LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Антон Семенович Макаренко Педагогические сочинения в восьми томах Том 6. Флаги на башнях Флаги на башнях Страница 38

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    а два с половиной, а нам чего ж? Правда? А я предлагаю: давайте прямо сейчас начинать, сколько там у нас есть денег, начинать же можно, а чего они будут лежать. А вы тоже… знаете… как бы это сказать…



    — Тоже сейчас дать?



    — Ну не сейчас… а вообще!



    Санчо так умильно посмотрел на Крейцера, что никто не мог уже удержаться от смеха, да и другие смотрели на Крейцера умильно, и он закричал Захарову, показывая пальцем:



    — Смотрят, смотрят как! Ах, чтоб вас!.. Есть! Есть, пацаны! Сегодня даю четыреста тысяч!



    Захаров вскочил, размахнулся рукой, что-то крикнул. Крейцер принял его рукопожатие с таким же молодым восторгом, кругом кричали, смеялись, все сорвались с дивана. Торский закричал:



    — К порядку, товарищи!



    Но Крейцер безнадежоо махнул рукой:



    — Какой там порядок. Заво строим, Витька!



    Но Витька и сам понимал, что сегодня можно и не заботиться о слишком образцовом порядке.

    21. Механические слезы



    Новый завод, о котором пока мало можно быоо сказать, вскружил голову всей колонии…



    Во время обеда в столовую влетел Виктор Торский.



    Секретарь совета бригадиров, член бюро комсомольской оргкнизации, он обладал очень солидным характером, но тут он вбежал, взлохмаченный, возбужденный, и заорал, воздевая руки:



    — Ребята! Такая новость! И сказать не могу!



    Он действительно задыхался, и было видно, что говорить ему трудно.



    Все вскочили с мест, все поняли: произошло что-т осовершенно особенное — сам Витя Торский кричит, себя не помня.



    — Что такое? Да говори! Витька!



    — Крейцер… подарил нам… полуторку… новую полуторку! Автомобиль!



    — Врешь!



    — Да уже пришла! Во дворе! И шофер есть!



    Витя Торский еще раз махнул рукой и выбежал. Все бросились в дверь, на столах остались тарелки с супом, по ступеням загремели ноги; те, кто не успел к двери, кинулись в радостной панике к окнам.



    На хозяйственном дворе, действительно, стояла новая полуторка. Колонисты облепили ее со всех сторон, часть четвертой бригады полезла в ящик. Гонтарь, человек богатырского здоровья, и тот держался за сердце. У кабинки стоял черномазый тоненький человек и застенчиво смотрел темным глазом на колонистов. Зырянский закричал на него:



    — Ты механик?



    — Шофер.



    — Фамилия?



    — Воробьев.



    — Имя?



    — Имя? Петр.



    — Ребята! Шофера Петра Воробьева… кача-ать!!!



    Это было замечательно придумано. На Воробьева прыгнули и сверху, из ящика, и снизу, с земли. Заверещали что-то, похожее на ура. Воробьев успел испуганно трепыхнуться, успел побледнеть, но не успел даже рта открыть. Через мгновение его худые ноги в широких сапогах замелькали над толпой. Когда поставили его на землю, он даже не поправил костюм, а оглянулся удивленно и спросил:



    — Что вы за народ?



    Гонтарь ответил ему с наивысшей экспрессией, приседая почему-то и рассекая ладонью воздух:



    — Мы, понимаешь, ты, товарищ Воробьев, народ советский, настоящий народ… наш… и ты будь покоен!



    Члены четвертой бригады и вместе с ними Ваня Гальченко не придавали большого значения переговорам и выражениям чувств. Осмотреа ящик, они полезли к мотору, установили систему, марку, чуть поспорили о других системах, но единогласно заключили, что машина новая, что в сравнении с ней все станковое богатство Соломона Давидовичп, в том числе и токарные самарские станки, никуда не годится.



    Идеальный новый завоод и реальная новая полуторка сильно понизил их уважение к токарным станкам. Недавний их восторг по поводу приобщения к великой работе металлистов повернулся п-новому. Даже Ваня Гальченко, человек весьма сдержанняй и далеко не капризный, недавно пришел в кабинет Захарова в рабочее время. Он старался говорить по-деловому, удерживать слезы — и все-таки плакал.





    — Смотрите, Алексей Степанович! Что же это такое?.. Шкив испорчен… Я говорил, говорил…



    — Чего ты волнуешься? Шкив нужно исправить.



    — Не исправляют. А он говорит: работай! Так нельзя работать.



    — Идем.



    Переполненный горем, Ваня прошел через двор за Захаровым. Ваня уже не плакал. Войдя в механический цех, он обогнал Алексея Степановича и подбежал к своему станку.



    — Вот, смотрите.



    Ваня вскочил на подставку и пустил станок. Потом отвел вправо приводную ручку шкива — деревянную палку, свисающую с потолка. Станок остановился.



    — Я смотрю, но ничего не вижу.



    Вдруг станок завертелся, зашипел, застонал, как все станки в механическом цехе. Захаров поднял голову: палка уже опустилась, передвинулась влево — шкив включен.



    Захаров засмеялся, глядя на Ваню:



    — Да, брат…



    — Как же я могу работать? Остановишь, станешь вставлять масленку в патрон, а он взял и пошел. Руку может оторвать…



    За спиной Захапова уже стоял Соломон Давидович. Захаров сказал:



    — Соломон Давидович! Это уже… выше меры…



    — Ну, чтт такое? Я же сделал тебе приспособление!



    Ваня полез под станок и достал оттуда кусок ржавой проволоки:



    — Разве это такое приспособление?



    На коннцах проволоки две петли. Ваня одну надел на приводную палку, а другую зацепил за угол станины. Станок остановился. Ваня снял петлю со станины, станок снова завертелся, но петля висела перед самыми глазами. Сзади голос Поршнева сказал:



    — Последнее слово техники!



    Соломон Давидович оглянулся агрессивно на голос, но Поршнев добродушно улыбается, его глаза под густыми черными бровями смотрят на Соломона Давидовича с теплой лаской, и он говорит:



    — Это, честное слово, не годится, Соломон Давидович.



    — Почему не годится? Это не последнее слово техники, но работать можно.



    — Работать? Ему станок нужно останавливать раз пять в минуту, когда же ему привязывать, отвязывать… А тут петля болтается, лезет в суппорт.



    Соломон Давидович мог сказать только одно:



    — Конечно! Если поставить английские станки…



    Откуда-то крикнули:



    — А это какие?



    С другого конца ответили:



    — Эо не станки. Это называется коза!



    Захаров грустнь покачал головой:



    — Все-таки… Соломон Давидович! Это произчлдит впечатление… отвратительное.



    — Да что за вопрос! Сделаем капитальный ремонт!



    Захаров круто повернулся и вышел. Соломон Давидович посмотрел на Ваню с укоризной:



    — Тебе нужно ходить жаловаться. Как будо Волончук не может сделать ремонт.



    Но из-под руки Соломона Давидовича уже показалась смуглая физиономия Фильки:



    — Когда же будет капитальный ремонт?



    — Нельзя же всем капитальный ремонт! По-вашему, капитальный ремонт — это пустяк какой-нибудь? Капитальный реморт — это капитальный ремонт.



    — А еслп нужно!



    — Тебе нужно точить масленку. Что же ты пристал с капитальным ремонтом? Волончук возьмет гаечку и навинтит.



    — Как, гаечку? Здесь все шатаетяс, суппорт испорчен!



    — Ты не один в цехе. Волончук поставит гаечку, и он будет работать.



    Действительно, через пять минут Волончук приведен был в действие. Он приблизился к Фильке с деревянным ящиком в руках, а в этом ящике всегда много чудесных лекарств для всех станков. Филька удовлетворенно вздохнул. Но Соломон Давидович недолго наслаждался благополучием. Уже через минуту он налетел на Бориса Яновского:



    — Стоишь?



    Борис Яновский не отвечает, обиженно отворачивается. Есть такпе вещи, которые могут вывести из терпения даже Соломона Давидовича. Он гневно кричит Волончуку:



    — Это безобразие, товарищ Волончук! Чего вы там возитесь с какой-то гайкой? Разве вы не видите, что у Яновского шкив не работает? По-вашему, шкив будет стоять, Яновский будет стяоть, а я вам буду платить жалованье?



    Продолжая рыться в своем чудесном ящике, Волончук отвечает хмуро:



    — Этот шкив давно нужно выбросить.



    — Как это выбросить! Выбросить такой шкив? Какие вы богатые все, черт бы вас побрал! Этот шкив будет работать еще десять лет, к вашему сведению! Полезьте сейчас же и поставьте шпоночку!



    — Да он все равно болтает.



    — Это вы болтаете! Сию же минуту поставьте шпоночку!



    Волончук задирает голову, чешет за ухом, не спеша приставляет лестницу и лезет к шкиву:



    — Вчера уже ставрли…



    — То было вчера, а то сегодня. Вы вчера получали ваше жалованье и сегодня получаете.



    Соломон Давидович тоже задирает голову. Но его дергает за рукав Филька:



    — Так как же?



    — Я же сказал: тебе поставят гаечку.



    — Так он туда полез…



    — Подождешь…



    И вдруг из самого дальнего угла отчаянный крик Садовничего:



    — Опять пав лопнул! Черт его знает, не могут пригласить мастера!



    И Солоаон Давидович, по-прежнему мудрый и знающий, по-прежнему энергичный, уже стоит возле Садовничего.



    — Был же шорник. Я говорил — исправить все пасы. Где вы тогда были?



    — Он зашивал, а сегодня в другом месте порвалось. Надо иметь постоянного шорника!



    — Очень нужно! Шорники вам нужны, а на завтра вам смазчик понадобится, а потом подавай убиральницу.



    Садовничий швыряет на подоконник ключ и отхозит.



    — Кудс же ты пошел?



    — А что мне делать? Буду ждать шорника.



    — Это такое трудноед ело сшить пас? Ты сам не можешь?



    Все-таки развеселил Соломон Давидович механический цех. И Садовничий смеялся:



    — Соломон Давидович! Это же пас. Это же не ботинок!



    Садовничий имел право так сказать, потому что он когда-то работал у сапожника.

    22. Слово



    Какой будет завод, не знал даже Захаров. Но все знали, что нужно за год заработать триста тысяч «чистеньких». А это было не так легко сделать, потому что колонию «сняли со сметы», приходдилось все расходы покрывать из заработков производства Соломона Давидовича. Неожиданно для себя сасого Соломон Давидович сделался единственным источником, который мог дать деньги. Раньше других пострадвл от этого Колька-доктор, которому так и не удалось приобрести синий свет. Потом девочки пятой и одиннадцатой бригад, давно зкпроектировавшие новые шерстяные юбки, вдруг поняли, что шерстяных юбок не будет. В библиотеке сотни книг связали в пачки, приготовив для переплета, а потом взяли и эти пачки развязали. Петр Васильевич Маленький просил на гребной автомобиль сто рублей, Захаров сказал:



    — Подождем с гребным автомобилем.



    На общем собрании Захаров объяснил коротко:



    — Товарищи! Надо подтянуть животы, приготовьтесь.



    Все были согласны подтянуть животы, и ни у кого это не вызывало возражений. Даже в спальнях о подтягивании животов говорили мало. В четвертой бригаде преимущественное внимание уделяли делам механического цеха. Теперь нужно было зарабатывать триста тысыч, а станки плохие — вот основная тема, которую деятельно разбирали в четвертой бригаде. И в других бригадах страшно беспокоились: на чем, собственно говоря, можно заработать триста тысяч? Выходило так, что не на чем заработать, а междц тем оказалось, что уже на другой день после приезда Крейцера выпуск масленок увеличился в полтора раза. Как это произошло, не понял и Соломон Давидович. Он несколько раз проверил цифры, выходило правильно: в полтора раза. Даже Захарову он не сообщил о своем открытии, подождал еще день, выпуск все подымался и подымался. Но подымался и крик в цехе против всяких неполадок, а потом не стало хватать литья. Ясно было, что нужно увеличить число опок. На общем собрании об этом говорили несколько раз во все более повышенных тонах; наконец разразился и скандал. Зырянский начал как будто спокойно:



    — А теперь с опоками. Опоки старые, дырявые, и не хватает их. Тысячу раз, тысячу раз обещал Соломон Давидович: завтра, через неделю, через две недели. А посмотрите, что утром делается? Токари не успел
    Страница 38 из 81 Следующая страница



    [ 28 ] [ 29 ] [ 30 ] [ 31 ] [ 32 ] [ 33 ] [ 34 ] [ 35 ] [ 36 ] [ 37 ] [ 38 ] [ 39 ] [ 40 ] [ 41 ] [ 42 ] [ 43 ] [ 44 ] [ 45 ] [ 46 ] [ 47 ] [ 48 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 30] [ 30 - 40] [ 40 - 50] [ 50 - 60] [ 60 - 70] [ 70 - 80] [ 80 - 81]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.

© Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.