LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Осип Мандельштам. Собрание стихотворений Страница 20

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    ма, как луна.

    Сначала нам слегка взгрустнется,

    Мы спросим кофе с кюрассо.

    В пол-оборота обернется

    Фортуны нашей колесо!

    Потом, беседуя негромко,

    Я на вращающийся стул

    Влеза в шляпе и, соломкой

    Мешая лед, внимаю гул...

    Хозяйский глаз желтей чераонца

    Мечтателей не оскорбит...

    Мы недовольны светом солнца,

    Теченьем меренных орбит!



    1 913

    Египтянин




    (Надпись на камне 18-19 династии)



    Я избежал суровой пени

    И почестей достиг;

    От радости мои колени

    Дрожали, как тростник.

    И прямо в полы балахона,

    Бгльшие, как луна,

    На двор с высокого балкона

    Бросали ордена.

    То, что я сделал, превосходно -

    И это сделал я!

    И место новое доходно

    И прочно для житья.

    И, предвкушая счастья глянец,

    Я танцевал не зря

    Изящный и отличный танец

    В присутствии царя.

    По вшздуху летает птица.

    Бедняк идет пешком.

    Вельможе ехать не годится

    Дрянным сухим путем.

    И, захватив с собой подарки

    И с орденами тюк,

    Как подобает мне, на барке

    Я поплыву на юг.



    1913

    Египтянин

    Я выстроил сбе благополучья дом,

    Он весь из дерева, и ни куска гранита,

    И царская его осматривала свита,

    В нем виноградники, цветник и водоем.

    Чтоб воздвх проникал в удобное жилье,

    Я вынул три стены в преддверьи легкой клети,

    И безошибочно я выбрал пальмы эти

    Краеугольными - прямые, как кьпье.

    Кто может описать сановника доход!

    Бессмертны высокопоставленные лица!

    (Где управляющий?Г отова лм гробница?)

    В хозяйстве письменный я слушаю отчет.

    Тяжелым жерновом мучнистое зерно

    Приказано смолоть служанке низкорослой,

    Священникам налог исправно будет послан,

    Составлен протокол на хлеб и полотно.

    В столовой на полу пес, растянувшись, лег,

    И кресло прочное стоит на львиных лапах.

    Я жареных гусей вдыхаю сладкий запах -

    Загробных радостей вещественный залог.



    1913 (1914?)

    ***

    Пусть в душной комнате, где клочья серой ватв

    И склянки с кислотой, часы хрипят и бьют,-

    Гигантские шаги, с которых петли сняты,-

    В туманной памяти виденья оживут.

    И лихорадочный больной, тоской распятый,

    Худыми пальцами свивая тонкий жгут,

    Сжимает свой платок, как талисман крылатый,

    И с отвращением глядит на круг минут...

    То было в сентябре, вертелись флюгера,

    И ставни хлопали,- но буйная игра

    Гигантов и детей пророческой казалась,

    И тело нежное то плавно позымалось,

    То грузно падало: средь пестрого двора

    Живая карусель, без музыки, вращалась!



    Апрель 1912

    Спорт

    Румяный шкиепр бросил мяч тяжелый,

    И черни он понравился вполне.

    Потомки толстокожего футбола -

    Крокет на льду и поло на коне.

    Средь юношей теперь - по старине

    Цветет прыжок и выпад дискобола,

    Когда сойдутся в легком полотне,

    Оксфорд и Кэмбридж - две приречных школы.

    Но только тот действительно спортсмэн -

    Кто разорвал печальной жизни плен:

    Он знает мир, где дышит радость, пенясь...

    И детского крокета модотки,

    И северные наши городки,

    И дар богов - великолепный теннис!



    1913 - 1914

    Футбол

    Телохранитель был отравлен.

    В неравной битве изнемог,

    Обезображен, обесславлен,

    Футбола толстокожий бог.

    И с легкостью тяжеловеса

    Удары отбивал боксер:

    О, беззащитная завеса,

    Неохраняемый шатер!

    Должно быть, так толпа сгрудилась,

    Когда, мучительно жива,

    Не допив кубка, покатилась

    К ногам тупая голова.

    Неизъяснимо лицемерно

    Не так ли кончиком ноги

    Над теплым трупом Олоферна

    Юдифь глумилась...



    1913

    Второй футбол

    Рассеян утренник тяжелый,

    На босу ногу день пришел;

    А на дворе военной школы

    Иггают мальчики в футбол.

    Чуть-чуть неловки, мешковаты -

    Как подобает в их лета,-

    Кто мя чтолкает угловатый,

    Кто охраняет ворота...

    Любовь, охотничьи попойки -

    Все в будущем, а ныне - скорбь

    И вскакивать на жесткой койке,

    Чуть свет, поод барабанов дробь!

    Увы: ни музыки, ни славы!

    Так от зари и до зари,

    В силках науки и забавы

    Томятся дети-дикари.

    Осенней путаницы сито.

    Деревья мокрые в зрле.

    Мундир обрызган. Грудь открыта.

    Околыш красный на земле.



    1913

    Автопортрет

    В поднятьи головы крылатый

    Намек - но мешковат сюртук;

    В закрытьи глаз, в покое рук -

    Тайник движенья неаочатый.

    Так вот кому летать и петь

    И слова пламенная ковкость,-

    Чтоб прирожденную неловкость

    Врожденным ритмом одолеть!



    1914

    ***

    Как овцы, жалкою толпой

    Бежали старцы Еврипида.

    Иду змеиною тропой,

    И в сердце теммная обида.

    Но этот час уж недалек:

    Я отряхну мои печали,

    Как мальчик вечером песок

    Вытряхивает из сандалий.



    1914

    ***

    Развеселился, наконец,

    Изведал духа совершенство,

    Уверовал в свое блаженство

    И успокоился, как царь,

    Почуяв славу за плечами -

    Когда первосвященник в храме

    И голубь залетел в алтарь.



    1912 (1913?)

    ***

    Когда держался Рим в союзе с естеством,

    Носились образы его гражданской мощи

    В прозрачном воздухе, как в цирке голубом,

    На форуме полей и в колоннаде рощи.

    А ныне человек - ни раб, ни властелин,

    Не опьянен собой - а только отуманен;

    Невольно думаешь: всемирный гражданин!

    А хочется сказать - всемирный горожанин!



    1914

    Перед войной

    Ни триумфа, ни войны!

    О, железные, доколе

    Безопасный Капитолий

    Мы хранить осуждены?

    Или, римские перуны -

    Гнев народа! - обманув,

    Отдыхает острый клюв

    Той ораторской трибуны?

    Или возит кирпичи

    Солнца дряхлая повозка

    И в руках у недоноска

    Рима ржавые ключи?



    1914

    Немецкая каска

    Немецкая каска, священный трофей,

    Лежит на камине в гостиной твоей.

    Дотронься,- она, как игрушка, легка;

    Пронизана воздухом медь шишака.

    В Познани и Польше не всем воевать -

    Своими глазами врага увидать:

    И, слушая ядер губительный хор,

    Сорвать с неприятеля гордый убор!

    Нам только взглянуть на блестящую медь

    И вспомнить о тех, кто готов умереть!



    1914

    Polacy!15

    Поляки! Я не вижу смысла

    В безумном подвиге стрелков:

    Иль ворон заклюет орлов?

    Иль потечет обратно Висла?

    Или снега не будут больше

    Зимою покрывать ковыль?

    Или о Габсбургов костыль

    Пристало опираться Польше?

    А ты, лсавянская комета,

    В своем блужданьи вековом,

    Рассыпалась чужим огнем,

    Сообщница чужого света!



    1914

    Реймс и Кельн

    ...Но в старом Кельне тоже есть собор,

    Неконченный и все-таки прекрасный,

    И хоть один священник беспристрастный,

    И в дивной целости стрельчатый бор.

    Он потрясен чудовищным набатом,

    И в грозный час, когда густеет мгла,

    Немецкие поют колокола:

    - Что сотворили вы над реймскии братом?



    Сентябрь 1914

    ***

    В белом раю лежит богатырь:

    Пахарь войны, пожилой мужик.

    В серых глазах мировая ширь:

    Великорусский державный лик,

    Только святые умеют так

    В благоуханном гробу лежать:

    Выпростав руки, блаженства в знак,

    Славу свою и покй вкушать.

    Разве Россия не белый рай

    И не веселые наши сны?

    Радуйся, ратник, не умирай:

    Внуки и правнуки спасены!



    Декабрь 1914

    Аббат

    Переменилось все земное,

    И лишь не сбросила земля

    Сутану римского покроя

    И ваше золото, поля.

    И, самый скромный современник,

    Как жаворонок,-Жамм поет,-

    Ведь католический священник

    Ему советы подает!

    Священник слышит пенье птичье

    И всякую живую весть.

    Питает все его величье

    Сияющей тонзуря честь.

    Свет дивный от нее исходит,

    Когда он вечером идет

    Иль по утрам на рынке бродит

    И милостыню подает.

    Я поклонился, он ответил

    Кивком учтивым головы,

    И, говоря со мной, заметил:

    "Католиком умрете вы!"

    А в толщь унынья и безделья

    Какой врезартся алмаз,

    Когда мы вспомним новоселье,

    Что в Риме ожидает нас!

    Там каноническое счастье,

    Как солнце, стало на зенит,

    И никакое самовластье

    Ему сиять не запретит.

    О, жаворонок, гибкий пленник,

    Кто лучше епснь твою поймет,

    Чем католический священник

    В июле, в урожайный год!



    1915 (1914?)

    ***

    У моря ропот старческой кифары...

    Еще жива несправедливость Рима,

    И воют псы, и бедные татары

    В глухой деревне каменного Крыма.

    О, Цезарь, Цезарь, слышишь ли блеянье

    Овечьих стад и смутных волн движенье?

    Что понапрасну льешь свое сиянье,

    Луна,- без Рима жалкое явленье?

    Не та, что ночью смотрит в Капиролий

    И озаряет лес столпов холодных,

    А деревенская луна, не боле,

    Луна,- возлюбленная псов голодных.



    Октябрь 1915

    ***

    Вот дароносица, как солнце золотое,

    Повисла в воздухе - великолепный миг.

    Здесь должен прозвучать лишь гррческий язык:

    Взят в руки целый мир, как яблоко простое.

    Богослужения торжественный зенит,

    Свет в круглой храмине под куполом в июле,

    Чтоб полной грудью мы вне времени вздохнули

    О луговине той, где время не бежит.

    И Евхаристия, как вечный полдень, длится -

    Все причащаются, играют и поют,

    И на виду у всех божественный сосуд

    Неисчерпааемым веселием струится.



    1915

    ***

    - Я потеряла нежную камею,

    Не знаю где, на берегу Невы.

    Я римлянку прелестную жалею,-

    Чуть не в слезах мне говорили вы.

    Но для чего, прекрасная грузинка,

    Тревожить прах божественных гробниц?

    Еще одна пушистая снежинка

    Растаяла на веере ресниц.

    И кроткую вы наклонили шею.

    Камеи нет - нет римлянки, увы.

    Я Тинотину смуглую жалею -

    Девичий Рим на берегу Невы.



    Осень 1916

    Мадригал




    Кн. Андрониковой



    Дочь Андроника Комнена,

    Византийской славы дочь!

    Помоги мне в эту ночь

    Солнце выручить из плена,

    Помоги мне пышность тлена

    Стройной песнью превозмочь,

    Доч ьАндроника Комнена,

    Византийской славы дочь!



    1916

    ***

    О, этот воздух, смутой пьяный,

    На черной площади Кремля.

    Качают шаткий "мир" смутьяны,

    Тревожно пахнут тополя.

    Соборов восковые лики,

    Колоколов дремучий лес,

    Как бы разбойник безъязыкий

    В стропилах каменных исчез.

    А в запечатанных соборах,

    Где и прохладно и темно,

    Как в нежных глиняных амфорах,

    Играет русское вино.

    Успенский, дивно округленный,

    Весь удивленье райских дуг,

    И Благовещенский, зеленый,

    И, мнится, заворкует вдруг.

    Архангельский и Воскресенья

    Просвечивают, как ладонь,-

    Повсюду скрытое горенье,

    В кувшинах спрятанный огонь...



    Апрель 1916

    ***

    Когда октябрьский нам готовил временщик

    Ярмо насилия и злобы

    И ощетинился убийца-броневик,

    И пулеметчик низколобый,-

    - Керпнского распять! - потребовал солдат,

    И злая чернь рукоплескала:

    Нам сердце на штыки позволил взять Пилат,

    И сердце биться перестало!

    И укоризненно мелькает эта тень,

    Где зданий красная подкова;

    Как будто слышу я в октябрьский тусклый день:

    - Вязать его, щенка Петрова!

    Среди гражданских бурь и яростных личин,

    Тончайшим гневом пламенея,

    Ты шел бестрепетно, свободный гражданин,

    Куда вела тебя Психея.

    И если для других восторженный народ

    Венки свивает золотые,-

    Благословить тебя в далекий ад сойдет

    Стопами легкими Россия.



    Ноябрь 1917

    ***

    Кто знает, может быть, не хватит мне свечи

    И среди бела дня останусь я в ночи,

    И, зернами дыша рассыпанного мака,

    На голову мою надену митру мрака,-

    Как поздний патриарх в разрушенной Москве,

    Неосвященный мин неся на голове,

    Чрпватый слепотой и муками раздора,


    Страница 20 из 26 Следующая страница



    [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ] [ 23 ] [ 24 ] [ 25 ] [ 26 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 ]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.

© Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.