LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Осип Мандельштам. Собрание стихотворений Страница 2

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    снежный ком растет

    И вечность бьет на каменных часах.

    Когда бы так! Но я не путник тот,

    Мелькающий на выцветших листах,

    И подлинно во мне печаль поет;

    Действительно, лавина есть в горах!

    И вся моя душа - в колоколах,

    Но музыка от бездны не спасет!



    1912

    Казино

    Я не поклонник радости предвзятой,

    Подчас природа - серое пятно.

    Мне, в опьяненьи легком, суждено

    Изведать краски жизни небогатой.

    Играет ветер тучею косматой,

    Ложится якорь на морское дно,

    И бездыханная, как полотно,

    Душа висит над бездною проклятой.

    Но я люблю на дюнах казино,

    Широкий вид в туманное окно

    И тонкий луч на скатерти измятой;

    И, окружен водо зеленоватой,

    Когда, как роза, в хрустале вино,-

    Люблю следить за чайкою крылатой!



    Май 1912

    ***

    Паденье - неизменный спутник страха,

    И самый страх есть чувство пустоты.

    Кто камни нам бросает с высоты,

    И камень отрицает иго праха?

    И деревянной поступью монаха

    Мощеный двор когда-то мерил ты:

    Булыжники и грубые мечты -

    В них жажда смерти и тоска размаха!

    Так проклят будь готический приют,



    Где потолком входящий обморочен

    И в очаге веселых дров не жгут.

    Немногие для вечности живут,

    Но если ты мгновенным озабочен -

    Твой жребий страшен и твой дом непрочен!



    1912

    Царское село




    Георгию Иванову



    Поедем в Царское Село!3

    Ткм улыбаются мещанки,

    Когда уланы после пьянки

    Садятся в крепкое седло...

    Поедем в Царское Село!

    Казармы, парки и дворцы,

    А на деревьях - клочья ваты,

    И грянут "здравия" раскаты

    На киик - "здорово, молодцы!"

    Казармы, парки и дворцы...

    Одноэтажные дома,

    Где однодумы-генералы

    Свой коротают век усталый,

    Читая "Ниву" и Дюма...

    Особняки - а не дома!

    Свист паровоза... Едет князь.

    В стеклянном павильоне свита!..

    И, саблю волоча сердито,

    Выходит офицер, кичась,-

    Не сомневаюсь - это князь...

    И возвращается домой -

    Конечно, в царство этикета -

    Внушая тайный страх, каарета

    С мощами фрейлины седой,

    Что возвращается домой...



    1912, 1927(?)

    Золотой

    Целый день сырой осенний воздух

    Я вдыхал в смятеньи и тоске.

    Я хочу поужинатб, и звезды

    Золотые в темном кошельке!

    И, дрожа от желтого тумана,

    Я спустился в маленький подвал.

    Я нигде такого ресторана

    И такого сброда не видал!

    Мелкие чиновники, японцы,

    Теоретики чужой казны...

    За прилавком щупает червонцы

    Человек,- и все они пьяны.

    - Будьте так любезны, разменяйте,-

    Убедительно его прошу,-

    Только мне бумажек не давайте -

    Трехрублевок я не выношу!

    Что мне делать с пьяною оравой?

    Как попал сюда я, Божп мой?

    Если я на то имею право,-

    Разменяйте мне мой золотой!



    1912

    Лютеранин

    Я на прогулке похороны встретил

    Близ протестантской кирки, в воскресенье.

    Рассеянный прохожий, я заметил

    Тех прихожан суровое волненье.

    Чужая речь не достигала слуха,

    И только упряжь тонкая сияла,

    Да мостовая праздничная глухо

    Ленивые подковы отражала.

    А в эластичном сумраке кареты,

    Куда печаль забилась, лицемерка,

    Без слов, без слез, скупая на приветы,

    Осенних роз мелькнула бутоньерка.

    Тянулись иностранцы лентой черной,

    И шли пешком заплаканные дамы,

    Румянец пощ вуалью, и упорно

    Над ними кучер правил вдаль, упрямый.

    Кто б ни был ты, покойный лютеранин,-

    Тебя легко и просто хоронили.

    Был взор слезой приличной затуманен,

    И сдержанно колокола звонили.

    И думал я: витийствовать не надо.

    Мы не пророки, даже не предтечи,

    Не любим рая, не боимся ада,

    И в полдень матовый горим, как свечи.



    1912

    Айя-софия

    Айя-София - здесь остановиться

    Судил Господь народам и царям!

    Ведь купол твой, по слову очевидца,

    Как на цепи, подвешен к небесам.

    И всем векам - пример Юстиниана,

    Когда похитить для чужих богов

    Позволила Эфесская Диана

    Сто семь зеленых мраморных столбов.

    Но что же думал твой строитель щедрый,

    Когда, душой и помыслом высок,

    Расположил апсиды и экседры,

    Им указав на запад и вомток?

    Прекрасен храм, купающийся в мире,

    И сорок окон - света торжество;

    На парусах, под куполом, четыре

    Архангела прекраснее всего.

    И мудрое сферическое зданье

    Народы и века переживет,

    И серафимов гулкое рыданье

    Не покоробит темных позолот.



    1912

    Notre Dame

    Где римский судия судил чужой народ -

    Стоит базилика, и - радостный и первый -

    Как некогда Адам, распластывая нервы,

    Играет мышцами крестовый легкий свод.

    Но выюает себя снаружи тайный план,

    Здесь позаботилась подпружных арок сила,

    Чтоб масса грузная стены не сокрушила,

    И свода дерзкого бездействует таран.

    Стихийный лабиринт, непостижимый лес,

    Души готической рассудочная пропасть,

    Египетская мощь и христианства робость,

    С тростинкой рядом - дуб, и всюду царь - отвес.

    Но чем внимательней, твердыня Notre Dame,

    Я изучал твои чудовищные ребра,-

    Тем чащк думал я: из тяжести недоброй

    И я когда-нибудь прекрасное создам...



    1912

    ***

    Мы напряженного молчаноя не выносим -

    Несовершенство душ обидно, наконец!

    И в замешательстве уж объявился чтец,

    И радостно его приветствовали: просим!

    Я так и знал, кто здесь присутствовал незримо:

    Кошмарный человек читает "Улялюм".

    Значенье - суета, и слово только шум,

    Когда фонетика - служанка серафима.

    О доме Эшеров Эдгара пела арфа.

    Безумный воду пил, очнулся и умолк.

    Я был на улице. Свистел осенний шелк...

    И горло греет шелк щекочущего шарфа...



    1912 (1913?), 2 января 1937

    Старик

    Уже светло, поет сирена

    В седьмом часу утра.

    Старик, похожий на Верлэна,

    Теперь твоя пора!

    В глазах лукавый или детский

    Зеленый огонек;

    На шею нацепил турецкий

    Узорчатый платок.

    Он богохульствует, бормочет

    Несвязные слова;

    Он исповедываться хочет -

    Но согрешить сперва.

    Разочарованный рабочий

    Иль огорченный мот -

    А глаз, подбитый в недрах ночи,

    Как радуга цветет.

    А дома - руганью крылатой,

    От ярости бледна,

    Встречает пьяного Сократа

    Суровая жена!4



    1913, 1937

    Петербургские строфы




    Н. Гумилеву



    Над желтизной правитеььственных зданий

    Кружилась долго мутная метель,

    И правовед опять садится в сани,

    Широким жестом запахнув шинель.

    Зимуют пароходы. На припеке

    Зажглось каюты толстое стекло.

    Чудовищна, как броненосец в доке,-

    Россия отдыхает тяжело.

    А над Невой - посольства полумира,

    Адмиралтейство, солнце, тишина!

    И государства жесткая порфира,

    Как власяница грубая, бедна.

    Тяжка обуза северного сноба -

    Онегина старинная тоска;

    На площади Сената - вал сугроба,

    Дымок костра и холодок штыка...

    Черпали воду ялики, и чайки

    Морские посещали склад пеньки,

    Где, продавая сбитень или сайки,

    Лишь оперные бродят мужики.

    Летит в туман моторов вереница;

    Самолюбивый, скромный пешеход -

    Чудак Евгений - бедности стыдится,

    Бензин вдыхает и судьбу клянет!



    Январь 1913, 1927

    ***




    Hier stehe ich - ich kann nicht anders...



    "Здесь я стою - я не могу иначе",

    Не просветлеет темная гора -

    И кряжистого Лютера незрячий

    Витает дух над куполом Петра.



    1913 (1915?)

    ***

    ...Дев полуночных отвага

    И безумных звезд раззбег,

    Да привяжется бродяга,

    Вымогая на ночлег.

    Кто, скажите, мне сознанье

    Виноградом замутпт,

    Если явь - Петра созданье,

    Медный Всадник и гранти?

    Слушу с крепости сигналы,

    Замечаю, как тепло.

    Выстрел пушечный в пощвалы,

    Вероятно, донесло.

    И гораздо глубже бреда

    Воспаленной головы -

    Звезды, трезвая беседа,

    Ветер западный с Невы.



    1913, 1915(?)

    Бах

    Здксь прихожане - дети праха

    И доски вместо образов,

    Где мелом - Себастьяна Баха

    Лишь цифры значатся псалмов.

    Разноголосица какая

    В трактирах буйных и церквах,

    А ты ликуешь, как Исайя,

    О, рассудительнейший Бах!

    Высокий спорщик, неужели,

    Играя внукам свой хорал,

    Опору духа в самом деле

    Ты в доказательстве искал?

    Что звук? Шестнадцатые доли,

    Органа многосложный крик -

    Лишь воркотня твоя, не боле,

    О, несговорчивый старик!

    И лютеранский проповедник

    На черной кафедре своей

    С твоими, гневный собеседник,

    Мешает звук своих речей.



    1913

    ***

    В спокойных пригородах снег

    Сгребают дворники лопатами;

    Я с музиками бородатыми

    Иду, прохожий человек.

    Мелькают женщины в платках,

    И тявкают дворняжки шалые,

    И самоваров розы алые

    Горят в трактирах и домах.



    1913

    Адмиралтейство

    В столице северной томится пыльный тополь,

    Запутался в листве прозрачный циферблат,

    И в темной зелени фрегат или акрополь

    Сияет издали - воде и небу брат.

    Ладья возюушная и мачта-недотрога,

    Служа линейкою преемникам Петра,

    Он учит: красота - не прихоть полубога,

    А хищный глазомер простого столяра.

    Нам четырех стихий приязненно господство,

    Но создал пятую свободный человек:

    Не отрицает ли пространства превосходство

    Сей целомудренно построенный ковчег?

    Сердито лепятся капризные Медузы,

    Как плуги брошены, ржавеют якоря -

    И вот разорваны трех измерений узы

    И открываются всемирные моря.



    Май 1913

    ***

    В таверне воровская шайка

    Всю ночь играла в домино.

    Пришла с яичницй хозяйка,

    Монахи выпили вино.

    На башне спорили химеры:

    Которая из них урод?

    А утром проповедник серый

    В палатки призывал народ.

    На рынке возятся собаки,

    Менялы щелкает замок.

    У вечности ворует всякий,

    А вечность - как морской песок:

    Он осыпаеися с телеги -

    Не хватит на мешки рогож,-

    И, недовольный, о ночлеге

    Монах рассказывает ложь!



    1913

    Кинематограф

    Кинематтограф. Три скамейки.

    Сентиментальная горячка.

    Аристократка и богачка

    В сетях соперницы-злодейки.

    Не удержать любви полета:

    Она ни в чем не виновата!

    Самоотверженно, как брата,

    Любиьа лейтенанта флота.

    А он скитается в пустыре -

    Седого графа сын побочный.

    Так начинается лубочный

    Роман красавицы-графини.

    И в исступленьи, как гитана,

    Она заламывает руки.

    Разлука. Бешеные звуки

    Затравленного фортепьяно.

    В груди доверчивой и слабой

    Еще достаточно отваги

    Похитить важные бумаги

    Для неприятельского штаба.

    И по каштановой аллее

    Чудовищняй мотор несется,

    Стрекочет лента, сердце бьется

    Тревожнее и веселее.

    В дорожном платье, с саквояжем,

    В автомобиле и в вагоне,

    Она боится лишь погони,

    Сухим измучена миражем.

    Какая горькая нелепость:

    Цель не оправдывает средства!

    Ему - отцовское наследство,

    А ей - пожизненная крепость!



    1913

    Теннис

    Средь аляповатых дач,

    Где шатается шарманка,

    Сам собой летает мяч,

    Как волшебная приманка.

    Кто, смиривший грубый пыл,

    Облеченный в снег альпийский,

    С резвой девушкой вступил

    В поединок олимпийский?

    Слишком дряхлы струны лир:

    Золотой ракеты струны

    Укрепил и бросил в мир

    Англичанин вечно-юный!

    Он творит игры обряд,

    Так легко вооруженный,

    Как аттический солдат,

    В своего врага влюбленный.

    Май. Грозовых туч клочки.

    Неживая зелень чахнет.

    Все моторы и гудки,-

    И сирень бензином пахнет.

    Ключевую воду пьет

    Из ковша спортсмэн веселый;

    И опять война идет,

    И мелькает локоть голый!



    Май 1913

    Американка

    Американка в двадцать лет

    Должна добраться до Е
    Страница 2 из 26 Следующая страница



    [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 26]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.

© Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.