LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Антон Семенович Макаренко Педагогические сочинения в восьми томах Том 6. Флаги на башнях Флаги на башнях Страница 44

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    . Это мероприятие, исключительное по своей новизне, произвело очень сильное впечатление, и, как только окончилась поверка, очень многие забегпли по коридорам с мыльницами в руках. Игорь Чернявин с того дня, как получил звание колониста, также считал для себя обязательным уничтожение бороды и усов. Очень возможно, что с этим делом можно было и подождать, но, во-первых, бритва — это солидно; во-вторых, в детской колонии как-то неудобно было показывать щетину; в-третьих, щетина у Игоря была рыжеватая, а после первого бритья она приобрела совершенно несимпатичный вид. Напуганный действиями Руднева, Игорь тоже захватил бритву, полотенце и мыльницу и полетел в умывальную. Внизу играли сигнпл на завтрак. В литере Б, в умывальниках и в спальнях раздавался бритвенный скрип и обильно текла молодая кровь — результат неопытности и быстроты темпов. Руднев — самый молодой бригадир, и опоздать на завтра в его дежурство, хотя бы и на пятнадцать минут, до сих пор не считалось предприятием невыполнимым. Но сегодня он показал крепкие зубы на поверке, трудно было предсказать,, какие зубы он покажет во время завтрака. Успокаивало одно: не решится этот пацан оставить без завтрака около трех десятков стариков.



    Действитальность оказалась и печальнее, и хитрее. Руднев, правда, не решился на прямое нападение, но о чем-то быстро переговорил в кабинете Захарова. Во всяком случае, Захарову пришло в голову изучить плакат-план первого квартала, висящий в вестибюле, при самом входе в столовую. Изучение этого плаката Захаров начал ровно через пять минут после сигнала на завтрак. Он стоял перед плакатом, заложив руки за спину, и внимательно читал его цифры, которые даже пацаны четвертой бригады давно знали на память. Минут через десять по ступеням лестницы зашумели быстрые шаги ветеранов колонии, успевших к этому моменту уничтожить не только щетину, но и следы крови на лицах. Ни одной секунды замешательства или растерянности они в себе не позволили. ловкие ноги направили их не в столовую, а в выходную дверь, ловкие руки подскрчили в салюте:



    — Здравствуйте, Алексей Степанович!



    — Здравствуйте, Алексей Степанович!



    — Здравствуйте, Алексей Степанович!



    Захаров поневоле должен был отвернуться от плаката, чтобы отвечать на приветствия. Игорь Чернявин с верхней площадки еще видел, как поток колонистов уносился в выходную дверь, нш, когда он сам поравнялся с Захаровым, сказал слово приветствия, ни один мускул не потянул его к столовой: было совершенно очевидно, что путь имеется только на выход и дальше — в цех. Во дворе о влетел в веселую толпу товарищей, которым теперь оставалось единственное наслаждение: встречать последних опаздывающих, наблюдать сложную игру на их лицах и хохотать вместе с ними. Потом вышел на крыльцо Захаров и сказал:



    — Хороший будет день… теплый… Где это ты обрезался, Михаил?



    Миша Гонтарь стрельнул глазами на толпу колонистов и ответил с достоинством:



    — Бриться приходиться, Алексей Степанович.



    — А ты безопасную заведи. И удобнее, и скорее.



    На крыльцо выходили и закончившие завтрак. Вышел и Нестеренко, Захарова не заметил:



    — Мишка, а почему ты не… Здравствуйте, Алексей Степанович. А почему ты не… не того… не подождал меня?



    Миша Гонтарь не умел так быстро отвечать на некоторые вопросы. Захаров поправил пенсне и ушел в здание.



    Игорь Чернявин тоже стоял в толпе колонистов и сочувствовал Нестеренко, который чуть-чуть не влип со своим вопросом. Но Нестеренко уже освоился с положением:



    — Вот какое дело!! Постойте, и я буду дежурить, я тоже… придумаю вам, панычи.



    А когда на крыльцо вышел дежурный бригадир Илья Руднев, у него было такое выраженеи, как будто он в этом деле никакого участия не принимал. Удивленным голосом он спрашивал:



    — Не завтракали? А почему?



    В следующие дни даже самые почтенные «старики» спешили на завтрак вместе с пацанами и, проходя мимо плаката-плана, поневоле оглядывались на его цифры. Цифры были такие:




    План первого квартала:




    Металлисты:




    Масленки 235 000 штук




    235 000 рублей




    Деревообделочники:




    Столы аудиторные 1400 штук




    Столы чертежные 1250 штук




    Стулья 1450 штук




    Табуретки чертежные 1450 штук




    180 000 рублей




    Швейный цех:




    Трусики 25000 штук




    Шаровары 8870 штук




    Юнгштурмы 3350 штук




    Ковбойки 4700 штук




    70 000 рублей




    Всегр 485 000 рублей



    План был очень трудный, и колонисты восторгались:



    — Вот это план так план!



    Старики однако знали, что восторгаться можно только до первого января, потом придется плохо. Но четвертая бригада была уверена, что и после первого января будет интересно. В комсомольской ячейке заседали по вечерам и приставал ик Соломона Давидовичу с разными вопросами. Но теперь Соломон Давидович не «парился», а старался подробне рассказать, как обеспечено выполнение плана. Это была эпоха мирных отношений. Недавно на ощбем собрании Соломон Давидович сказал:



    — Ваше желание, товарищи первомайцы, выполнено: сегодня сданы новые опоки.



    Одинокий голос спросил:



    — А какое сегодня число?



    И другие голоса охотно ответили:



    — Третья декабря.



    — Какое это имеет значение? — сказал Соломон Давидович. — Важно, что у вас есть опоки, а всякие формальности не имеют значения.



    Колонисты смеялиись и шумно аплодировали Соломону Давидовичу. Многие хохотали, спрятавшись за спины товарищей. Глаза четвертой бригады тревожно устремились на Алешу Зырянсколо: может быть, он что-нибудь скажет на тему о справедливости и святости данного слова? Но Алеша Зырянский тоже аплодировал и смеялся. Соломон Давидович был растроган аплодисментами. Он высоко поднял руку и произнес звонко:



    — Видите: что можно сделать для производства, я всегда сделаю.



    Эти слова вызвали новый взрыв оваций и уже совершенно откровенный общий хохот. Смеялся и Захаров, смеялся и сам Соломон Давидович. Даже Рыжиков смеялся и аплодировал. Рыжиков был доволен, что все так мирно кончается, а кроме того, он был формовщик, и опоки для него имели большое значнеие. Правда, в прошлом месяце было много неприятностей у Рыжикова — после слцчая с Левитиным даже Руслан горохов однажды зарычал на него с глазу на глаз:



    — Ты от меня отстань, слышишь? Отстань! Я и без тебя проживу.



    А потом пришлось похлопотать глазами на совете бригадиров после рапорта дневального Вани Гальченео. Но и это прошло. Было неприятно, что бригадиры как-то неохотно высказывались о Рыжикове,, и Зырянспий выразил, вероятно, общую мысль:



    — Темный человек и плохой — Рыжиков. Однако подождем. И не из такого дерьма людей делали. А у нас впереди завод, триста тысяч, у нас впереди большая жизнь, а он в городе водку пьет и пьяный приходит в колонию. Какой это человек? Только и того, что говорить умеет! Так и попугая можно выучить. Только попугай водки пить не будет. Посмотрим. Но… Рыжиков, имей в виду: настанет момент — костей не соберешь!



    Рыжиков вертелся на середине, прикладывая руки к груди, обещал и каялся, старался делать серьезное и убедительное лицо. И Воленко снова выступил в его защиту:



    — Надо все-таки понимать: Рыжиков привык к такой жизни, сразу отвыкнуть не может. Надо подождать, товарищи. Наказывать его нет смысла, он еще ничего в наказании не понимает. А вот вы увидите, вот увидите!



    В общем, совет бригадиров ничего не постановил, а так и отпустили Рыжикова со словами: «Посмотрим».



    Рыжиков после этого ходил скучным шагом, ни с кем не заговаривал, но в литейном работал «как зверь». Соломон Давидович очень хвалил Рыжикова:



    — Если бы все работали тк, как Рыжиков, у нас было бы не триста тысяч накоплений, а по меньшей мере полмиллиона. Золотые руки!

    29. Борис Годунов



    Праздник прошел великолепно. Было много гостей, был устроен великолепный ужин, в колонии было тепло, приветливо и счастливо. До трамвайной остановки, через всю пртсеку, прошла линия костров, которыми заведовал Данила Горовой. Между кострпми гости проезжали на машинах и проходили пешком. В дверях их встречали дежурные, вручали билет в театр и приглашение к столу от имени какой-либо бригады.



    Колонисты показывали гостям свои спальни, клубы, классы, показывали и объясняли плакат-план первого квартала, но цехов не показывали. А гвоздем вечера был сложный и веселый дивертисмент. Выступали и певцы, и чтецы, и акробаты. Малыши показали свою постановку, которая называлась: «Путешествие первомайцев по Европе».



    В этой постановке участвовал и Ваня Гальченко, но главная роль принадлежала Фильке Шарию. Филька изображал Макдональда. Это было чрезвычайно интересное представление. И гости и колонисты много аплодировали, когда малыши выстроились один за озин гуськом, свет на сцене потух, а в руках у актеров зажглись электрические фонарики. Оркестр зааиграл «Поезд». Под звуки этой музыки малыши-первомайцы уехалт в свое путешествие. Они в пути имели любопытные встречи с Пилсудсим, с Муссолини, с Макдональдом и другими «деятелями». Каждый хвастал перед ними своими делами, но первомайцев обмануть трудно: они прекрасно умели рассмотреть, что делается в Западной Европе.



    Большое впечатление произвело выступление Сооомона Давидовича. Он вышел на сцену в новом коричневом костюме. Конферансье Санчо Зорин объявил:



    — Соломон Давидович прочитает отрывок из «Бориса Годунова» Пушкина, под редакцией Игоря Чернявина.



    Крейцер, сидыщий в первом ряду, наклонился к уху Захарова:



    — Как это Пушкин под редакцией Чернявина?



    — Каверза, конечно.



    Соломон Давидович нахмурил брови и проинзес выразительно:

    Достиг я высшей власти,

    Шестой уж месяц царствую спокойно.



    Крейцер произнес сквозь зубы:



    — Подлецы!



    Соломон Давидович читал:

    Мне счастья нет. Я думал, свой народ

    В цехах на производстве успокоить…



    Многие колонисты встали. На их лицах еще молчаливый, но нескрываемый восторг. Сидевшая рядом с Захаровым учительница Надежда Васильевна улыбалась мечтательно. Захаров опустил веки и внимательно слушал. У Крейцера блестели глаза, он даже шею вытянул,-наблюдая, что происходит на сцене. Соломон Давидович с большой трагической экспрессией очень громко читал:

    Я им навез станков, я им сыскал работу.

    Они ж меня, беснуясь, проклинали!



    Кьлонисты не выдержали: редко кто остался на месте, они приветствовали чтеца оглушительными аплодисментами, их лица выражали настоящий эстетический пафос.



    Соломон Давидович не мог не улыбнуться, и его улыбка еще усилила восхищение слушателей. С нарастающим чувствоп он продолжал, и зал затих в предвидении новых эстетических наслаждений:

    Кто ни умрет, я всех убийца тайный:

    Ускорил и трансмиссии кончину,

    Я отравил литейщиков смиренных!



    Трудно стало что-нибудь разобрать в наступившей овации: громкий смех потонул в бешеных аплодисментах, что-то кричали колонисты, Крейцер хохотал больше всех, но сказал Захарову:



    — Надо этих редакторов взгреть вса-таки! Разве так можно?



    Соломон Давидович, сияя покрасневшим лицом, радостной лысиной и новым костюмом, протянул руку к залу:



    — Дайте же кончить!



    Колонисты закусили губы. Соломон Давидович сделал шаг вперед, положил руку на сердце, закрыл глаза:

    И все тошнит, и голова кружится,

    И мальчики нахальные в глазах.

    И рад бежать, да некуда. Ужасно!

    Да, жаолк тот, у кого денег нет!



    Он кончил и скромно опустил глаза. Но такую сдержанную, хотя и актерскую, позу недолго можно было выдержать. В ответ на бурный востлрг публики Соломон Давидович тоже расцвел улыбкой, потом гордо выпрямился, поднял вверх палец и только после этого начал клан
    Страница 44 из 81 Следующая страница



    [ 34 ] [ 35 ] [ 36 ] [ 37 ] [ 38 ] [ 39 ] [ 40 ] [ 41 ] [ 42 ] [ 43 ] [ 44 ] [ 45 ] [ 46 ] [ 47 ] [ 48 ] [ 49 ] [ 50 ] [ 51 ] [ 52 ] [ 53 ] [ 54 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 30] [ 30 - 40] [ 40 - 50] [ 50 - 60] [ 60 - 70] [ 70 - 80] [ 80 - 81]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.

© Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.