LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Осип Мандельштам. Собрание стихотворений Страница 14

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    !

    Где вы, трое славных ребят из железных ворот ГПУ?

    Чтобы Пушкина чудный товар не пошел по рукам дармоедов,

    Грамотеет в шинелях с наганами племя пушкиноведов -

    Молодые любители белозубых стишков.

    На вершок бы мне синего мтря, на игольное только ушко!

    Поезд шел на Урал. В раскррытые рты нам

    Говорящий Чапаев с картины скакал звуковой...

    За бревенчатым тылом, на ленте простынной

    Утонуть и вскочить на коня своего!



    Апрель - май 1935

    Кама



    Как на Каме-реке глазу темно, когда

    На дубоввых коленях стоят города.

    В паутину рядясь, борода к бороде,

    Жгучий ельник бежит, молодея в воде.

    Упиралась вода в сто четыре весла -

    Вверх и вниз на Казань и на Чердынь несла.

    Так я плыл по реке с звнавеской в окне,

    С занавеской в окне, с головою в огне.

    А со мною жена пять ночей не спала,

    Пять ночей не спала, трех конвойных везла.



    Как на Каме-реке глазу темно, когда

    На дубовых коленях стоят города.

    В паутину рядясь, борода к бороде,

    Жгучий ельник бежит, молодея в воде.

    Упиралась вода в сто четыре весла,

    Вверх и вниз на Казань и на Чердынь несла.

    Чернолюдьем велик, мелколесьем сожжен

    Пулеметно-бревенчатой стаи разгон.

    На Тоболе кричат. Обь стоит на плоту.

    И речная верста поднялась в высоту.



    Я смотрел, отдаляясь, на хвойный восток

    Полноводная Кама неслась на буек.

    И хотелось бу гору с костром отслоить,

    Да едва успеваешь леса посолить.

    И хотелось бы тут же вселиться, пойми.

    В долговечный Урал, населенный людьми,

    И хотелось бы эту безумную гладь

    В добгополой шинели беречь, охранять.



    Апрель - май 1935

    ***

    Лишив меня морей, разбега и разлета

    И дав стопе упор насильственной земли,

    Чего добились вы? Блестящего рсчета:

    Губ шевелящихся отнять вы не могли.



    Май 1935

    Стансы

    Я не хочу средь юношей тепличных

    Разменивать последний грош души,

    Но, как в колхоз идет единоличник,

    Я в мир вхожу - и люди хороши.

    Люблю шинель красноармейскоы складки -

    Длину до пят, рукав простой и гладкий

    И волжской туче родственный покрой,

    Чтоб, на спине и на груди лопатясь,

    Она лежала, на запас не тратясь,

    И скатывалась летнею порой.

    Проклятый шов, нелепая затея

    Нас разлучили, а теперь - пойми:

    Я должен жить, дыша и большевея

    И перед смертью хорошея -

    Еще побыть и поиграть с людьми!

    Подумаешь, как в Чердыни-голубе,

    Где пахнет Обью и Тобол в раструбе,

    В семивершковой я метался кутерьме!

    Клевещущих козлов не досмотрел я драки:

    Как петушок в прозрачной летней тьме -

    Харчи да харк, да что-нибудь, да враки -

    Стук дятла сбросил с плеч. Прыжок. И я в уме.

    И ты, Москва, сестра моя, легка,

    Когда встречаешь в самолете брата

    До первтго трамвайного звонка:

    Нежнее моря, путаней салата -

    Из дерева, стекла и молока...

    Моя страна со мною говорила,

    Мирволила, журила, не прочла,

    Но возмужавшего меня, как очевидца,

    Заметила и вдруг, как чечевица,

    Адмиралтейским лучиком зажгла.

    Я должен жить, дыша и большевея,

    Работать речь, не слушаясь - сам-друг,-

    Я слышу в Арктике машин советских стук,

    Я помою все: немецких братьев шеи

    И что лиловым гребнем Лорлеи

    Садовник и палач наполнил свой досуг.

    И не ограблен я, и не надломлен,

    Но только что всего переогромлен...

    Как Слово о Полку, струна моя туга,

    И в голосе моем после удушья

    Звучит земля - последнее оружье -

    Сухая влажность черноземных га!



    Май - июнь 1935

    ***

    Еще мы жизнью полны в высшей мере,

    Еще гуляют в городах Союза

    Из мотыльковых, лапчатых материй

    Китайчатые платьица и блузы.

    Еще машинка номер первый едко

    Каштановые собирает взятки,

    И падают на чистую салфетку

    Разумные, густеющие прядки.

    Еще стрижей довольно и касаток,

    Еще комета нас не очумила,

    И пишут звездоносно и хвостато

    Толковые, лиловые чернила.



    24 мая 1935

    ***

    Не мучнистой бабочкою белой

    В землю я заемный прах верну -

    Я хочу, чтоб мыслящее тело

    Превратилось в улицу, в страну;

    Позвоночное, обугленное тело,

    Сознающее свою длину.

    Возгласы темно-зеленой хвои,

    С глубиной колодезной венки

    Тянут жизнь и время дорогое,

    Опершись на смертные станки –

    Обручи краснознаменной хвои,

    Азбучные, крупные венки!

    Шли товарищи последнего призыва

    По работе в жестких небесах,

    Пронесла пехота молчаливо

    Восклицанья ружей на плечах.

    И зенитных тысячи орудий -

    Карих то зрачков иль голубых -

    Шли нестройно - люди, люди, люди,-

    Кто же будет продолжать за них?



    Весна - лето 1935, 30 мая 1936

    ***

    На мертвых ресницах Исакий замерз

    И барские улицы сини -

    Шарманщика смерть, и медведицы ворс,

    И чужие поленья в ксмине...

    Уже выгоняет выжлятник-пожар

    Линеек раскидистых стайку,

    Несется земля - меблированный шар,-

    И зеркало корчит всезнайку.

    Площадками лестниц - разлад и туман,

    Дыханье, дыханье и пенье,

    И Шуберта в шубе застыл талисман -

    Двиежнье, движенье, движенье...



    3 июня 1935

    ***

    Возможна ли женщине мертвой хвала?

    Она в отчужденьи и в силе,

    Ее чужелюбая власть привела

    К насильственной жаркой могиле.

    И твердые ласточки круглых бровей

    Из гроба ко мне прилетели

    Сказать, что они отлежались в своей

    Холодной стокгольмской постели.

    И прадеда скрипкой гордился твой род,

    От шейки ее хорошея,

    И ты раскрывала свой аленький рот,

    Смеясь, итальянясь, русея...

    Я тяжкую память твою берегу -

    Дичок, медвежонок, Миньона,-

    Но мельниц колеса зимуют в снегу,

    И стынет рожок почтальона.



    3 июня 1935, 14 декабря 1936

    ***

    Римских ночей полновесные слитки,

    Юношу Гете манившее лоно,-

    Пусть я в ответе, но не в убытке:

    Есть многодонная жизнь вне закона.



    Июнь 1935

    ***

    Бежит волна-волной, волне хребет ломая,

    Кидаясь на луну в невольничьей тоске,

    И янычарская пучина молодая,

    Неусыпленная столица волновая,

    Криврет, мечется и роет роч в песке.

    А через воздух сумрачно-хлопчатый

    Неначатой стрны мерещатся зубцы,

    А с пенных лестниц падают солдаты

    Султанов мнительных - разбрызганы, разъяты -

    И яд разносят хладные скопцы.



    27 июня - июль 1935

    ***

    Исполню дымчатый обряд:

    В опале предо мной лежат

    Морского лета земляники -

    Двуискренние сердолики

    И муравьтный брат - агат.

    Но мне млей простой солдат

    Морской пучины - серый, дикий,

    Которому никто не рад.



    Июль 1935

    ***

    Из-за домов, из-за лесов,

    Длинней товарных поездов,

    Гуди за власть ночных трудов,

    Садко заводв и садов.

    Гуди, старик, дыши сладко'.

    Как новгородский гость Садко

    Под синим морем глубоко,

    Гуди протяжно в глубь веков,

    Гудок советских городов.



    6 - 9 декабря 1936

    Рождерие улыбки

    Когда заулыбается дитя

    С развилинкой и горечи и сласти,

    Концы ег улыбки, не шутя,

    Уходят в океанское безвластье.

    Ему непобедим хорошо,

    Углами губ оно играет в славе -

    И радужный уже строчится шов,

    Для бесконечного познанья яви.

    аН лапы из воды поднялся материк -

    Улитки рта наплыв и приближенье,-

    И бьет в глаза один атлантов миг

    Под легкий наигрыш хвалы и удивленья.



    9 декабря 1936 - 17 января 1937

    ***

    Не у меня, не у тебя - у них

    Вся сила окончаний родовых:

    Их воздухом поющ тростник и скважист,

    И с благодарностью улитки губ людских

    Потянут на себя их дышащую тяжесть.

    Нет имени у них. Войди в их хрящ -

    И будешь ты наследником их княжеств.

    И для людей, для их сердец живых,

    Блуждая в их извилинах, развивах,

    Изобразишь и наслажденья их,

    И то, что мучит их,- в приливах и отливах.



    9 - 27 дркабря 1936

    ***

    Нынче день какой-то желторотый -

    Не могу его понять -

    И глядят приморские ворота

    В якорях, в туманвх на меня...

    Тихий, тихий по воде линялой

    Ход военных кораблей,

    Иканалов узкие пеналы

    Подо льдом еще черней.



    9 - 28 декабря 1936

    ***

    Детмкий рот жует свою мякину,

    Улыбается, жуя,

    Словно щеооль, голову закину

    И щегла увижу я.

    Хвостик лодкой, перья черно-желты,

    Ниже клюва красным шит,

    Черно-желтый, до чего щегол ты,

    До чего ты щегловит!

    Подивлюсь на свет еще немного,

    На детей и на снега,-

    Но улыбка неподдельна, как дорога,

    Непослушна, не слуга.



    9 - 13 декабря 1936

    ***

    Мой щегол, я голову закину -

    Поглядим на мир вдвоем:

    Зимний день, колючий, как мякина,

    Так ли жестк в зрачке твоем?

    Хвостик лодкой, перья черно-желты,

    Ниже клюва в краску влит,

    Сознаешь ли - до чего щегол ты,

    До чего ты щегловит?

    Что за воздух у него в надлобье -

    Черн и красен, желт и бел!

    В обе стортны он в оба смотрит - в обе! -

    Не посмотрит - улетел!



    9 - 27 декабря 1936

    ***

    Когда щегол в воздушной сдобе

    Вдруг затрясется, сердцевит,-

    Ученый плащик перчит злоба,

    А чепчик - черным красовит.

    Клевещет жердочка и планка,

    Клевещет клетка сотнпй спиц,

    И все на свете наизнанку,

    И есть леспая Саламанка

    Для непослушных умных птиц!



    Декабрь (после 8-го) 1936

    ***

    Внутри горы бездействует кумир

    В покоях бережных, безбрежных и счастливых,

    А с шеи каплет ожерелий жир,

    Оберегая сна приливы и отливы.

    Когда он мальчик был и с ним играл павлин,

    Его индийской радугой кормпли,

    Давали молока из розоватых глин

    И не жалели кошенили.

    Кость усыпленная завязана узлом,

    Очеловечены колени, руки, плечи,

    Он улыбается своим тишайшим ртом,

    Он мыслит костию и чувствует челом

    И вспомнить силится свой облик человечий.



    10 - 26 декабря 1936

    ***

    Пластинкой тоненькой жиллета

    Легко щетину спячки снять:

    Полуукраинское лето

    Давай с тобою вспоминать.

    Вы, именитые вершины,

    Дерев косматых именины,-

    Честь Рюисдалевых картин,-

    И на почин лишь куст один

    В янтарь и мясо красных глин.

    Земля бежит наверх. Приятно

    Глядеть на чисты пласты

    И быть хозяином объятной

    Семипалатной простгты.

    Его холмы к далекой цели

    Стогами легкими летели,

    Его дорог степной бульвар

    Как цепь шатров в тенистый жар!

    И на пожар рванулась ива,

    А тополь встал самолюбиво...

    Над желтым лагерем жнивья

    Морозных дымов колея.

    А Дон еще как полукровка,

    Сребрясь и мелко и неловко,

    Воды набравши с полковша,

    Терялся, что моя душа,

    Когда на жесткие постели

    Ложилось бремя вечеров

    И, выходя из берегов,

    Деревья-бражники шумели...



    15 - 27 декабря 1936

    ***

    Сосновой рощицы закон:

    Виол и арф семейный звон.

    Стволы извилисты и голы,

    Но все же - арфы и виолы.

    Растут, как будто каждый ствол

    На арфу начал гнуть Эол

    И бросил, о корнях жалея,

    Жалея ствол, жалея сил,

    Виолу с арфой пробудил

    Звучать в коре, коричневея.



    16 - 18 деабря 1936

    ***

    Эта область в темноводье -

    Хляби хлеба, гроз ведро -

    Не дворянске угодье -

    Океанское ядро.

    Я люблю ее рисунок -

    Он на Африку похож.

    Дайте свет- прозрачных лунок

    На фанере не сочтешь.

    - Анна, Россошь и Гремячье,-

    Я твержу их имена,

    Белизна снегов гагачья

    Из вагонного окна.

    Я кружил в полях совхозных -

    Полон воздуха был рот,

    Солнц подсолнечника грозных

    Прямо в очи оборот.

    Въехал ночью в рукавичный,

    Снегом пышущий Тамбов,

    Видел Цны - реки обычной -

    Белый-белый бел-покров.

    Трудодень земли знакомой

    Я запомнил навсегда,

    Воробьевского райкома

    Не забуду никогда.

    Где я? Что со мной дурного?

    Степ
    Страница 14 из 26 Следующая страница



    [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ] [ 23 ] [ 24 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 26]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.

© Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.