LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Антон Семенович Макаренко Педагогические сочинения в восьми томах Том 6. Флаги на башнях Флаги на башнях Страница 54

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    такн екогда, потому что Колька будет все лечить и лечить.



    Колька все эти возражения слушал со злым лицом и снова взял слово:



    — К-какие некультырные л-люди! Ч-черт его з-знает, ч-чепуху к-какую…



    И давай доказывать. Где-то навыдирал цифр разных, выходило по-Колькиному, что уничтожение «первого ужина» не составило никакой экономии: сколько раньше проедсли, столько и теперь проедают. И теперь за ужином лопают так, что повар в ужас приходит!



    — Ничего подобного!



    — К-как ничего подобного? А п-пускай Алексей Степвнович с-скажет!



    Никогда не бывало, чтобы Захаров смущался, а теперь смутился, посмотрел на Кольку сердито, махнул рукой:



    — Да… Николай! Как это никакой экономии? Экономия есть все-таки… все-таки меньше идет на пищу!



    Колька даже зарычал:



    — Меньше? Меньше? А я скажу, ничуть не меньше. Я в-вот в б-бухгалтерии все в-взял: т-то-же с-самое! Сколько ели, столько и едят. А т-только неправильно, нужно в пять ч-часов чай.



    Захаров вдруг рассмеялся, сел на место с таким видом, как будто с этим Колькой вообще разговаривать не стоит. Колонисты бросили вопрос о «первом ужине», а напали на мертвый час. Выходило так, что Колька напрасно затевал все эти фокусы.



    Зырянский лучше всех сказал:



    — Все знают, как мы уважаем дисциплину. А только как ты меня, Николай, можешь заставить спать? даже и глаза заакрою, откуда ты узнаешь, что я сплю? А если мне спать не хочется? Ничего не выйдет.



    Но Колька изменил тон, что-то такое начал говорить медицинское, об организме, о нормах сна. И Захаров в этом деле поддержал доктора:



    — Ребята! Против мертвого часа даже неприлично как-то возражать.



    Неужели мы с вами такие некультурные люди, ничего нн понимаем? Мертвый час нужно ввести. Это будет очень полезно. Мало ведь спите. Сигнал «спать» играем в десять, а все равно после сигнала еще час проходит, пока заснете, а некоторые читатели, например, Чернявин, так и до двенадцати ухитряются.



    После таких разговоров неловко было провалить проект мертвого часа. С ворчанием с натянутыми лицами подняли руки за мертвый час и уходили с собрания недовольные. Оглядывались и спрашивали:



    — Так это с какого дня? Завтра? Вот еще придумали, честное слово!



    На другой день в приказе услышали: мертвый час после обеда в обязательном порядке! Колька прошел через столовую с гордым видом, тоже организатор, мертвый час организовал!



    После обеда в лагерях Волоюька бегунок играл сигнал «спать». Светит жаркое солнце, энергия бурлит и в каждом кусочке тела, а Воодька играет сигнал «спать». И все смотрели на Володьку с осуждением. Но Захаров пошел по палаткам, и вид у него был такой серьезный, что никто не сказал ни слова.



    Захаров сидел в своей палатке и прислушивался. Какой же это мертвый час, если по всему лагерю стоит говор, просто лежат в постелях и стараются тихонько разговаривать, а тихонько разговаривать не умеют, смеются же обыкновенно — громко. И у девочек громкий шепотом и смех, а в четвертой бригаде возня, сопение, такое впечатление, как будто там боксом занимаются. Захаров напал на какую-то одну бригаду:



    — Постановили? Чего это разошлись? Сказано: мертвый час, — значит, спи. Прекратите разговоры!



    Говорил он напористо, вот-вот кому-нибудь наряд или что-нибудь подобное всыплет. Самые разговорчивые люди сомкнули уста. Захаров послушал-послушал — тишина. Он возвратился в палатку, где сидел за столос и что-то записывал дежурный бригадир Воленкр.



    — Через четверть часа пройдешь посмотришь, — сказал Захаров.



    — Есть.



    — Честное слово, придется кого-нибудь из бригадиров под арест посадить…



    Воленко ничего не сказал, он тоже разделял общее мнение, что мертвый час плохо продуман. Захарос сидел в палатке и ревниво прислушивался. Тишина стояла изумительна,я даже ночью такой тиштны не бывало. Захаров тоже вытянулся из постели, расправил плечи, сказал тихо:



    — Чудаки Такое добро, а они еще… топорщатся.



    — Времени жалко, — так же тихо ответил Волнко.



    — Ничего… А смотри, спят, — значит, нужно.



    И на это Воленко ничего не ответил, вышел из палатки. Легкий шум его шагов моментально пропал в общей тишине. Возвратился Воленко скоро, присел к столу, у дежурного бригадира всегда найдется дело.



    — Спят? — спросил Захаров.



    — Спят.



    Через несколько минут в палатку заглянул Колька-доктор, хитро подмигнул на лгери и зашептал:



    — В-видите? Г-говорил… с-спят как м-миленькие!



    Колька с довольным видом, на носках прошел вдолт палаток. Долго прислушивался возле некоторых, но возвратился счастливый:



    — Р-раз для организма н-нужно… организм с-сам з-знает…



    Он тоже присел на нары к столу, но говорить боялся: в мертвый час разговаривать не полагается. Он сидел, посматривая на часы-ходики. Захаров шепнул:



    — Как медленно время тянется! За работой — другое дело!



    Колька кивнул в знак согласия.



    За пять минут до конца мертвого часа Воленко вытащил откуда-то Бегунка. Володя пришел свежий и радостный, лукавые его глаза не могли оторваться от Кольки-доктора, но трубу свою он все-таки наашел быстро. Воленко посмотрел на часы и сказал:



    — Давай, Володя!



    Володя по обыкновению своему салютнул трубой и выскочил на площадку. Высокий и раздольный сигнал побудки вдребезги разнес мертвую тишину, но с первым звуком сигнала в лагерях произошло что-то странное, Захаров испуганн вскочил с кровати: это была ни на что не похожая смесь из криков «ура», аплодисментов, торжествующих воплей, хохота и многих других совершенно невыносимых знаков восторга. Слышно было, что и девочки приняли участие в этой какофонии. Захаров выглянул из палатки: даже солидные колонисты кричали «ура» и воздевали руки, пацаны носились по лагерю как бешеные, Колька-доктор высунул наружу покрасневшее лицо:



    — Вот… м-мерзавцы! Они не с-с-спали!



    Возле «штабной» палатки моментально собралась толпа. А Володька с самым наивным видом ходит по линии и повторяет сигнал побудки. Захаров поправил пенсне:



    — Видите, как хорошо! Отдохнули, поспали, теперь со свежими силами можно и за работу.



    Колонисты смеялись откровенно, но никто не возразил против того, что, действительно, поспать после обеда очень полезно.



    На другой день мертвый час начался без инцидентов. Только через десять минут Захаров поймал Ваню Гальченко и Фильку в разгаре самой увлекательной игры: выкатившись из палатки под задним ее полотнищем, они попеременно придавливали друг друга к земле и торжествовали победу. Никаких слов они в это время, конечно, не произносили, потому что был мертвый час, но дыхание их и другие какие-то звуки, не то звуки угрозы, не то выражение торжества, разносились по всему лагерю. Захаров стоял над ними и укорительно смотрел. Филька первцй заметил опасность, сделал серьезное лиоц и недовольно поднялся с Ваньки. У него было такое выражение, как будто ни для кого не составляло сомнений, что он ни в чем не виноват, а виноваты какие-то зловредные силы, против которых Филька ничего не мог поделать, хотя отрицал их с самого начала. Ваня испугался без всякого притворства, смотрел Захарову в глаза и в замешательстве ожидал возмездия.



    Захаров обратился к Фильке:



    — Здорово! Будешь оправдываться, конечно?



    Этот прозрачный намек Филька пропустил мимо ушей.



    — Почему же ты не споришь? — шепотом продолжал Захаров.



    Филька таким же шепотом ответил:



    — А чего же оправдываться, все равно я буду виноват.



    — И я так думаю. Вон там стоит дневальный, ему нельзя воспользоваться мертвым часом. Пойди подежурь за него, а он пусть поспит.



    Из-за угла палатки был виден Семен Гайдовский, стоявший с винтовкой под деревянным грибом. Филька посмотрелл на Семена и сказал хмуро:



    — Семен тожр спать не хочет.



    — Откуда ты знаешь?



    — Так никто не хочет.



    — Но вы больше всех не хотите, я вижу. Стань на дневальство до конца меррвого часа.



    — Так не один же я.



    — Хорошо, разделите. Одним словом, снимите Семена с дневальства.



    И Филька и Ваня одноврнменно подняли руки и прошептали: «Есть». Захаров ушел к себе, и снова над лагерем повисла сонная тишина. На этот раз многие колонисты действительоо спали — при самом большом упрямстве не так долго можно молча пролежать с открытыми глазам.



    Ваня встал на дневальство первым. В первую минуту ему показалось, что жизнью можно наслаждаться и под деревянным грибком, с винтовкой в руках. Но сонный покой лагеря был такой сочный, так единодушно объединялся с жарким солнцем, что Ване скоро стало скучно. Он поднял винтовку одной рукой и потихоньку побрел по грагице лагеря. Посмотрев влево, он вдруг заметил, что и-под тыльной части третьей в ряду палатки торчат чьи-то голые ноги. Ваня остановился и продолжал смотреть. Ноги лежали неподвижно, можно было подумать, что их обладатель тоже придается мертвому часу, но по неуловимому колебанию белого полотнища палатки можно быьо догадаться, что человек что-то делает. Через минуту и ноги заерзали по траве и вытащили из-под палатки сначала прикрытый трусиками зад, потом голую спину, и наконец вылезла рыжая голова. Рыжиков смотрел на Ваню сначала пристально, потом сонно-небрежно, потом совсем забыл о нем и стал смотреть на небо. А в это время его руки снова протянулись по земле и скрылись в палатке. Ваня подошел к нему с винтовкой:



    — Чего ты здесь делаешь? — спросил он глухим шепотом.



    — А тебе какое дело? — шепотом ответил и Рыжиков.



    — Это палатка десятой бригады, а почему ты здесь лежишь?



    Небрежным движением Рыжиков вытащил руки из-под борта и потянулся сладко:



    — А так… люблю на открытом месте… поспать.



    — Иди отсюда, — приказал Ваня.



    Рыжиков вдруг по-настоящему проснулся. Ослепшими от сна глазами он осмотрелся:



    — Смотри ты куда закатился! От… смотри ты!



    Он нехотя поднялся на ноги и побрел к палатке первой бригады, что-то бормоча и оглядываясь во все стороны. Может быть, он надеялся увидеьь те таинственные силы, которые незаметно перенесли его к чужой палатке. Ваня удивленно смотрел ему вслед, а когда он скрылся, Ваня быстро присел, поднял борт палатки и заглянул внутрь. В десятой бригаде все спали. На земле у самого борта лежали чьи-то брюки, а рядом с ними черненький с замочком кошелек.



    Ваня опустил борт и озабоченно поспешил к своему посту.

    9. Сердитый дед



    В четвертой бригаде все прибавлялось хлопот и впечатлений, не говоря уже о делах, но души не уставали все перемалывать. Уставали к вечеру только ноги, Филька, впрочем, уверял: это оттого, что обсиком.



    Каменщики давно закончили стены и пррешли к новым делам: гараж, фундаменты для станков, какая-то сложнейшая суишлка в новой большой литейной. На стенах ходили плотники и кровельщики. Дем бегал по колонии расстроенный, каждому встречному жаловался:



    — Дефицитное дело, кругом дефицит: плотники — дефицит, бетонщики — дефицит, чернорабочие — тоже, представьте себе, дефицит!



    Даже четвертой бригаде Дем рассказал о всеьбщем дефиците и еще прибавил:



    — Вы понимаете, товарищи колонисты, до чего разбаловался народ. У нас срочное дело, а они все на Турбинстрой! Обязательно им подавай Турбинстрой, все туда хотят, потому… конечно… там и спецовку дают…



    Четвертая бригада не успевала зародить в своих душах сочувствие Дему: Турбинстрой — легко сказать — Турбинстрой! Что-то неопрезеленно торжественное и величественнор возникало при этом слове, и пацаны спрашивали Дема:



    — А где это?



    Дем шевелил пушистыми усами, и круглые глазки страдальчески щурились на пацанов:



    — Да везде: вот сейчас нужно вагранку…



    — Нкт, где этот… Турбинстрой?



    И только в этот момент Дем соображал, что он напрасно разговаривает с мальчишка
    Страница 54 из 81 Следующая страница



    [ 44 ] [ 45 ] [ 46 ] [ 47 ] [ 48 ] [ 49 ] [ 50 ] [ 51 ] [ 52 ] [ 53 ] [ 54 ] [ 55 ] [ 56 ] [ 57 ] [ 58 ] [ 59 ] [ 60 ] [ 61 ] [ 62 ] [ 63 ] [ 64 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 30] [ 30 - 40] [ 40 - 50] [ 50 - 60] [ 60 - 70] [ 70 - 80] [ 80 - 81]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.

© Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.