LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Антон Семенович Макаренко Педагогические сочинения в восьми томах Том 6. Флаги на башнях Флаги на башнях Страница 43

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    я снялся с якоря на диване, в дверях Ваня обернулся:



    — Значит, Соломон Давидович не сдержал слова?



    Захаров покачал головой. мальчики захлопнули дверь.



    Авторитетное подтверждение Захарова было необходимо ввиду крайне противоречивых толкований, распространенных в четвертой бригаде. Находились такие, вроде Кирюшки Новака, которые утверждали, что вопрос о слове, данном Соломоном Давидовичем в свое время, снят с очереди. Этому оппортунистическому течению в четвертой бригаде способствовало то обстоятельство, что на производстве почему-то стало очень мирно. Станки по-прежнему хрипели и останавливались, пасы и шкивы по-прежнему выходили из строя по нескольку раз в день, но колонисты заявляли об этом Соломону Давидовичу вежливо, терпеливо выслушивая его обещания. Нужно, впрочем, сказать, что Соломон Давидович теперь не столько обещал, сколько разводиь руками и говорил нежно:



    — Вы же понимаете, дорогие товарищи!



    Намечались и другие линии примирения между колонистами и Соломоном Давидовичем. В конце декабря предстоял годовой праздник — день открытия колонии. Теперь, после годовщины Октября, началась развернутая подготовка к этому празднику. Петр Васильевич Маленький напомнил как-то на общеи собрании, что по старой клонистской традиции все к этому празднику должно быть сделано руками колонистов. Выходило так, что без Солмоона Давидовича обойтись будет трудно. Работала уже праздничная комиссия, составленная из представителей всех бригад. От восьмой бригады в эту комиссию вошел Игорь Чернявин, от четвертой бригады — Ваня Гальченко, от пятой — Оксана. Ваня в это время играл уже в оркестре, правда, только во втором, усебном составе. ему был поручен второй корнет. Но не было никаких надежд, что к празднику он успеет пройти всю учебную программу второго корнета. Поэтому Ваня значительную часть душ имог отдать подготовке к празднику.



    На первом же заседании комиссии выяснилось, что без помощиС оломона Давидовича вечер самодеятельности устроить будет трудно. И комиссия постановила: выделить для переговоров наиболее искушенных в дипломатии товврищей. Таковыми оказались, по общему признанию, Игорь Чернявин, и Шура Мятникова, которая даже в библиотеке умела каждому выбрать книгу по вкусу.



    У Соломона Давидовича Игорь начал:



    — У нас будет вечер самодеятельности…



    Соломон Давидович перебил его:



    — Вам нужно сделать декорации? Я уже согласен. Так, чтобы не испортить доски, пожалуйста! А когда будет вечер?



    — Через полтора месяца.



    — Это очень хорошее дело. Очень хорошее начинание. Я сам бы с удовольствием принял бы участие.



    — Соломон Давидович! Давайте! Давайте, и все!



    — Я и декламировать могу. И танцевать. Давайте я вам такой гопк станцую, пальчики оближете, хе-хе! Я вам покажу молодость, черт возьми!



    — С Оксаной?

    — А что же вы думаете: если Оксана, так я испугался?



    — По рукам!



    — По рукам!



    Соломон Давидович рассмеялся весело, а Игорь побежал порадовать комиссию. маленькрй очень одобрил результаты его посольства:



    — Во-первых, это будет оригинально: Соломон Давидович тоже участвует, а во-вторых — мы получим и доски, и фанеру, и бязь, и лампочки, и всякие сценические эффекты.



    Еще через неделю Игорь предложил в комиссии более подробный план участия Соломона Давидовича. Его проект был встречен взрывами хохота. Маленький с горящими глазами слушал подробности:



    — Шикарно! Только… догадается.



    — Ни за что на свете!



    Ваня сказал:



    — Убиться можно!



    Оксана была смущена смелостью проекта:



    — Игорь, не нужно так делать.



    — Оксана! Это будет замечательно. Замечательно! И Соломон Давидович доволен будет. Очень будет доволен.



    Маленький подтвердио:



    — Будет доволен! Эт-то… шикарно! Когда Игорь отправился к Соломону Давидовичу, Ваня увязался с ним, только Игорь предупредил его:



    — Глаза! Глаза у тебя — прямо невозможно! Спрячь глаза.



    Ваня спрятал глаза, как умел, т. е. в разговоре с Соломоном Давидовичем прикрывал их рукой. Другого способа спрятать глаза Ваня еще не знал.



    Предложению Игоря Соломон Давидович обрадовался:



    — Монолог Бориса Годунова?



    — Пушкина!



    — Нет, вы говорите ясно: Бориса Годуноаа или Пушкина? Нельзя же смешивать!



    — «Борис Годунов» — сочинение Пушкина.



    — Так и нужно говорить во избежание недоразумений. Так это я должен объявить: «Борис Годунов» — сочинение Пушкина?



    — Нет, вы не беспокойтесь, это конферансье объявит.



    — Тем лучше. Борис Годунов — это такой полководец?



    — Царь.



    — Допустим, не царь, а бывший царь. Я что-то такое пмоню. Его кто-то зарезал такой.



    — Нет, это он зарезал… царевича Димитрия.



    — Ну, я же зоаю. Какие-то у него были там неприятности… Хорошо, я пртчитаю.



    — И гопак.



    — С Оксаной?



    — Только… нужно ходить на репетицию. Разве у меня есть время ходить?



    — Не нужно, Соломон Давидович, на репетиции. Мы хотим, чтобы это было для всех сюрпризом, понимаете, для всех… Мы так… потихоньку… прорепетируем.



    — Будьте покойны!



    — Так вот мы вам принесли.



    — Что это такое?



    — А это слова!



    — Ага, слова! Так чистенько написано. Кто это такой так хорошо пишет?



    — А это Ваня Гальченко.



    — Это ты так хорошо написал? А почему ты все улыбаешься? У тебя такой веселый характер?



    — У него всегда такой характер, Соломон Давидшвич, — сказал Игорь и ущипнул Ваню за ногу. — Ваня несколько изменил характер.



    — Будьте покойны, — сказпл Соломон Давидович на прощание. — Я не подведу. А то вы думаете: Соломон Давдиович — это давай сырье, давай станки, давай опоки, давай ремонт, все давай, давай! Вот вы увидите.



    Подготовка к празднику пошла полным ходом. На полном ходу пошли и другие дела. В один из выходных дней состоялась закладка нового завода. На краю площадки, против цветников, уже несколько дней копали котлованы. Колхозные подводы свозили кирпич и складывали его аккуратными стопками. На закладку приехал Крейцер, а с ним еще много людей, между ними был и толстый инженер Воргунов. Крейцер всем показывал колонию, только Воргунов ничего не захотел смотреть, сидел в кабинете Захарова и говорил:



    — Закладка — это еще не дело. Это марафет. наши вообще не могут без марафета. — Кто это «наши», Петр Петрович?



    — Наши — русские!



    — Вы не любите русских?



    — Я любблю борщ с чесноком, а с русскими я предпочел бы работать как следует.



    — Вот и хорошо: поработаем вместе.



    — Посмотрим. Только… товарищ Захаров, неужели и вы серьезно думаете, что ваши… мальчики способны будут справиться с таким заводом?



    — Совершенно серьезно.



    — Так. Ну, хорошо, пока нужно торжествовать…



    Колонисты в парадных костюмах выстроились на площадке и вынесли знамя с обычным торжеством. Воргунов стоял возле котлована и ухмылялся. Крейцер спросил у него:



    — Понравилось все-таки?



    — Да, понравилось. Это их дело, хорошо! Музыка, стройно, красиво. А только при чем здесь завод электроинструмента? Нельзя смешивать!



    — Смешаем, Петр Петрович. Музыку с заводом, и вас еще прибавим полную порцию!



    Воргунов снова надул губы:



    — Нет, уж увольте: я стар для таких забав, Михаил Осипович!



    На дне котлована, на кирпичном ложе, уложили большую грамоту, в которой было написано, когда и кем закладывается новый завод. Укладывали эту грамоту, придавили ее кирпичом и закрыли известкой два человека: самый старый и самый молодой представители Советской власти в колонии: Крейцер и Ваня Гальченко.



    В этот день Ваня Гальченко был дневальным от десяти до двенадцати вечера. Он стал на пост в момент сигнала «спать». Еще через полчаса затихло движение на лестнице. Ваня потушил свет в коридорах, крепче стянул пояс на шинели и заходил по вестибюлю, переставляя винтовку, широким шагом. В половине двенадцатого Захаров окончил работу. Проходя мимо Вани, он спросил:



    — Спать не очень хочешь?



    — Хоть до утра стоять, — ответил Ваня.



    — Ну молодец! Спокойной ночи! Ты кому сдаешь дневальство?



    — Волдое Бегунку.



    — А сигналы кто завтра?



    — Сигналы Петька будет.



    — Хорошо…



    Захаров ушел. Когда до смены оставалось десять минут, тихо открылась дверь и рыжая голлва просунулась в щель, зеленые глаза смотрели на Ваню подозрительно.



    — А я… из города. Погулял… немного.



    Зацепив за дверь, Рыжиков пролез в вестибюль, пошатнулся перед Ваней, бессильно взмахнул рукой:



    — Отметь… пожалуйста… в рапорте. Отметь! Все равно, так и отметь: Рыжиков опоздал на три часа. Опоздал, ну так что же!



    Он полез по лестнице, именно полез, поьому что частр спотыкался и хватался рукой за ступени. Ванф испуганно смотрел ему вслед.



    Когда прибежал сверху Володя в шинели, туго стянутой в талии, Ваня зашептал страстно:



    — Рыжиков… пьяный пришел, понимаешь!



    — Рыжиков! Да ну!



    — Пьяный, совсем пьяный, так шатается и падает все.



    — Попадет! Его все равно выгонят…



    — А если он скажет: кто видел?



    — Ты завтра должен сдать рапорт дежурному бригадиру.



    — А если он скажет: вранье!



    — Против рапорта не поспорит!

    28. Плакат-план



    В конце ноября выпал снег. малыши долго отмечали это событие радостными кликами и воздеваниями рук. В парке перебрасывались снежками и строили крепость, но потом оказалось, что строительного материала дья крепости еще очень мало: это был первый слабенький снежок, он мало подходил для постройки крепости. Поэтому маляши перенесли свое внимание на пруд: он должен замерзнуть, и тогда в колонии будет каток. Миша Гонтарь в эту эпоху приобрал большое значение для пацанов: он прекрасно делал пластинки для коьнков. Другие слесари тоже умели делать такие пластинки, но они были завалены заказами из других бригад, а Миша Гонтарь в качестве старосты пятого класса специализировался на пацанах из четвертой бригады. Коньки были выданы по три пары на бригаду, но четвертой бригаде повезло: все маленькие номера перешли к ней, другие бригады все были большеногие. Кроме этих общественных коньков были еще и собственные у отдельных старожилов, а у Фильки даже две пары. Алеша Зырянский предложил все коньки обратить в бригадные, указывал на то обстоятельство, что ноги у пацанов растут быстро и прошлогодние коньки все равно не подходят. Таким образом, в четвертой бригаде оказалось около десятка пар коньков — такое количество с избытком покрывало потребность. Но, к сожалению, пруд не замерзал. Берега пруда покрыты снегом, а поверхность пруда дышит свободной водой и по-летнему отражает в себе облака. Знатоки уверяли, что раньле льда должно появиться «масло», но сколько пацаны ни смотрели, «масла» никакого не появлялось.



    День в колонии сделался «вечерним»: вставали, завтракали, начинали работу при электрияестве, только обедали при солнце, а потом снова зажигались фонаии и лампочки. Утром стало труднее просыпаться, появились охотники спать до «без пяти минут поверка». Особенно страдали старшие, которым до завтрака нужно было еще и пбориться. Гладко выбритые и пахнущие одеколоном, они приходили в столовую с виноватым видом и старались не смотреть в глаза дежурному бригадиру. Все это были ветераны колонии, и дежурные бригадиры ограничивались нахмуренными бровями. Конечно, в дежурство Алеши Зырянского приходилось бриться до поверки, но Алеша дежурил два раза в месяц, и казалось, чт при таких условиях жить вообще можно.



    Конец такой сносной жизни наступил неожиданно, в дежурство Илюши Руднева. Не теряя своего постоянно милого, расположенно-внимательного выражения, Руднев во время поверки произвел демонстративную атаку: приказал ДЧСК отметить в рапорте всех небритых
    Страница 43 из 81 Следующая страница



    [ 33 ] [ 34 ] [ 35 ] [ 36 ] [ 37 ] [ 38 ] [ 39 ] [ 40 ] [ 41 ] [ 42 ] [ 43 ] [ 44 ] [ 45 ] [ 46 ] [ 47 ] [ 48 ] [ 49 ] [ 50 ] [ 51 ] [ 52 ] [ 53 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 30] [ 30 - 40] [ 40 - 50] [ 50 - 60] [ 60 - 70] [ 70 - 80] [ 80 - 81]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.

© Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.