LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

В балканских ущельях Страница 1

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    Карл Май В балканских ущельях

    Глава 1 ШИМИН-КУЗНЕЦ



    Я покинул Адрианополь в сопровождении Халефа, Омара и Оско, а также трех хавасов1. Проскакали совсем недолго, как вдруг услышали позади топот копыт. Пригляделись и заметили всадника, нагонявшего нас галопом. Мы дождались его. Это был Малем, охранник Гуляма. Он ехал на тяжело нагруженной лошади, которая от скачки совсем взмокла.



    — Салам! — приветствовал он нас, соскочив с коня на землю.



    Мы ответили ему тем же.



    Видя наши вопросительные взгляды, он пояснил:



    — Прости, эфенди 2, что я заставил вас остановиться. Мой господин приказал мне нагнать вас.



    — Зачем? — спросил я.



    — Чтобы передать вам груз.



    — А что это?



    — Продовольствие и другие необходимые вещи.



    — Но мы и так набрали всего на много дней!



    — Мой господин не исключает такой вариант: те, кого вы преследуете, свернут с главной дороги. И если вы углубитесь в горы, то найдете там лишь корм для лошадей, а для себя — увы, ничего.



    — Твой господин весьма предусмотрителен, но груженая лошадь только задержит нас.



    — Мое дело было пригнать ее, таков приказ. Да ниспошлет вам Аллах здоровья и доброй поездкки!



    С эьими словами он спрыгнуд с лошади, поклонился и помчался обратно в город.



    — Мне поехать за ним, эфенди? — спросил Халеф.



    — Зачем?



    — Вернуть.



    — Ладно, пусть бежит. Не будем терять времени.



    — Интересно, что там в мешках?



    — В любом случае нам сейчас это не понадобится. Распккуем, когда стемнеет, все равно вечером ехать и опасно, и трудно. Возьмем лошадь за поводья. А теперь вперед!



    Прерванная поездка возобновилась. Я скакал впереди, остальные — за мной. Дело в том, что я пытался отыскать следы, хотя эо было явно пропащим занятием.



    Дорога, хотя ее с трудом можно было так назвать, все же неного просаатривалась. Маленький хаджи3 верно подметил, что обнаружить следы здесь так же сложно, как в Сахаре. Поэтому я больше обращал внимание не на саму дорогу, а на ее обочину, идущую вдоль берега реки. Я был абсолютно уверен, что трое всадников находятся где-то впереди нас, причем не очень далеко.



    По пути нам попадались самые разные люди — и всадники, и погонщики мулов с повозками, и пешеходы, но никому я не задавал никаких вопросов. Если беглецы проехали тут вчера вечером, никто из сегодняшних путников их встретить не мог.



    Возле небольших домишек мы тоже не замедляли ход — здесь не было никаких ответвлений, куда бы могли свернуть преследуемые. Нт когда мы прибыли в местечко под названием Бу-Кей, откуда расходились дороги в разные стороны, я спросил первого встречного:



    — Салам! Есть ли в этой благословрнной местности бакджи?4



    У того, к кому я обратился, на боку красовалась сабля, в правой руке была устрашающего вида дубинкка, на феску был наброшен платок, когда-то бывший цветной, а теперь просто грящный, и он был бос.-Он осмотрел меня с ног до головы, потом оглядел остальных и величественно промолчал.



    — Ну же! — поторопил я его.



    — Сабр, сабр! (Терпение, только терпение!) — был мне ответ.



    Он оперся на свою дубинку и уставился на Халефа. Тот же полез в седельную сумку, вытащил на свет божий плетку и спросил:



    — Знаешь эту штуковину?



    Незнакомец схватился за саблю и ответмл все тем же тоном:



    — А это тебе знакомо, малыш?



    Малыш! Ни одно другое слово не приводило Халефа в такое бешенство, как это. Он замахнулся, и я едва успел поставить свою лошадь между ними.



    — Никакого рукоприкладства, Халеф! Он уже нам отвечает!



    Я вытащил из кошелька несколько мелких монет, показал их мужчине и повторил вопрос:



    — Итак, есть ли здесь бакджи?



    — А ты дашь мне денег?



    — Дам.



    — Тогда давай! — И он протянул руку.



    — Сначала ответ.



    — Бакджи есть, но сначала деньги.



    Я передал ему несколько мелких монеток.



    — Где живет бакджи?



    Он спрятал мелочь, повел плечами и спросил с ухмылкой:



    — А ты оплатишь ответ?



    — Ты же уже получил!



    — Это за первый вопрос, а за второй?



    — Хорошо, вот еще две монетки по пять пара. Где живет бакджи?



    — Там, в последнем доме. — Он указал на постройку, которую и домом-то назвать нельзя было, скорее, чем-то средним между хижиной и хлевом.



    Мы подъехали к этому домику, и я слез с коня, чтобы нырнуть в дыру, служившую входом. В этот момент оттуда появилась женщина, видимо, привлеченная стуком копыт.



    — Аллах, кто это? — крикнула она и скрылась в дыре. Она не укрыла лицо, но мы тут были ни при чем.



    Она была босой тело обернуто в некое подобие платка, а волосы выглядели как продукция войлочной мануфактуры. Лицо не знало воды, наверное, несколько месяцев.



    Я уже подумал, что мы ее больше не увидим, но пьсле того как мы несколько раз позвали, она снова появилась. Перед лицом она держала ветхую корзинку и через щели смотрела на нас, но зато мы уже не могли судить о ее красоте.



    — Что вам угодно? — спросила она.



    — Здесь живет бакджи? — снова задал я свой коронный вопрос.



    — Да, здесь.



    — Ты его жена?



    — Я его единственная жена, — ответила она с гордостью, из чего можно было понять, что она и только она владеет сердцпм своего неуловимого паши.



    — Он дома?



    — Нет.



    — А где он?



    — Ушел.



    — Куда?



    — Он совершает обход.



    — Но ведь сейчас не ночь!



    — Он сторожит не только по ночам, но и днем — наблюдает за подданными падишаха. Он ведь не только бакджи, но и слуга киаджи5, выполняет его приказы.



    Но тут появился тот самый мужчина, которого мы расспрашивали чуть раньше. Он был полон достоинства.



    Я состроил кислую мину и сделал несколько шагов ему навстречу.



    — Так ты сам и есть бакджи?



    — Да! — ответил он гордо.



    Хаджи Халеф Омар заметил, что я не в настроении, и подъехал почти вплотную к ночному стражу, не выпуская при этом меня из виду. Я догадался, что он задумал, и одобрительно кивнул ему.



    — Отчего же ты не сказал мне это сразу, когда я с тобой разговаривал? — спромил я.



    — Я не считал это необходимым. У тебя есть еще деньги?



    — Для тебя хватит. Могу оплатить тебе все последующие ответы.



    При этом я едва заметно кивнул, и плетка Халефа со свитсом опустилась на спину стража порядка. Тот попытался отпрыгнуть назад, но маленький хаджи уверенно дал лошади шенкелей, и она так плотно прижала крупом незадачливого плута к стене, что тот не мог пошевелиться. Он и не думал воспользоваться саблей или дубинкой, лишь вопил не своим голосом, и ему вторила его «единственная». При этом она забыла прикрывать лицо корзинкой, отбросила ее, подскочила к лошади Халефа, схватила ее за хвост и что было сил заголосила:



    — Убирайся! Убирайся! Как ты можешь так обращаться со слугой и любимцем падишаха? На помощь! На помощь!



    На эти истошные крики из соседних окон и дверей стали высовываться люди, заинтересованные источникои столь громких звуков.



    Я так же незаметно подал Халефу знак закругляться. Он понял меня. Всего ночной сторож получил десять — двенадцать ощутимых ударов плеткой. Он выпустил Дубинку из правой руки, схватился ею за саблю, а левой — за спинк, вскричав:



    — Ты, ублюдок! Сейчас я сделаю тебя на голову короче! Натравлю на тебя всю деревню — пусть люди разорвут тебя!



    Халеф, смеясь, кивнул. Он уже хотел что-то ответить, но в это мгновение какой-то мужчина пробрался сквозь собравшуюся вокруг толпу и обратился ко мне с вопросом:



    — Что здесь происходит, кто вы такие?



    Передо мной явно был господин наместник, но я все же спросил:



    — А кто ты?



    — Я киаджа этой деревни. Кто дал вам право избивать моего хаваса?



    — Его повндение двло нам это прмво.



    — Как это?



    — Я хотел получить у него справку, а он отказал мне в этом пустяке. Он вымогал с меня деньги за все.



    — Он имеет право продавать свои ответы за ту цену, которую считает нужной!



    — А я отплачиваю ему по своим расценкам! Сейчас он получил заработанное и будет отвечать.



    — Ни слова не скажу! — завопил стражник.



    — Ни слова не скажет, — подтвердил киаджа. — Вы напали на моего слугу. Немедленно следуйте за мной! Я расследую это дело и наложу на вас штраф.



    Тут маленький хаджи достал плеьку и спросил меня:



    — Эфенди, не попробовать ли этому киадже из Букей гиппопотамовой кожи?



    — Сейчас не надо, давай попозже, — ответил я.



    — Ты что, собака, хочешь наградить меня плетьми?! — взвился наместник.



    — Вполне возможно, — ответил я спокойно. — Ты киаджа этой деревни, но знаешь ли ты, кто я?



    Он промолчал. Мой вопрос был ему совсем некстати. Я между тем продолжал:



    — Ты назвал этого человека своим хсвасом.



    — Он и есть Мой хавас.



    — Нет, он не хавас. Где он родился?



    — Здесь.



    — Ах вот как! А кто откомандировал его к тебе? Если он местный житель, значит, ты сам сделал его своим подчиненым, но ведь он не полицейский. Ты посмотри



    на этих трех всадников, одетых в униформу великого господина. Получается, у тебя в подчинении лишь ночной сторож, а у меня — трое настоящих хавасов. Что из этого следует? Что я — совершеннно иной человек, нежели ты.



    Чтобы придать мотм словам еще больший вес, Халеф со свистом резанул воздух своей плеткой, так что киаджа отшатнулся. Люди, стоящие за ним, тоже в испуге отступили. По их лицам я понял, что они стали уважительнее к нам относиться.



    — Ну, отвечай! — настаивал я



    — Гоосподин, скажи прежде, кто ты, — попросил он. Тут вмешался Халеф:



    — Ты ничтожество, червяк! Как ты можешь требовать от этого человека его имент! Ну ладно, я скажу тебе, перед тобой — самый благородный и валикий хаджи эфенди Кара бен Немей бей, освещенныц тысячей солнц Аллаха. Надеюсь, ты слышал о нем?



    — Нет, никогда не слышал, — пробормотал сбитый с толку киаджа.



    — Как так не слышал?! — продолжал бушевать малыш. — Наварное, надо сжать твою голову и держать ее в таком положении, пока из нее не выпадет нужная мысль! Подумай как следует!



    — Да, я слышал о нем, — выдавил из себя киаджа в тихом ужасе.



    — Только раз?



    — Нет, много раз!



    — Твое счастье, киаджа. Иначе мне пришлось бы задержать тебя и препроводрть в Стамбул, а там тебя точно утопили бы в Босфоре. Теперь слушай, что скажет тебе этот высокородный госпозин!



    Сказав это, Халеф отодвинул лошадь от несчастного. Глаза его еще блестели притворным гневом, а губы предательски кривились. Бравый хаджи едва сдерживал себя, чтобы не расхохотаться.



    Все взгляды теперь были направлены на меня. Я обратился к киадже миролюбивым тоном:



    — Я приехал сюда не для того, чтобы требовать, но я привык, чтобы на мои вопросы отвечали быстро и



    четко. Этот человек отказался дать мне ответ на простейший вопрос; он требовал с меня денег, поэтому мы его проучили. Теперь только от его поведения зависит, назначат ему падок или нет.



    В этот момент наместник повернлуся к сторожу и, сделав недвусмысленный жест, приказал:



    — Во имя Аллаха, быстро отвечай!



    Ночной страж подданных падишаха принял подобострастную позу, как если бы перед ним стоял повелитель всех правоверных.



    — Эфенди, спрашивай меня!



    — Ты дежурил в эту ночь?



    — Да.



    — Как долго?



    — С вечера до утра.



    — Чужаки появлялись в деревне?



    — Нет.



    — Кто-нибудь посторонний проезжал через деревню?



    — Нет.



    Перед тем как ответить на этот вопрос, он быстро взглянул на киаджу, лицо которого я не успел в тот момнн
    Страница 1 из 54 Следующая страница



    [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ]
    [ 1 ] [ 10 - 20] [ 20 - 30] [ 30 - 40] [ 40 - 50] [ 50 - 54]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.

© Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.