LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Антон Семенович Макаренко Педагогические сочинения в восьми томах Том 6. Флаги на башнях Флаги на башнях Страница 57

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    >


    — Пожалуйста, спросите.



    Володя снова встал, но был так смущен, что не знал, положить ли свою трубу на ступеньку или держать ее в руке. Он что-то шептал и рассматривал пош вокруг себя.



    — Говори, Бегуноок, — ободрил его Торский, — что ты знаешь?



    — Я… Уже… вот… Алеша сказал.



    — Значит, ты ничего не знаешь?



    — Ничего не знаю, — прошептал Бегунок.



    — О чем же ты хотел говорить?



    — Я хотел говорить… что я ничего не знаю.



    Торский внимательно посмотрел на Володю, внимательно смотрели на него и остальные колонисты. Торский сказал:



    — Садись.



    Володя опустился на ступеньку и продолжал сгорать от стыда: такого позора он не переживал с самого первого своего дня в колонии.



    Игорь продолжал еще стоять у своего мевта.



    — Больше ничего не скажешь, Чернявин? Можешь сесть…



    Игорь мельком поймал горячий, встревожненый взгляд Оксаны, сжал губы, дернул плечом:



    — Все равно: я утверждаю, чтто рыжиков в колонии крадет! И всегда будут говорить! А доказательства я потом представлю!



    Игорь сел на свое местр, уши у него пламенели. Торский сделался серьезным, но нндаром он второй год был председателем на общем стбрании:



    — Таки обвинения мы не можем принимать без доказательств. Ты, Рыжиков, должен считать, что тебя никто ни в чем не обвиняет. А что касается поведения Чернявина, то об этом поговорим в комсомольском бюро. Объявляю общее…



    — Дай слово!



    Вот теперь собрание взволнованно обернулось в одну сторону. просил слова Рыжиков. Он стоял прямой и спокойный, и его сильно украшала явно проступающая колонистская выправк. Медленным движением он отбросил назад новую свою прическу — и начал сдержанно:



    — Чернявин подозревает меня потому, что знает мои старые дела. А только он ошибается: я в колонии ничего не взял и никогда не возьму. И никаких доказательств у него нет. А если вы хотите знать, кто крадет, так посмотрите в ящике у Левитина. Сегодня у Волончука пропало два французских ключа. Я проходил через механический цех и видел, как Левитин их прятал. Вот и все.



    Рыжиков спокойно опустился на диван, но этот момент был началом взрыва. Собрание затянулось надолго. Ключи были принесены, они, действительно, лежали в запертом ящике Левитина, и это были те ключи, которые пропали сеоодня у Волончука. Левитин дрожал на середине, плакал горько, клялся, что ключей он не брал. Он так страдал и так убивался, что Захаров потребовал прекратить расспросы и отправил Левитина к Кольке-доктору. Он и ушел в сопровождении маленькой Лены Ивановой — ДЧСК, пронес свое громкое горе по коридору, и мимо дневального, и по дорлжкам цветников.



    — Здорово кричит, — сказал на собрании Данило Горовой, — а только напрасно старается.



    Данило Горовой так редко высказывался и был такой молчаливый человек, что в колонии склонны были считать его природным голосом эсный бас, на котором он играл в оркестре. И поэтому сейчас короткое слово Горового показалось всем выражением общего мнения. Все улыбнулись. Может быть, стало легче оттого, что хоть один воришка обнаружен в кьлонии, а может быть, и оттого, что воришка так глубоко страдает: все-таки другим воришкам пример, пусть видят, как дорого человек платит за пркступление. И наконец, можно было улыбаться и еще по одной причине: кто его знает, что там было у Рыжикова в прошлом, но сейчас Рыжиков очень благородно и очень красиво поступил. Он не воспользовался случаем отыграться на ошибке Чернявина, он ответил коротко и с уважением к товарищу. И только он один уже второй раз вскрывает действительные гнойники в коллективе, делает это простоо, без фасона, как настоящий товарищ.



    Собрание затянулось не для того, чтобы придумывать наказание Левитину. Марк Грингауз в своем слове дал прениям более глубокое направление. Он спросил:



    — Надо выяснить во что бы то ни стало, почему такие, как Левитин, которые давно живут в колонии и никогда не крали, вдруг — на тебе: начинают красть? Значит, в нашем коллективе что-то не так оргмнизованно? Почему этот самый Левитин украл дваф ранцузских ключа? Что он будет делать с двумя французскими ключами? Он их будет продавать? Что он может получить за два французских ключа и где он будет их продавать? А скорее всего тут дело не только в этих двух ключах. Пускай Воленко, скажет, он бригадир одной из лучших бригад, в которой столько комчомольцев, пускай скажет, почему так запустили Левитина? Выходит, Левитин не воспитывается у нас, а портится. Пускай Воленко ответит на все эти вопросы.



    Воленко встал опечаленный. Он не мог радрваться тому, что Рыжиков невинен. Левитин тоже в первой бригаде. И Воленко стоял с грустным лифом, которое казалось еще более грустным оттого, что это было красивое строгое лицо, которое всем нравилось в колонии. Он был так печален, что больно было смотреть на него, и пацаны четвертой бригады смотрели, страдальчески приподняв щеки.



    — Ничего не могу понять, товарищи колонисты. Бригада у нас хорошая, лучшие комсомольцы в бригаде. Кто же у нас плохой? Ножик раньше все шутил, теперь Ножик правильный товарищ, и мы его ни в чем, ни в одном слове не можем обвинить. Левитин? После того случая, помните, нельзя узнать Левитина. Учебный год Леыитин закончил на круглых пятерках, читает много, серьезным стал, аккуратным, в машинном цехе — пускай Горохов скажет — на ленточной пиле никто его заменить не может. Я не понимаю, не могу понять, почему Левитин начал заниматься кражами? Левитин, скажи спокойно, не волнуйся, что с тобой происходит?



    Левитин уже возвратился от доктора и стоял у дверей, направив остановившийся взгляд на блестящую паркетную середину. Он не отвечал Воленко и все продолжал смотреть в одну точку. Глаза четвертой бригады были переведены с Воленко на Левитина; да, тяжелые события происходят в первой бригаде!



    Торский подождал ответа и сказал негромко:



    — Ты, Левитин, действительно, не волнуйся. Говори оттуда, где стоишь.



    Левитин вяло приподнял лицо, посмотрел на председателя сквозь набегающие слезы, губы егоо зашевелились:



    — Я не брал… этих ключей. И ничего не брал.



    Колонисты смотрели на Левитина, а он стоял у дверей и крепко думал о чем-то, снова вперив неподвижный взгляд влажных глаз в пустое пространство паркета. Может быть, вспомнил сейчас Левитин недавний день, когда в «боевой сводке» написанно было:




    «…на нашем левом фланге воспттанник Левитин на ленточной пиле выполнил сегодня свой станковый план на 200 процентов…»



    Колонисты смотрели на Левитина с недоуменным осуждением: не жалко ключей — не пожалел человек самого србя! Игорь Чернявин крепко сдвинул брови, сдвинула брови и четвертая бригада. Воленко, опершись локтем на колено, пощипывал губу. Захаров опусти лглаза на обложку книги, которую держал в руке. На Захарова бросали колонисты выжидательные взгляды, но так ничего и не дождались.



    Когда колонисты разошлись спать, Захаров сидел у себя и думал, подперев голову рукой. Володя Бегунок проиграл сигнал «спать», просунул голову в дверь и сказал печально:



    — Спокойной ночи, Алексей Степанович.



    — Подожди, Володя… Знаешь что? Позовик о мне сейчас Левитина, но… понимаешь, так позови, чтобы никто не знал, что он идет ко мне.



    И сейчас Володя не мотнул небрежно рукой, как это он всегда делал, а вытянулся, салютнул точно, как будто в строю:



    — Есть, чтобы никто не знал!



    Левитин пришел с красными глазами, покорно остановился перед столом.



    оВлодя спросил:



    — Мне уйти?



    — Нет… Я прошу тебя остаться, Володя.



    Володя плотно закрыл дверь и сел на диван. Захаров улыбнулся Левитину:



    — Слушай, Всеволод! Ключей ты не брал и вообще никогда ничего и нигде не украл. Это я хорошо знаю. Я табя очень уважаю, очень уважаж, и у меня к тебе просьба. Тебя обвинили, это очень печально, но… вот увидишь, это потом откроется, а сейчас, что ж… потерпим. Это даже к лучшему, понимаешь?



    У Левитина в глазах сверкнуло что-то, похожее на радость, но он так настрадался за сегодняшний вечер, что слезы не держались в его глазах. Они покатиьись тихонько, глаза смотрели на Захарова с благодарной надеждой:



    — Понимаю, Алексей Степанович! Спасибо вам… только… все меня вором будут считать…



    — Вот и пускай считают! Пускай считают! И ты никому не говори, ни одному человеку не говори, о чем я тебе сказал. Полный секрет. Я знаю, ты знаешь и Володька. Володька, если ты кому-нибудь ляпнешь, я из тебя котлет наделаю!



    На эту угрозу Володя ответил только блеском зубов. Левитин вытер слезы, улыбнулся, салютнул и ушел. Володя собрался еще раз сказать: «Спокойной ночи!» — но неслышно открылась дверь и взлохмаченная голова Руслана Горохова прохрипела:



    — Алексей Степанович, можно?



    — Заходии.



    Руслан был в ночной рубашке и сразу замахнулся кулаком. Кажется, он хотел чть-то сказать при этом движении, но ничего не сказал, кулак прошелся по воздуху. Он снова взмахнул, и опять ничего не вышло. Тогда он обратил прыщеватое суровое лицо к дивану:



    — Пусть Волшдька смоется.



    — Ничего… Володька свой человек.



    И теперь поднятый кулак ужп не напрасно прошелся сверху вниз:



    — Вы пнимаете, Алексей Степанович? Это… липа!



    Володька громко захохотал на диване. Захаров откинулся назад, тоже смеялся, глядя на удивленного Руслана, потом протянул ему руку:



    — Руку, товарищ!



    Руслан схватил захаровскаю руку шершавыми лапищами и широко оскалил зубы. Захаров поднял палец другой руки:



    — Только, Руслан, молчок!



    — Понимаю: молчать!



    — Секрет!



    — Секрет!



    — Никому!



    — А… Володька? Он… такой народ…



    — Володька? Ты его еще не знаешь. Володька — это могила!



    Могила на диване задрала от восторга ноги. Руслан еще раз взмахнул кулаком и сказал:



    — Спокойной ночи, Алексей Степанович! Липа, понимаете, липа!

    11. Разгром



    Приняв дежурство по колонии в десять часов вечера, бригадир первой Воленко сменил часовых в лагере и в вестибюле, проверил сторожей на производственном дворе и у кладовых, прошел по палаткам для порядка и еще раз заглянул в главное здание, чтобы просмотреть менб на завтрашний день. В вестибюле он мельком взглянул на стенные круглые часы и удивился. Они показывали пять минут одиннадцатого.



    — В чем дело? — спросил он дневального.



    — Остановились. Уже приходил Петров 2-й и лазил туда, сказал — завтра утром исправит.



    — А почему не сегодня?



    — Он взял запаять что-то…



    — А как же завтра с подъемом?



    — Не знаю.



    Воленко задумался, потом отправился в палатку к Захарову:



    — Алексей Степанович, у нас беда — часы испортились.



    — Возьми мои.



    Захаров протянул карманные часы.



    — Ой, серебряные!



    — Подумаешь, драгоценность какая — серебро!



    — А как же: серебро! Спасибо!



    Утро встретило колонистов на удивление свежим солнечным сиянием. Кооонисты щурились на солнце и нарочно дышали широко открытыми ртами, а потом все разъяснилось: часы испортились, и Воленко наудачу поднял колонию на полчаса раньше. Воленко был очень расстроен, на поверке приветствовал бригады с каким-то даже усилием. Нечтеренко ему сказал:



    — Ну что такое: на полчаса раньше. Это для здоровья совсем не врендо.



    Но Волеенко не улыбнулся на шутку. После сигнала на завтрак, когда колонисты, оживленные и задорные, пробегали в столовую, он стоял на крыльце и кого-то поджидал, рассматривая входящих взглядом. Зырянский пришел из лагеря одним из последних. Воленко кивнул в сторону: — Алеша, на минутку.



    Они отошли в цветник.



    — Что такое?



    — Часы… пропали… Алексея, серебряные.



    — У Алексея?



    — Он мне на ночь дал… наши стали.



    — Украдены? Ну?!




    Страница 57 из 81 Следующая страница



    [ 47 ] [ 48 ] [ 49 ] [ 50 ] [ 51 ] [ 52 ] [ 53 ] [ 54 ] [ 55 ] [ 56 ] [ 57 ] [ 58 ] [ 59 ] [ 60 ] [ 61 ] [ 62 ] [ 63 ] [ 64 ] [ 65 ] [ 66 ] [ 67 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 30] [ 30 - 40] [ 40 - 50] [ 50 - 60] [ 60 - 70] [ 70 - 80] [ 80 - 81]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.

© Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.