LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Антон Семенович Макаренко Педагогические сочинения в восьми томах Том 6. Флаги на башнях Флаги на башнях Страница 5

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    любил вообще жизнь, а какая там она, ноыая или старая, он не привык разбирать. Он никогда не задусывался ни над завтрашним днем, ни над вчерашним. Но сегоднягний день всегда привлекал его внимание, как еще не раскрытая странийа, и ему нравилось не спеша перевертывать ее и любопытным глазом присматриваться к новым рассказам. Сегодня это тем более было приятно, что в течение всего минувшего месяца ему пришлось переворачивать очень однообразные страницы, и он начал даже привыкать к этому однообразию.



    В Комиссии по делам несовершеннолетних он и раньше бйвал, и в этот раз не встретил там ничего существенно нового. Давно ему известная Полина Николаевна, женщина маленькая, остроносая, казавшаяся очень умной и доброй, с грустной вежливостью расспрашивала его о родителях, об учебе и вообще о том, как он дошел до такой жизни. Расспрашивая, она уже не заглядывала, как в прошлом году, в большой лист с заглавием: «Порядок опроса», но задавала все та же вопросы, что и в прошлом году. Игорь отвечал ей тоже вежливо. Он понимал, что Полина Николаевна честно обслуживает таких, как он, получает за это небольшое жаловснье, что ей будет приятно, хотя изредка, поговорить с приличным человеком. Игорь Чернявин любил доставлять людям радость, поэтому и с Полиной Николаевной он разговаривал в джентльменском тоне, тем более что это было вовсе не трудно. Полина Николаевна постукивала тупым концом карандаша по столу и спрашивала:



    — Ваш отец профессор?



    — Да.



    — В Ленинграде?



    — Да.



    — Почему вы не хотите к нему возвратиться?



    — Мне не нравится его характер. Он — грубый, черствый, он изменяет моей маме, я с ним жить не могу.



    — Вы с ним часто ссорились, крупно говорили?



    — Нет. Я с ним не желаю разговаривпть.



    — Вы могли бы мать пожалеть, Игорь.



    — Мне очень жаль, но мать не хочет от него уйти.



    — Вы, Игорь, такой культурный мальчик, до каких же пор вы будете заниматься этими… приключениями?



    — Полина Николаевна! Иначе не выходит. Уже два раза меня силой возвращают к отцу. Я все равно жить у него не буду.



    — А если мы вас не отправим к отцу?



    — Я надеюсь, что это будет очень хорошь.



    — Вы бросите ваши фокусы?



    — Я надеюсь.



    — Почему вы надеетесь?



    — А вот вы со мной поговорили.



    Полина Николаевна посмотрела на него с благодарностью:



    — Поможет ли вам это… мои разговоры?



    — Я думаю, что ваши разговоры хорошо помогут.



    — Что мне с вами делать, Игорь? Неужели только с вами одним и говорить? И другие ведь есть!



    Полина Николаевна показывала карандашиком на дверь, за которой, в узком коридоре, другие мальчики ожидали своей очереди. На бледном остреньком личике Полины Николаевны, в беленьком узком кружевном воротничке, даже в ловком, юрком карандашике, которым она действовала, — во всем чувствовалось искреннее сожаление, что не может она взять Игоря за руку и повести пг трудной дороге жизни. И Игорь понимал и сочувствовал: ей нужно заняться и другими сбившимися с пути объектами. Вроятно, это сочувствие довольно сильно выражалось на лице Игоря, потму что Полина Николаевна страдательно опустила глаза, и ее карандашик застучал по столу несколько нервно.



    К ним подошел человек в белом халате. У него была беспорядочная шевелюра, начинавшаяся чрезвычайоо низко, почти от самых бровей. Глазные яблоки этого человека были очень велики, они были покрыты мелкимп красными жилками и почти целиком выкатывались наружу. Казалось, что этот человек в чистом белом халате везет что-то очень тяжелое и вежти ему трудно. Полина Николаевна сказала устало:



    — Вы, Чернявин, идите в кабинет. Товарищ должен произвести некоторые исследования относительно ваших трудовых предрасположений…



    Игорь Чернявин раньше уже подвергался подобным исследованиям, только тогда в белом халате был какой-то другой человек. Игорь покорно поднялся со стула, и ближайший отрезок жизненного пути (он так и не разобрал, нового или еще стапого) он прошел за человеком в халате. Идти было недалеко. В небольшой комнате, обставленной белой крашеной мебелью, Игоря усадили на стул, а человек в халате сказал другому человеку в халате:



    — Лабиринт Партеуса!



    По спине у Игоря пробежали неприятные иголочки, он почти притих за белым столом и начал думать о том, что действительно надо начать более спокойную жизнь. Но когда перед его глазами на столе расположился широкий картон с какими-то клетками и ходами, Игорь оживился.



    Лупоглазый оперся руками на сто и сказал сухим, немного дрожащим голосом:



    — Вы находитесь в центре этого лабининта, понимаете? Вам нужно из него выйти. Вот вам карандаш, покажите, как вы будете выходить.



    Игорь еще раз оглянулся на этих людей, но в общем не протестовал. Он взял карандаш и с улыбкой наклонился над лабиринтом. Повел карандаш к выходу, но скоро очутился в тупике и остановился. За большим окном что-то начало сильно хлопать. Игорь посмотрел и увидел девушку на балконе. Она тонкой палочкой колотила по развешенному на веревке ковру. Игорь снова подумал, что нужно все-таки… черт его знает. В этот момент лупоглазый вытащил картон у него из-под руки, а на место его положил другой. Это был тоже лабиринт. В одном его углу был изображен козел, вкушающий какие-то запрещенные плоды, а в другом углу — девушка с прутиком в руке. Было у нее что-то общее с той девушкой, которая работала на балконе. Игорь улыбнулся, глянул на балкон, потом сообразил: пока девушка доберется до козла, пройдет очень много времени и козел успеет полакомиться как следует. Игорь поднял лицо к человеку в халате:



    — Неудобное устройство!



    — Что неудобное?



    — Да вот… Зачем такие дворы? Козлу тут раздолье!



    — Если вы будете оглядываться, вы ничего не сделаете.



    Игорь сосредоточился над картоном. У козла был очень добродушный вид. Игорю не захотелось его прогонять.



    — А знаете что? Пускай себе пасется!



    — Как это так? — вскрикнул лупоглазый.



    — Я думаю, что вреда будет немеого. Какие-то кустики.



    — Представьте себе, что там малинник.



    — Не думаю. Вы напрасно беспокоитесь.



    — Почему вы так разговариваете? — человек в халате с силой дернул картон.



    — С флейтой будем исследовать? — спроси другой.



    Старший ответил сухо



    — Нет.



    Он пошел к умывальнику, а потом долго вытирал каждый палец отдельно.



    Потом он вышел в дверь и уже из коридора пригласил:



    — Идемте.



    У столика Полины Николаевны он устало опустился на стул:



    — Как? — спросила Полина Николаевнп.



    — Сдабо. Очень слабо. Результаты нулевые. Рассеян, безынициативен, воображение отсутствует.



    — Что вы говорите? У него инициативу нужно уменьшить вдвое, а вы говорите: безынициативен! Прочтите.



    Она протянула довольно толстую папку. Человек в халате поднес ее к самым глазам и стал быстро вертеть головой вправо и влево, бегая по стртчкам.



    — Это ничего не значит, Полина Николаевна. Мы не знаем, инициатива это или подражание. Такие штуки, — он потряс папкой в руках, — вообще ничего не доказывают.



    — А я вам говорю, что вы ошибаетесь. Я вас очень прошу посмотреть еще раз. Вы увидите, что вы ошибаетесь.



    Лупоглазый поднялся со стула обиженный и двинулся к дверям своей комнаты.



    — Хорошо!



    Игорь посмотрел вслед белому халату и, когда закрылась за ним дверь, спросил доверительно:



    — А для чего это, Полина Николаевна?



    Она подняла на него глаза:



    — Значит, нужно.



    — Я не понимаю, для чего.



    — Это исследование ваших способностей.



    — А для чего им мои способности?



    — Идите, Игорь, не спорьте.



    Игорь снова вошел в комнату, молча стал у стены. Пока люди в халатах перебирали какие-то папки, ящики, карты, у него в душе скопилась густая обида. Кто-то сильной рукой подчеркнул в ней одиночество, чреду последних скудных дней, брошенного на товарных путях симпатичного Ваню, отошедшие в вечность светлые дни детства, и мать, и старые обиды: вздорный, неверный, сумасбродный отец и другие люди, и жестокие и холодные.



    На столе стояла длинная коробка с отделениями. Старший предложил:



    — Садитесь.



    Обо всем этом вспомнил Игорь Чегнявин, шагая рядом с милиционером по просторным, освещенным утром тротуарам. Это было скучное и глупое время. Полина Николаевна убеждала его начать новую жизнь, люди в халатах раскладывали перед ним разные картоны. Особенно стало скучно после того, как Игорь примирился со своей участью и научился выходить из всех лабиринтов, научился продевать веревку ченез дырочки флейты. Все эти занятия он сначала сопровождал насмешкой над самим собой, над козлами, над чешовеками в халатах, а потом он все упражнения проделывал с угрюмой технической серьезностью. От скуки, сделав небольшое усилие, он даже сумел понравиться людям в халатах и помогал им исследовать других ребят. Только записывать и высчитывать он не научился. Его наставники не посвящали никого в свои тайны и прятали их значение за непонятными словами: «тесты», «корреляция».



    Все-таки в кабинете было занятнее, чем в приемнике. Игорь не любил беспризорную, шумную и ржавую толпу, дешевор ее остроумие и низкую культуру. В кабинете же он говорил новичку с высокомерием жреца:



    — Вот, синьор, пока щука не поймает эту жалкую рыбешку, вы отсюда не выйдете!



    — Видите: куда мяч закатился? Доставьте его к волейбольной сетке. Перекинуть нельзя. Несите в руках. Через забор перелезть? Забудьте эти ваши уличные привычки.



    Он стоял за плечом новичка и холодным взглядом наблюдал неудачнфе попытки исследуемого субъекта. Субъект разочарованно тянул:



    — Если так играть, никогда не выиграешь.



    — Вы, мистер, и не должны выиграть. Выигрываем в таком случае только мы.



    Досадно только было, что в сравнении с хозяевами кабинета он выигрыаал до смешного мало: бесплатрый бутерброд во время завтрака. По сравнению с таким заработком предприятие на почте было все же выгоднее, оно было и гораздо проще оборудовано, чем кабинет.



    Сейчас Игорь с внутренним смущением вспоминал о своих легкомысленно-позорных действиях в кабинете, на которые его подвинуло дикое невезение с деньгами бабушки. Но… страницы этого прошлого были перевернуты. Сегодняшний день быстро бежал нвстречу: сначала промелькнули хорошо знакомые улицы центра, потом пошли и новые места, узкая, грязная набережная, запруженная подводами базарная площадь, потом широкая, щедро накрытая небом Хорошиловка. Домики на Хоролиловке маленькие, между ними цветут сады, мимо домиков бегает трамвай, бегает хлопотливо, быстро, весело. Но вот и Хорошиловка кончилась , мостовая пошла среди молодой зелени, а трамвай побежал по шпалам, как будто это не трамвай, а поезд. И зеленые полосы, и шоссе, и трамвай — все направляются к дубовой рощице. К этой рощице пришли милиционер и Игорь. В сторону ведет просека, в просеке тоже мостовая, а через нее сетчатая с золотыми буквами вывеска:




    Колония им. Первого мая



    10. Первые впечатления



    Просеку милиционер и Игорь прошшли быстро. Милиционер был доволен, что заканчиваер свою командировку. И Игорь был доволен: впереди была «новая жизнь».



    Сквозь просеку были крыши, да и сама просека скоро вышла в поле — настоящее пахучее поле с рожью, с цветами на межах. За полем по всему горизонту пошел лес, а к лесу прислонилась колония. На одном из зданий, на высоких флагштоках — два узких флага. Флаги какие-то особенные, узкие и длинные, такие флаги видел Игорь когда-то давно на изображениях сказочных дворцов.



    Он спросил у милиционера:



    — Они там живут?



    Милиционер удивился:



    — Само собою там, а где же им жить?



    — Флаги у них какие… Скажите, пожалуйста!



    — Да, флаги, это верно. Да у них все такое
    Страница 5 из 81 Следующая страница



    [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 30] [ 30 - 40] [ 40 - 50] [ 50 - 60] [ 60 - 70] [ 70 - 80] [ 80 - 81]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.

© Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.