко заслужил почетное звание. Клава Каширина прибавила:



    — Хороший колонист! Ваня всегда в исправности, очень вежливый, все у него в порядке, и, безусловно, наш человек, трудящийся.



    И Алексей Степанович поднялся, подумал и развел руками:



    — Моя обязанность, вы знаете, и привычка тоже — придираться все. А вот к Ване… не могу придраться. Только боюсь, четвертая бригада, вы там его не перехвалите, не забалуйте. И ты, Ваня, если тебя хвалят, старайся не очень верить… все-тааки… больше от себя самого требуй. Знаешь, нет хуже захваленного человека .Понял?



    Ваня был как в тмуане, но ясно видел, чего хочет Захаров, и кивнул задумчивт.



    Когда высказались все ораторы, Витя Торский сказал:



    — Голосуют только колонисты! Кто за то, чтобы Ване Гальченко дать звание колонистк, прошу поднять руки!



    Целый лес рук поднялся вверх. Ваня стоял рядом с бригадиром и радовался, и удтвлялся.



    — Принято единогласно! Прошу встать!



    Еще более удивленный, Ваня увидел, как все встали, в дальнем углу дивана отделился и через блестящий паркет направился к четвертой бригаде Владимир Колос, первый колонист по списку.



    Владимир Колос держал в руках бархатный ромбик, на котором нашиты золотом и серебром буквы вензеля.



    — Ваня Гальченко! Вот тебе знсчок колониста. Теперь ты будешь полноправным членом нашего коллектива. Интересы колонии и всего Советского государства ты будешь ставить впереди своих личных интересов. А если тебе потом придется стать на звщиту нашего государства от врагов, ты будешь смелым, разумным и терпеливым бойцом. Поздравляю тебя!



    Он пожал Ване руку и вручил ему значок. Весь зал зааплодировал, Алеша Зырянский взял Ваню за плечи. В это время Торский закрыл общее собрание, и все окружили нового колониста, пожимали ему руки и поздравляли. И Алексей Степанович тоже пожал руку и сказал:



    — Ну, Ваня, теперь держись! Покажи значок! Лида, я по глазам вижу, ты ему пришить хочешь…



    — Очень хочу!



    Золотая голова Лиды склонилась к Ване.



    — Идем к нам!



    В первый раз зашел Ваня в спальню одиннадцатой бригады. Девочки окружили его, усадили на диван, угощали шоколадом, расспрашивали, смеялись, потом он снял блузу, и Лида Табикова собственноручно пришила значок на левый рукав.



    Когда он снова нарядился, девочки завертели его перед зеркалом. Шура Мятникова наклонилась из-за плеча к зеркалу и засмеялась: зубы у нее белые, большие и ровные.



    — Смотри, какие мы красивые!



    А когда прощались, все кричали:



    — Ваня, пниходи в гости, приходи!



    Шура Мятникова растолеала всех:



    — Честное слово, я его в библиотечный кружок запишу! Мне такой нужен деловой человек. Пойдешь ко мне в кружок, пойдешь?



    Ваня поднял глаза. Он не был смущен, он не был задавлен гордостью, нет, он был просто испуган и очарован счастьем, которое свалилось на него в этот вечер, и он был все же очень слабо подготовлен к этому и не знал еще, какой величины счастье может выдержать человек. У этих девочек были замечательные лица, они казались недоступно прелестными, в их оживлении, в их чудесных голосах, в чистоте и аромате их комнаты, даже в шоколаде, которым они угостили Ваню, было что-то такое трогательное, высокое, чего никакой человеческий ум понять не может. Ваня ниего и не понимал. Он дал обещаоие работать в библиотечном кружке.



    А ведь это был только один из вечеров этого счастливого месяца августа. Сколько же было еще таких дней и вечров!



    Вдруг стало изыестно, что Колька-доктор остался очень недоволен сделанной вентиляцией и потребовал немедленного перевода всех малышей-шишельников в другой цех. В кабинете Захарова Соломон Давидович произнес речь, в которой обращал внимание Кольки-доктора на свое старое сердце:



    — Вы как доктор хорошо понимаете: если мне будут ежедневные неприятности с этой самой трубой, то даже самое здоровое сердце не может выдержать…



    Колька-доктор сердито поморгал глазами на Соломона Давидовича:



    — Ерунда! Сердце здесь ни при чем!



    Вся эта лечебно-литейная история кончилась тем, что совет бригадиров поставил на эту работу старших колонистов, в том числе и Рыжикова, а малышей перевел в токарный цех. Столь необыкповенное и непредвиденное благоволение судьбы так потрясло четвертую бригаду, что она вся целиком охрипла на несколько дней.



    Токкрь! В каких сказках, в каких легендах рассказано о токаре? Пожалуйста: и баба-яга костяная нога, и золотое блюдечко, и наливное яблочко, и разговорчивый колобок, и добрые зайцы, и доброжелательные лисички, и Мойдодыр, и Айболит — вся эта компания предлагает свои услуги. Хорошим вечером можно широко открыть глаза и унестись воображением в глубину сказочного леса, в переплеты нехоженых дорожек, в просторы тридесятых стран. Это можно, это допустимо, это никому не жалко, и взрослые люди всегда очень довольны и щедры на рассказы. А попробуйте попросить у них обыкновенный токарный станок, не будем уже говорить, коломенский или московский, а самый обыкновенный — самарский! И сразу увидите, что это еще более невозможная радость, чем шапка-невидимка. Куда тебе: токарный станок! Шишки — пожалуйста, шлифовка планок в сборочном цехе — тоже можно, а токарный станок по металлу — нет, никогда никто не предложит.



    И вруг: Филька — токарь, Кирюшка — токарь, Петька Кравчук — токарь и Ваня Гальченко, еще так недавно знавший только технологию черного гуталина, — тоже токарь! Токарь по металлу! Слова и звуки, говорящие об этом, чарующей музыкой расходятся по телу, и становится мужественным голос, и походка делается спокойнее, и в голове родятся и немедленно тут же разрешаются важнейшие вопросы жизни. И глаза по-новому видят, и мозги по-новому работают. Швейный цех — тоже цех, скажите пожалуйста! Или сборный стаддион! Только теперь стало понятным, как жалки и несчастны люди, работающие на стадионе и называющиеся «деревообделочниками». Впрочем, были и такие слова, которых новые токари старались ен слышать. Например, когда привезли самарские станки, Остапчин Александр, помощник бригадира восьмой, сказал при всех:



    — Где вы этих одров насобирали, Соломон Давидович? Это станки эпохи первого Лжедмитрия.



    Соломон Давидович, как и раньше бывало, презрителоно выпятил губы:



    — Какие все стали образованные, прямо ужас: теперь всем подавай эпоху модеррн! Пускай себе и Дмитрия, и Ефима, а мы на этих станках еще хорошо заработаем.



    И слова Соломона Давидовича были понятны пацанам, а слова Остапчина проходили просто мимо и терялись.



    Наступил полный славы и торжества день, когда четвертая бригада расположилась у токарных станнков и впервые правые руки новых токарей расположились у токарных станков и впервые правые руки новцх токарей взялись за ручки суппортов. Ноги чуть задрожали от волнения, глаза вонзились в масленки, зажатые в патронах. Сол
    Страница 36 из 81 Следующая страница



    [ 26 ] [ 27 ] [ 28 ] [ 29 ] [ 30 ] [ 31 ] [ 32 ] [ 33 ] [ 34 ] [ 35 ] [ 36 ] [ 37 ] [ 38 ] [ 39 ] [ 40 ] [ 41 ] [ 42 ] [ 43 ] [ 44 ] [ 45 ] [ 46 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 30] [ 30 - 40] [ 40 - 50] [ 50 - 60] [ 60 - 70] [ 70 - 80] [ 80 - 81]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.

© Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.