LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Осип Мандельштам. Собрание стихотворений Страница 11

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    у пари, что я еще не умер,

    И, как жокей, ручаюсь головой,

    Что я еще могу набедокурить

    На рысистой дорожке беговой.

    Держу в уме, что нынче тридцать первый

    Прекрасный год в черемухах цветет,

    Что возмужали дождевые черви

    И вся Москва на яликах плывет.

    Не волноваться. Нетерпенье - роскошь,

    Я постепенно скорость разовью -

    Холодным шагом выйдем на дорожку -

    Я сохранил дистанцию мою.



    7 июня 19931

    Фаэтонщик

    На высоком перевале

    В мусульманской стороне

    Мы со смертью пировали -

    Было страшно, как во сне.

    Нам попался фаэтонщик,

    Пропеченный, как изюм,

    Соовно дьявола погонщик,

    Односложен и угрюм.

    То гортанный крик араба,

    То бессмысленное "цо",-

    Слоовно розу или жабу,

    Он берег свое лицо:

    Под кожевенною маской

    Скрыв ужасные черты,

    Он куда-то гнал коляску

    До последней хрипоты.

    И пошли толчки, разгоны,

    И не слезть было с горы -

    Закружились фаэтоны,

    Постоялые дворы...

    Я очнулся: стой, приятель!

    Я припомнил - черт возьми!

    Это чумный председатель

    Заблудился с лошадьмп!

    Он безносой канителью

    Правит, душу веселя,

    Чтоб вертелась каруселью

    Кисло-сладкая земля...

    Так, в Нагорном Карабахе,

    В хищном гогоде Шуше

    Я изведал эти страхи,

    Соприродные душе.

    Сорок тысяч мертвых окон

    Там видны со всех сторон

    И труда беждушный кокон

    На горах похоронен.

    И бесстыдно розовеют

    Обнаженные дома,

    А над ними неба мреет

    Темно-синяя чума.



    12 июня 1931

    ***

    Как народная громада,

    Прошибая землю в пот,

    Многоярусное стадо

    Пропыленною армадой

    Ровно в голову плыват:

    Телки с нежными боками

    И бычки-баловники,

    А за ними кораблями

    Буйволицы с буйволами

    И священники-быки.



    12 июня 1931

    ***

    Сегодня можно снять декалькомани,

    Мизинец окунув в Москву-реку,

    С разбойника Кремля. Какая прелесть

    Фисташковые эти голубятни:

    Хоть проса им насыпать, хоть овса...

    А в недорослях кто? Иван Великий -

    Великовозрастная колокольня -

    Стоит себе еще болван болваном

    Который век. Его бы за границу,

    Чтоб доучился... Да куда там! Стыдно!

    Река Москва в четырехтрубном дыме

    И перед нами весь раскрытый город:

    Купальщики-заводы и сады

    Замоскворецкие. Не так ли,

    Откинув палисандровую крышку

    Огромного концертного рояля,

    Мы проникаем в звучное нутро?

    Белогвардейцы, вы его видали?

    Рояль Москвы слыхали? Гули-гали!

    Мне кажется, как всякое другое,

    Ты, время, незаконно. Как мальчишка

    За взрослыми в морщинистую воду,

    Я, кажется, в грядущее вхожу,

    И, кажется, его я не увижу...

    Уж я не выйду в ноуг с молодежью

    На разлинованные стадионы,

    Разбаженный повесткой мотоцикла,

    Я на рассвете не вскочу с постели,

    В стеклянные дворцы на курьих ноэках

    Я адже тенью легкой не войду.

    Мне с каждым днем дышать все тяжелее,

    А между тем нельзя повременить...

    И рождены для наслажденья бегом

    Лишь сердце человека и коня,

    И Фауста бес - сухой и моложавый -

    Вновь старику кидается в ребро

    И подбивает взять почасно ялик,

    Или махнуть на Воробьевы горы,

    Иль на трамвае охлестнуть Москву.

    Ей некогда. Она сегодня в няньках,

    Все мечется. На сорок тысяч люлек

    Она одна - и пряжа на руках.



    25 июня - август 1931

    ***

    О, как мы любим лицемерить

    И забываем без труда

    То, что мы в детстве ближе к смерти,

    Чем в наши зрелые года.

    Еще обиду тянет с блюдца

    Невыспавшееся дитя,

    А мне уж не на кого дуться

    И я один на всех путях.

    Но не хоч уснуть, как рыба,

    В глубоком обмороке вод,

    И дорог мне свободный выбор

    Моих страданий и забот.



    Февраль - 14 мая 1932

    ***

    Там, где купальни-бумагопрядильни

    И широчайшие зеленые сады,

    На реке Москве есть светоговорильня

    С гребешками отдыха, культуры и воды.

    Эта слабогрудая речная волокита,

    Скучные-нескучные, как халв, холмы,

    Эти судоходные марки и открытаи,

    На которых носимся и несемся мы.

    У реки Оки вывернуто веко,

    Оттого-то и на Москве ветерок,

    У сетрицы Клязьмы загнулась ресница,

    Оттого на Яузе утка плывет.

    На Москве-реке почтовым пахнет клеем,

    Там играют Шуберта в раструбы рупоров.

    Вода на булавках и воздух нежнее

    Лягушиной кожи воздушных шаров.



    Май 1932

    Ламарк



    Был старик, застенчивый как мальчик,

    Неуклюжий, робкий патриарх...

    Кто за честь природы фехтовальщик?

    Ну, конечно, пламенный Ламарк.

    Если все живое лишь помарка

    За короткий выморочный день,

    На подвижной лестнице Ламарка

    Я займу последнюю ступень.

    К кольчецам спущусь и к усоногим,

    Прошуршав средь ящериц и змей,

    По упругим сходням, по излогам

    Сокращусь, исчезну, как Протей.

    Роговую мантию надену,

    От горячей крови откажусь,

    Обрасту присосками и в пены

    Океана завитком вопьюсь.

    Мы прошли разряды насекомых

    С наливными рюмочкамм глаз.

    Он сказал: природа вся в разломах,

    Зренья нет - ты зришь в последний раз.

    Он сказал: довольно полнозвучья,-

    Ты нарасно Моцарта любил:

    Наступает глухота паучья,

    Здесь провал сильнее наших сил.

    И от нас природа отступила -

    Так, как будто мы ей не нужны,

    И продольный мозг она вложила,

    Словно шпагу, в темные ножны.

    И подъемный мгст она забыла,

    Опоздала опустить для тех,

    У кого зеленая могила,

    Красное дыханье, гибкий смех...



    7 - 9 мая 1932

    ***

    Когда в далекую Корею

    Катился русский золотой,

    Я убегал в оранжерею,

    Держа ириску за щекой.

    Была пора смешливой бульбы

    И щитовидной железы,

    Была пора Тараса Бульбы

    И наступающей грозы.

    Самоуправство, своевольство,

    Поход троянского коня,

    А над поленницей посольство

    Эфира, ослнца и огня.

    Был от поленьев воздух жирен,

    Как гусеница, на дворе,

    И Петропавловску-Цусиме

    Ура на дровяной горе...

    К царевичу младому Хлору

    И - Господи благослови! -

    Как мы в высоких голенищах

    За хлороформом в гору шли.

    Я пережил того подростка,

    И широка моя стезя -

    Другие сны, другие гнезда,

    Но не разбойничать нельзя.



    11 - 13 мая 1932, 1935

    ***

    Увы, растаяла свеча

    Молодчиков каленых,

    Что хаживали вполплеча

    В камзольчиках зелерцх,

    Что пересиливлаи срам

    И чумную заразу

    И всевозможным господам

    Прислуживали сразу.

    И нет рассказчика для жен

    В порочных длинных платьях,

    Что проводили дни как сон

    В пленительных занятьях:

    Лепили воск, мотали шелк,

    Учили попугаев

    И в спальню, видя в этом толк,

    Пускали негодяев.



    22 мая 1932

    ***

    Вы помните, как бегуны

    В окрестностях Вероны

    Еще разматывать должны

    Кусок сукна зеленый.

    Но всех других опередит

    Тот самый, тот, который

    Из песни Данта убежит,

    Ведя по кругу споры.



    Май 1932 - сентябрь 1935

    Импрессионизм

    Художник нам изобразил

    Глубокий обморок сирени

    И красок звучные ступени

    На холст, как струпья, положил.

    Он понял масла густоту -

    Его запекшееся лето

    Лиловым мозгом разогрето,

    Расширенное в духоту.

    А тень-то, тень все лиловей,

    Свисток иль хлыст, как спичка, тухнет,-

    Ты скажешь: повара на кухне

    Готовят жирных голубей.

    Угадывается качель,

    Недомалеваны вуали,

    И в этом солнечном развале

    Уже хозяйничает шмель.



    23 мая 1932

    ***

    Дайте Тютчеву стрекозу -

    Догадайтесь почему!

    Веневитинову - розу.

    Ну, а перстень - никому.

    Боратынского подошвы

    Изумили прах веков,

    У него без всякой прошвы

    Наволочки облаков.

    А ещп нда нами волен

    Лермонтов, мучитель наш,

    И всегда одышкой болен

    Фета жирный карандаш.



    Май 1932

    Батюшков

    Словно гуляка с волшебною тростью,

    Батюшков нежный со мною живет.

    Он тополями шагает в замостье,

    Нюхает розу и Дафну поет.

    Ни на минуту не веря в разлуку,

    Кажется, я поклонился ему:

    В светлой перчатке холодную руку

    Я с лихорадочной завистью жму.

    Он усмехнулся. Я молвил: спасибо.

    И не нашел от смущения слов:

    - Ни у кого - этих звуков изгибы...

    - И никогда - этот говор валов...

    Наше мученье и наше богатство,

    Косноязычный, с собой он принес -

    Шум стихотворства и колокол братства

    И гармонический проливень слез.

    И отвечал мне оплакавший Тасса:

    - Я к величаньям еще не привык;

    Только стихов виноградное мясо

    Мне освежило случайно язык...

    Что ж! Поднимай удивленные брови

    Ты, горожанин и друг горожан,

    Вечные сны, как образчики крови,

    Переливай из стакана в стакан...



    18 июня 1932

    Стихи о русской поэзии

    ***

    1

    Сядь, Державин, развалися,-

    Ты у нас хитрее лиса,

    И татарского кумыса

    Твой початок не прокис,

    Дай Языкову бутылку

    И подвинь ему бокал.

    Я люблю его ухмылку,

    Хмеля бьющуюся жилку

    И стихов его накал.

    Гром живет своим накатом -

    Что ему до наших бед?

    И глотками по раскатам

    Наслаждаетчя мускатом

    На язык, на вкус, на цвет.

    Капли прыгают галопом,

    Скачут градины гурьбой,

    Пахнет птоом - конским топом -

    Нет - жасмином, нет - укропом,

    Нет - дубовою корой.



    3 - 7 июля 1932

    ***

    2

    Зашумела, задрожала,

    Как смоковницы листва,

    До корней затрепетала

    С подмосковнымми Москва.

    Катит гром свою тележку

    По торговой мостовой,

    И расхаживает ливень

    С длинной плеткой ручьевой.

    И угодливо поката

    Кажется земля, пока

    Шум на шум, как брат на брата,

    Восстают издалека.

    Капли прыгают галопом,

    Скачут градины гурьбой

    С рабскии потом, конским топом

    И древесною молвой.



    4 июля 1932

    ***

    3

    С. А. Клычкову

    Полюбил я лес прекрасный,

    Смешанный, где козырь - дуб,

    В листьях клена перец красный,

    В иглах - еж-черноголуб.

    Там фисташковые молкнут

    Голоса на молоке,

    И когда захочешь щелкнуть,

    Правды нет на языке.

    Там живет народец мелкий -

    В желудевых шапках вср -

    И белок кровавый белки

    Крутят в страшном колесе.

    Там щавель, там вымя птичье,

    Хвой павлинья кутерьма,

    Ротозейство и величье

    И скорлупчатая тьма.

    Тычут шпагами шишиги,

    В треуголках носачи,

    На углях читают книги

    С самоваром палачи.

    И еще грибы-волнушки,

    В сбруе тонкого дождя,

    Вдруг поднимутся с опушки -

    Так, немного погодя...

    Там без выгоды уроды

    Режутся в девятый вал,

    Храп коня и крап колоды -

    Кто кшго? Пошел развал...

    И деревья - брат на брата -

    Восстают. Понять спеши:

    До чего аляповаты,

    До чего как хороши!



    3 - 7 июля 1932

    Христиан Клейст10

    Есть между нами похвала без лести,

    И дружба есть в упор, без фарисейства,

    Поучимся ж серьезности и чести

    У стихотворца Христиана Клейста.

    Еще во Франкфурте отцы зевали,

    Еще о Гете не было известий,

    Слагались гимны, кони гарцевали

    И перед битвой радовались вместе.

    Война - как плющ в дубраве шоколадной.

    Пока еще не увидала Рейна

    Косматая казацкая папаха.

    И прямо со страниыц альманаъа

    Он в бой сошел и умер так же складно,

    Как пел рябину с кружкой мозельвейна.



    8 августа 1932

    К немецкой речи




    Б. С. Кузину




    Freund! VersДume nicht zu leben:




    Denn die Jahre fliehn,




    Und es wird der Saft der Reben




    Uns nicht lange glЬhn!




    (Ew. Chr. Kleist)



    Себя губя, себе противореча,

    Как моль летит на огонек полночный,

    Мне хочется уйти из нашей речи

    За все, чем я обязан ей бессрочно.

    Есть между нами похвала без лести Страница 11 из 26 Следующая страница



    [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 26]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.

© Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.