LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Антон Семенович Макаренко Педагогические сочинения в восьми томах Том 6. Флаги на башнях Флаги на башнях Страница 45

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    яьься, ибо публика все продолжала кричать и аплодировать. Наконец закрылся занавес.



    В антракте Соломон Давидович пробрался к первому ряду, гордо отвечал на поиветствия колонистов, улыбаясь снисходительно, пожал руку Крейцеру:



    — Ну как? Какие овации!



    — Слушайте, Соломон Давидович! Вас надули эти подлецы!



    — Как надули!



    — Они вам подсунули другие слова.



    — Другие слова! Не может быть. Вот же у меня слтва.



    — Ай, ай, ай! Вот… прохвосты. Смотрите, этот самый Борис Годунов говорит исключительно о производственных делах колонии им. Первого мая.



    — В самом деле?



    — А как же: «Я им навез станков, я отравил литейщиков». Это не Борис Годунов, это вы, Соломон Давидович! И нахальные мальчики…



    — А Пушкин, значит, не так написал?



    — Я думаю: у Пушкина мальчики кровавые, а здесь нахальные.



    — А вы знаете: они-таки, действительнг, нахальные! А как у Пушкина про литейщиков?



    — Про ваших литейщиков? Какое ему дело? Он же умер сто лет назад.



    Соломон Давидович искренне возмутился:



    — Ах, каое нахальство! Я сейчас пойду! Я им скажу!



    Соломон Давидович бросиося за кулисы. Кое-кто попытался убежать от него, но он поймал Игоря Чернявина, главного редактора.



    — Как же вам не стыдно, товарищ Чернявин?



    — А что такое?



    — Пушкин совсем не так написал.



    — Мало ли чего? А вы знаете, что Мейерхольд делает?



    — Какой Мейерхольд?



    — Московский.



    — У него тоже производство?



    — И еще какое! У нас хоть немного похоже на Пушкина, а у него так совсем не похоже. Такая мода!



    — Мода, конечно, это неплохо, но причем здесь литейщики?



    — А как же! Вы думаете, при Борисе Годунове литейщиков не было? А кто ружья делал, как вы думаете?



    — Они ружья могли делать, но, может быть, у них такого дыма не было?



    — Какой там не было! Развее они знали, что такое вентиляция?



    — Они могли и не знать.



    — Хорошо получилось, Соломон Давидович! Вы сморите, как всем понравилось. Скоро вам танцевать.



    Я боюсь теперь танцевать. написано гопак, а может, это тоже, как Мейерхольд.



    — Честное слово, гопак!



    Соломон Давидовчи рассмеялся, взмахнул кулаком:



    — А, черт его дери! Давайте гопак.



    Соломон Давидович возвратился к Крейцеру и успокоил его:



    — Я их поругал, но они говорят: теперь все так делают. Мейерхольд какой-то из Москвы, так он тоже так делает. Такая мода как будто.



    Крейцер обнял Соломона Давидовича, усадил рядом с собой:



    — Верно! А в общем хорошо!



    Через четверть часа Соломон Давидович в уркаинском казачьем костюме, в широченных штанах и в сивой шапке по-настоящему «садил» гопак на сцене. Легкая, тоненькая Оксана еле успевала удирать от него подкованных сапог. Теперь колонисты аплодировали без всякой каверзы: не могло быть сомнений, что Соломон Давидович кллассный танцор. В его стариковской удали, в размашистой, смелой присядке было много вполне уместногт юмора и любви к жизни. Колька-доктор после танца прыгнул на сцену и сказал громко:



    — Видели? Пусть теперь ко мне не ходит с сердцем!



    Соломон Давидович засмеялся грустно:



    — Он не хочет понимать разницу: запорожцы эти самые умели танцевать гопак до самой смерти, и у них ничего не делалось с сердцем. А вы назначьте их заведовать производством, и вы увидите, сколько у вас прибавится пациентов!

    30. Кража



    Через день после праздника Игоря Чернявин утром сбежал вниз в раздевалку, чтобы взять свое пальто. Колышек № 205 встретил его неожиданной пустотой: пальто не было. Рядом натягивал свое пальто Миша Гонтарь.



    — Миша, моего пальто нет.



    — Как это «нет»?



    — Вот мой номмер пустой.



    — Перепутал кто-нибудь. Ты поищи.



    Игорь в обеденный перерыв пересмотрел все пальто: не изнанке воротника в каждом пальто был вышит номер, но двести пятого не было. Он сказал об этом дежурному бригадиру Брацану. Дежурный посмотрел на него с досадой:



    — Что же, по-твоему, украли или как?



    — Я обыскал всю вешалку.



    — Надо еще раз посмотреть. Куда оно может деться?



    Брацан отвернулся от него недовольный. Но после раборы он сам нашел Игоря и спросил его сумрачно:



    — Нет пальто?



    — Нет.



    — У Новака тоже нет из четвертой бригады.



    — Украли?



    Брацан ничего не сказал, видно было, что это слово ему не нравилось.



    Вечером Игорь пошел на рапорты бригадиров. Брацан рапортовал:



    — Товарищ заведующий! Прошлой ночью с вешалки украдено два пальто — Чернявина и Новака.



    Захаров, как всегда, спокойно поднял руку, ответил: «Есть!» И все присутствующие салютовали рапорту дежурного бригадира «в оьычном порфдке». Но что-то такое было особенное в сегодняшней процедуре рапортов: в лицах не было веселой бодрости, чувствовалось, что последний рапорт не восстановит дружеской непритязательности отношений, колония не перейдет к обычному вечернему настроению, никто не улыбнется и не будет острить. Действительно, приняв последний рапорт, Захаров быстро опустился на стул, выдернул из папуи какую-то бумажку, подперев голову рукой, стал читать, читать внимательно, как будто бы один остался в кабинете. А в кабинете стояли три десятка колонистов и, не шевелясь, молча смотрели на него. Нестепенко шепотом спросил Брацана:



    — Какие у тебя подозрения?



    К вопросу Нестеренко прислушались, но все знали, что пальто исчезла и похититель следов не оставил. Брацан, однако, был дежурным, он обязан был отвечать за свой день и, следовательно, обязан ответить на вопрос Нестеренко.



    Брацан это понимал, и он ответил громко:



    — От двенадцати до восьми дневалило четыре человека, все колонисты, конечно, из них подозревать никого нельзя. Лобойко, Грачев, Соловьев и Толенко — все из моей бригады. Я за них ручаюсь: не уйдет, не заснет никто. А теперь другое: из раздевалки нельзя пройти иначе, как мимо дневального. Значит, в окно, в форточку. А как? Форточки там очень маленькие, пальто трудно продвинуть, очень трубно, я сегодня пробовал. Специалист делал.



    — Как ночевали сегодня? — спросил Захаров, не подымая глаз от бумаги.



    — Проверял. Ночевали в порядке. И дневальные говорят: никто ночью не выходил из здания, а последний приешл из города Зырянский, в одиннадцать часов, был в командировке, по вашему распоряжению. такое дело… если бы пропало одно пальто, сказали бы… обязательно сказали: забыл где-нибудь. А то два пальто, из разных бригад, Чернявин Новака мало знает.



    — Торский! Секретный совет, сейчас, здесь, у меня.



    — Есть.



    В кабинете остались только бригадиры. Когда ушел последний колонист, Захаров откинулся на спинку кресла:



    — Так… Говорите, что думаете.



    Торский первый развел руками, сидя на диване в гуще других:



    — Говорить трудно. И подозревать опасно, никаких оснований. Я составил сегодня список, за кого нельзя еще ручаться. Что ж… выходит девятнадцать человек… не стоит и объявлять: два пальто того не стоят. Один вор, а восемнадцать на всю жизнь обидеть можно. Просто беда… ни одного вопроса никому нельзя задать. Например, спросить, не выходил ли куда-нибудь ночью…



    — Нельзя никого спрашивать, — подтвердил Захаров недовольно.



    — Нельзя, я и говорю.



    — Вот я скажу, — зырянский придвинулся на край дивана. — Вот я скажу. Первое: пальто украдены не ночью, а утром, когда все одевались. Это человек нахальный сделал. Просто взял и надел чужое пальто, при всех, может, и Чернявин его встретил, когад в раздевалку входил. А сели бы попался, отговорка легкая: по ошибке надел, ничего такого.



    — Так не одно пальто, а два.



    — Два. Только моего Новака три дня висело, он его не надевал, в цех без пальто перебегал, мои пацаны любят тап делать. Значит, Новака раньше, может, еще позаучера украли, а никто и не знал.



    — Ты отчасти прав, — начал Нестеренко, но зырянский сурово на него оглянулся:



    — Постой, я не кончил. Второе: пальто это и сейчас в колонии, у кого-нибудь на квартире или в деренве, только я думаю, что не в деревне, а здесь, у служащих, а может, из строительных кто-нибудь за Каина работает. Это не иначе. В город пальто не понесешь: и видно будет, и время требуется; в рабочий день нельзя, а в выходной день наших много бывает на дороге в город. Оба пальто здесь и сейчас, на нашей территории.



    Все молчали. Зырянский был, пожалуй, совершенно прав. Только Нестеренко выразил маленькое сомнение:



    — Ты отчасти прав, Алексей, а только у Чернявина пальто с правого фланга, а у Новака, наоборот, с левого. Ты говоришь: надел и вышел, это может быть: надел и вышел, а возвратился без пальто, у нас много без пальто бегают, тут не разберешь. А только… как же с размерами? Одно дело Чернявина надеть пальто, а другое дело — Новака. Выходит так, что работало двое. — двое не может быть, — сказал тихо Воленко.



    — Почему не может быть?



    — Не может быть. У нас таких компаний нет. Одиночек можно подозревать, а таких компаний, чотбы вдвоем крали, у нас нет.



    — Воленко правильно говорит, — согласился Торский. — Это один. А как он вынес, черт его знает, а только безусловно, вроде как Зырянский говорит. Воленко, как ты думаешь насчет твоего Рыжикова?



    Была названа первая фамилия. У бригадиров лица стали внимательнее. Воленко на минуту задумался:



    — Из моей бригады можно кого-нибудь другого подозревать, Горохова, к примеру, или Левитина. Только Левитин в последнее время другим занят; Алексей Степанович наложил на него наказание за те записки, помните, в течение месяца расчищать дорожки в саду. Он этим делом очень увлекается, хочет, чтобы его простили, старается здорово, он красть не пойдет. Горохов как будто больше всего думает о своеа шипорезном, а теперь план новый повесили, так у него в голове только и стоит: косой шип, прямой шип, да еще какое-то приспособление делает, чтобы сразу больше концов запускать в машину. скажите, разве в таком положении человек может украсть? Не может.



    — Горохов не украдет, — сказал просто Торскмй.



    — А Рыжиков? Рыжиков — пожалуйста, у Рыжикова совести, как у воробья. Но зато Рыжикову не нужно. Он сейчас зарабатывает больше всех в колонии. Он положил в сберкассу пятьдесят, а книжку мне отдал, чтобы не растратить. Он только об одном и думает, как бы заработать больше… Для чего ему красть? Да Рыжиков ещп и новый, никого не знает, а без Каина обойтись невозможно.



    — Будь покоен, — сказал Брацан. — Это ты не знаешь, а Рыжиков знает, что ему нужнт.



    — Да нет, рано ему знать, — протянул Нестеренко.



    — Хорошо, это по первой бригаде. А у тебя, Левка?



    Бригадир второй, Поршнев, счастливый был человек, может быть, самый счастливый в колонии. У него всегда добродушно-красивое настроение, всегда он доволен жизнью, никогда еще «не парился», и за какое дело ни возьмется, дело у него в руках тоже начинает улыбаться. И сейчас он только плечами пошевелил:



    — Да… откуда ж у меня? У меня все народ… верный.



    — За всех ручаешься?



    — Да… чего за них ручаться? Они сами… поручиться за кого угодно… могут. Вы же знаете.



    Поршнева все любили в колонии особой, добродушной, спокойной любовью. Приятно было на него смотреть и следить за ленивой волной радости, которая всегда играла в его неторопливом взгляде, в движении черных, тенистых бровей, в улыбчивом подрагивании полных, хорошо напряженных губ. А глядя на Поршнева, вспоминали и вторую бригаду: семнадцать мальчиков, как будто нарочно собравшихся в бригаде. Им всем по шестнадцать лет, все они одного роста, все более или менее хороши собой и постоянно заняты делом и делом этим оживлены.



    Почти вся вторая бригада работала в машинном цехе на фуговальных, рейсмусных и других станках. И прлизв
    Страница 45 из 81 Следующая страница



    [ 35 ] [ 36 ] [ 37 ] [ 38 ] [ 39 ] [ 40 ] [ 41 ] [ 42 ] [ 43 ] [ 44 ] [ 45 ] [ 46 ] [ 47 ] [ 48 ] [ 49 ] [ 50 ] [ 51 ] [ 52 ] [ 53 ] [ 54 ] [ 55 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 30] [ 30 - 40] [ 40 - 50] [ 50 - 60] [ 60 - 70] [ 70 - 80] [ 80 - 81]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.

© Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.