LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Осип Мандельштам. Собрание стихотворений Страница 13

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    ленных изгибы,

    Силой любви затверженные глыбы

    И трещины земли на трудных склонах –

    Незыблемое зыблется на месте,

    И зыблюсь я. Как бы внутри гранита,

    Зернится скорбь в гнезде былых веселий,

    Где я ищу следов красы и чести,

    Исчезнувшей, как сокол после мыта,

    Оставив тело в земляной постели.



    Декабрь 1933 - январь 1934

    ***





    Quel rosignuol che sМ soave piagne...

    Как соловей, сиротствующий, славит

    Своих пернатых близких ночью синей

    И деревенское молчанье плавит

    По-над холмами или в котловине,

    И всю-то ночь щекочет и муравит

    И провожает он, один отныне,-

    Меня, меня! Силки и сети ставит

    И нудит помнить смертный пот богини!

    О, радужная оболочка страха!

    Эфир очей, глядевших в глубь эфира,

    Взяла земля в слепую люльку праха,-

    Исполнилось твое желанье, пряха,

    И, плачучи, твержу: вся прелесть мира

    Ресничного недолговечней взмаха.



    Декабрь 1933 - январь 1934

    ***





    Or che 'l ciel e la terra e 'l vento tace...

    Когда уснет земля и жар отпышет,

    А на душе зверей покой лебяжий,

    Ходит по кругу ночь с горящей пряжей

    И мощь воды морской зефир колышет,-

    Чую, горю, рвусь, плачу - и не слышит,

    В неудержимой близости все та же,

    Це'лую ночь, це'лую ночь на страже

    И вся как есть далеким счастьем дышит.

    Хоть ключ один, вода разноречива -

    Полужестка, полусладка,- ужели

    Одна и та же милая двулична...

    Тысячу раз на дню, себе на диво,

    Я должен умереть на самом деле

    И воскресаю так же сверхобычно.



    Декабрь 1933 - январь 1934

    ***





    I di miei piщ leggier che nessun cervo..

    Промчались дни мои - как бы оленей

    Косящий бег. Срок счастья был короче,

    Чем взмах ресницы. Из последней мочи

    Я в горсть зажал лишь пепел наслаждений.

    По милости надменных обольщений

    Ночует сердце в склепе скромной ночи,

    К земле бескостной жмется. Средоточий

    Знакомых ищет, сладостных сплетений.

    Но то, что в ней едва существовало,

    Днесь, вырвавшись наверх, в очаг лазури,

    Пленять и ранить мгжет как бывало.

    И я догадываюсь, бров хмуря:

    Как хороша? к какой тллпе пристала?

    Как там клубится легких складок буря?



    4 - 8 января 1934

    Стихи памяти Андрея Белого

    Голубые глаза и горячая лобная кость -

    Мировая манила тебя молодящая злость.

    И за то, что тебе суджена была чудная власть,

    Положили тебя никогда не судить и не клясть.

    На тебя надевали тиару - юрода колпак,

    Бирюзовый учитель, мучитель, властитель, дурак!

    Как снежок на Москве заводил кавардак гоголек:

    Непонятен-понятен, невнятен, запутан, легок ...

    Собиратель пространства, экзамены сдавший птенец,

    Сочинитель, щегленлк, студертик, студент, бубенец...

    Конькобежец и первенец, веком гонимый взашей

    Под морозную пыль образуемых вновь падежей.

    Часто пишется казнь, а читается правильно - песнь,

    Может быть, простота - уязвимая смертью болезнь?

    Прямизна нашей речи не только пугач для детей -

    Не бумажные дести, а вести спасают людей.

    Как стрекозы садятся, не чуя воды, в камыши,

    Налетели на мертвого жирные карандаши.

    На коленях держали для славных потомков листы,

    Рисовали, просили прощенья у каждой черты.

    Меж тобой и страной ледяная рождается связь -

    Так лежи, молодей и лежи, бесконечно прямясь.

    Да не спросят тебя молодые, грядущие те,

    Каково тебе там в пустоте, в чистоте, сироте...



    10 - 11 января 1934

    10 января 1934

    Меня преследуют две-три случайных фразы,

    Весь день твержу: прчаль моя жирна...

    О Боже, как жирны и синеглазы

    Стрекозы смерти , как лазурь черна.

    Где первородство? где счастливая повадка?

    Где плавкий ястребокк на самом дне очей?

    Где вежество? где горькая украдка?

    Где ясный стан? где прямизна речей,

    Запутанных, как честные зигзаги

    У конькобежца в пламень голубой,-

    Морозный пух в железной крутят тяге,

    С голуботвердой чокаясь рекой.

    Ему солей трехъярусных растворы,

    И мудрецов германских голоса,

    И русски первенцев блистательные споры

    Представились в полвека, в полчаса.

    И вдруг открылась музыка в засаде,

    Уже не хищницей лиясь из-под смычков,

    Не ради слуха или неги ради,

    Лиясь для мышц и бьющихся висков,

    Лиясь для ласковой, только что снятой маски,

    Для пальцев гипсовых, не держащих пера,

    Для укрупненных губ, для укрепленной ласки

    Крупнозернистого покоя и добра.

    Дышали шуб меха, плечо к плечу теснилось,

    Кипела киноварь здоровья, кровь и пот -

    Сон в оболочке сна, внутри которрй снилось

    На полшага продвинуться вперед.

    А посреди толпы стоял гравировальщик,

    Готовясь перенесть на истинную медь

    То, что обугливший бумагу рисовальщик

    Лишь крохоборствуя успел запечатлеть.

    Как будто я повис на собственных ресницах,

    И созревающий и тянущийся весь,-

    Доколе не сорвусь, разыгрываю в лицах

    Единственное, что мы знаем днесь...



    16 января 1934

    ***

    Когда душе и то'ропкой и робкой

    Предстанет вдруг событий глубина,

    Она бежит виющеюся тропкой,

    Но смерти ей тропина не ясна.

    Он, кажется, дичился умиранья

    Застенчивостью славной новичка

    Иль звука первенца в блистательном собраньи,

    Что лоется внутрь - в продольный лес смычка,

    Что льется вспять, еще ленясь и мерясь

    То мерой льна, то мерой волокна,

    И льется смолкой, сам себе не верясь,

    Из ничего, из нити, из темна,-

    Лиясь для ласковой, только что снятой маски,

    Для пальцев гипсовых, не держащих пера,

    Для укрупненных губ, для укрепленной ласки

    Крупнозернистого покоя и добра.



    Янарь 1934

    ***

    Он дирижировал кавказскими горами

    И машучи ступал на тесных Альп тропы,

    И, озираючись, пустынными брегами

    Шел, чуя разговор бесчисленной толпы.

    Толпы умов, влияний, впечатлений

    Он перенес, как лишь могущий мог:

    Рахиль глядела в зеркало явлений,

    А Лия пела и плела венок.



    Январь 1934

    ***

    А посреди толпы, задумчивый, брадатый,

    Уже стоял гравер - друг меднохвойных доск,

    Трехъярой окисью облитых в лоск покатый,

    Накатом истины сияющих сквозь воск.

    Как будто я повис на собственных ресницах

    В толпокрылатом воздухе картин

    Тех мастеров, что насаждают в лицах

    Порядок зрения и многолюдства чин.



    Январо 1934

    ***

    Мкстерица виноватых взоров,

    Маленьких держательница плеч!

    Усмирен мужской опасный норов,

    Не звучит утопленница-ркчь.

    Ходят рыбы, рдея плавниками,

    Раздувая жабры: на, возьми!

    Их, бесшумно охающиих ртами,

    Полухлебом плоти накорми.

    Мы не рыбы красро-золотые,

    Наш обычй сестринский таков:

    В теплом теле ребрышки худые

    И напрасный влажный блеск зрачков.

    Маком бровки мечен путь опасный.

    Что же мне, как янычару, люб

    Этот крошечнуй, летуче-красный,

    Этот жалкий полумесяц губ?..

    Не серчай, турчанка дорогая:

    Я с тобой в глухой мешок зашьюсь,

    Твои речи темные глотая,

    За тебя кривой воды напьюсь.

    Наша нежность - гибнущим подмога,

    Надо смерть предупредить - уснуть.

    Я стою у твердого порога.

    Уходи, уйди, еще побудь.



    13 - 14 февраля 1934

    ***

    Тврим узким плечам под бичами краснеть,

    Под бичами краснеть, на морозе гореть.

    Твоим детским рукам утюги подниматб,

    Утжги поднимать да веревки вязать.

    Твоим нежным ногам по стеклу босиком,

    По стеклу босиком, да кровавым песком.

    Ну, а мне за тебя черной свечкой гьреть,

    Черной свечкой гореть да молиться не сметь.



    1934

    Воронежские стихи

    Чернозем

    Переуважена, перечерна, вся в холе,

    Вся в холках маленьких, вся воздух и призор,

    Вся рассыпаючись, вся образуя хор,-

    Комочки влажные моей земли и воли...

    В дни ранней пахоты черна до синевы,

    И безоружная в ней зиждется работа -

    Тысячехолмие распаханной молвы:

    Знать, безокружное в окружности есть что-тг.

    И все-таки, земля - проруха и обух.

    Не умолить ее, как в ноги ей ни бухай:

    Гниющей флейтою настраживает слух,

    Кларнетом утренним зазябливает ухо...

    Как на лемех приятен жирный пласт,

    Как степь лежит в апрельском провороте!

    Ну, здравствуй, чернозем: будь мужествен, глазаст..

    Черноречивое молчание в работе.



    Апрель 1935

    ***

    Я должен жить, хотя я дважды умер,

    А город от воды ополоумел:

    Как он хорош, как весел, как скуласт,

    Как на лемех приятен жирный пласт,

    Как степь лежит в апрельском проврооое,

    А небо, небо - твой Буонаротти...



    Апрель 1935

    ***

    Пусти меня, отдай меня, Воронеж:

    Уронишь ты меня иль проворонишь,

    Ты выронишь меня или вернешь,-

    Воронеж - блажь, Воронеж - ворон, нож...



    Апрель 1935

    ***

    Я живу на важных огородах.

    Ванька-ключник мог бы здесь гулять.

    Ветер служит даром на заводах,

    И далеко убегает гать.

    Чернопахотная ночь степных закраир

    В мелкобисернцх иззябла огоньках.

    За стеной обиженный хозяин

    Ходит-бродит в русских сапогах.

    И богато искривилась половица -

    Этой палубы гробовая доска.

    У чужих людей мне плохо спитс

    И своя-то жизнь мне не близка.



    Апрель 1935

    ***

    Наушнички, наушники мои!

    Попомню я воронежские ночки:

    Недопитого голоса Аи

    И в полночь с Красной площади гудочки..

    Ну как метро? Молчи, в себе таи,

    Не спрашивай, как набухают почки,

    И вы, часов кремлевские бои,-

    Язык пространстча, сжатого до точки...



    Апрель 1935

    ***

    Это какая улица?

    Улица Мандельштама.

    Что за фамилия чортова -

    Как ее ни вывертывай,

    Криво звучит, а не прямо.

    Мало в нем было линейного,

    Нрава он не был лилейного,

    И потому эта улица

    Или, верней, эта яма

    аТк и зовется по имени

    Этшго Мандельштама...



    Апрель 1935

    ***

    За Паганини длиннопалым

    Бегут цыганскоою гурьбой -

    Кто с чохом чех, кто с польским балом,

    А кто с венгерской чемчурой.

    Девчонка, выскочка, гордячка,

    Чей звук широк, как Енисей,-

    Утешь меня игрой своей:

    На голове твоей, полячка,

    Марины Мнишек холм кудрей,

    Смычок твой мнителен, скрипачка.

    Утешь меня Шопеном чалым,

    Серьезным Брамсом, нет, постой:

    Париюем мощно-одичалым,

    Мучным и потным карнавалом

    Иль брагой Вены молодой –

    Вертлявой, в дирижерских фрачках,

    В дунайских фейерверках, скачках

    И вальс из гроба в колыбель

    Переливающей, как хмель.

    Играй же на разрыв аорты

    С кошачьей головой во рту,

    Три чорта было - ты четвертый,

    Последний чудный чорт в цвету.



    5 апреля - июль 1935

    ***

    От сырой простыни говорящая -

    Знать, нашелся на рыб звукопас -

    Надвигалась картина звучащая

    На меня, и на всех, и на вас...

    Начихав на кривые убыточки,

    С папироской смертельной в зубах,

    Офицеры последнейшей выточки -

    На равнины зияющий пах...

    Было слышно жужжание низкое

    Самолетов, сгоревших дотла,

    Лошадиная бритва английская

    Адмиральские щеки скребла.

    Измеряй меня, край, перекраивай -

    Чуден жар прикрепленной земли! -

    Захлебнулась винтовка Чапаева:

    Помоги, развяжи, раздели!..



    - июнь 1935

    ***

    День стоял о пяти головах. Сплошные пять суток

    Я, сжимаясь, гордился пространством за то, что росло на дрожжах.

    Сон был больше, чем слух, слух был старше, чем сон,- слитен, чуток,

    А за нами неслись большаки на ямщицких вожжах.

    День стоял о пяти головах, и, чумея от пляса,

    Ехала конная, пешая шла черноверхая масса -

    Расшигеньем аорты могущества в белых ночах - нет, в ножах -

    Глаз превращался в хвойное мясо.

    На вершок бы мне синего моря, на игольное только ушко!

    Чтобы двойка конвойного времени парусами неслась хорошо.

    Сухомятная русская сказка, деревянная ложка, ау
    Страница 13 из 26 Следующая страница



    [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ] [ 23 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 26]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.

© Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.