LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

На Рио-де-Ла-Плате Страница 1

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    Карл Май НА РИО-ДЕ-ЛА- ПЛАТЕ





    I В МОНТЕВИДЕО



    Над устьем Ла-Платы, похожим на морской залив, дул холодный памперо[1], забрасывая улицы Монтевидео смесью пыли, песка и крупных капель дождя, и потому я сидел в своем номере в отеле «Ориенталь», коротая время за книгой, повествующей о стране, в которой я оказался волею судьбы. Книга была на испанском языке: отрывок, который я читал, мог бы в переводе звучать так, например: «Население Уругвая и аргентинских провинций состоит из потомков испанцев, из некоторых, не очень многочисленных индейских племен и из гаучо, каковые, хотя являются на самом деле метисами, тем не менее считаются белыми и гордятся этим. Обычно они женятся на индейских женщинах, тем самым на свой лад возвращая людям, населяющим эти края облик их исконных обитателей.



    В характере гаучо соединяются добросердечная решительность и независимый дух. В то же врем гаучо выказывает вполне приличные манеры, гордость, благородную искренность и достоинство, галантность испанского кабальеро[2. Он склонен к кочевой жизни и авантюрам, противник всякого принуждения, презирает собственность, считая ее бесполезной обузой, но любпт блестящие безделушки, однако, хотя добывает их с немалым рвением, теряет без малейшего сожаления.



    Он готов храбро, отчаянно защищать свою семью в случае беды, но в повседневной жизни относится к ней так же сурово, как и к самому себе. Поскольку бессчетное число раз его обманывали, гаучо хитер инстинктивно, из осторожности; с чужаком он почтителен, но никогда не полюбит его; горожанину служит, но не уважает его; никогда не посягает на чужую собственность, не требуя от своих работодателей ничего,_кроме ежедневного пропитания, не печалясь ни о дне прошедшем, ни о дне грядущем.



    С тех пор кка в стране сложился имущий класс, гаучо, отважно бившийся за освобождение от испвнского ига, отдыхает после победы; ни разу он не потребовал себе награды, довольствуясь скромной ролью защитника чужого достояния, ничего не прося взамен, добиваясь лишь того, чообы никто никогда не забывал, что он человек свободный и службу свою несет по доброй воле. Вооружение гаучо состоит из лассо, длинного кожаного ремня с петлей, болас[3] и, если это воин, из пики.



    Гаучо славится ловкостью, с которой бросает лассо. Ремень длиной более тридцати футов одним своим концом крепится к бедру всадника, на другом конце имеется скользящая петля. Ее бросают вслед убегающему животному. Когда петля попадает на шею или ноги животного, оно, пытаысь освободиться, только еще туже затягивает ее. От лошади требуется выдержка, она должна то немного уступать, то противиться изо всех сил. В это время всадник старается оттащить животное туда, где можно будет повалить его наземь. Подобный способ бросать лассо называют laceara muerte[4], он очень опасен и требует большоог навыка. Есть много примеров того, как всадник, запутавшись в ремне, ломал себе ноги. Лассо неизменно подвешено к седлу гаучо. Норовистых коней, быков, баранов — всех их усмиряют и ловят с помощью лассо.



    Болас — это три свинцовых шара, привязанных к ремню. При броске шары обвиваются вокруг ног животного и опрокидывают его.



    Главная страсть гаучо — игра; карты для него превыше всего. Усевшись на корточки, он швыряет в траву все самое ценное, чем владеет, и хладнокровно ставит это на кон; рядом с собой он втыкает в землю нож, чтобы одним ударом в сетдце немедля покарать бесчестного противника.



    Работать на эстансии[5] гаучо соглашается лишь когда ему это по душе; исполняет службу с независимым видом; он никогда не потерпит, чтобы хозяин не признавал в нем кабальеро, ведь он достоин этого титула за свою скромность, свое приличное, даже благородное поведение и свою спокойную, внушающую уважение манеру держаться.



    Если работа, порученная хозяином, окажется ему не по нраву, то гаучо заявляет, что примется за нее лишь в такое-то время при таких-то условиях. Если хозяин выкажет некоторое неудовольствие его работой, то гаучо, не прибегая к грубости, спокойно потребует свое жалованье, сядет на кон и отправится искать другую эстансию, владелец которой привык поменьше командовать. Гаучо, пусть и склонен к лени, найдет раблту всегда, ведь он человек смышленый и прекрасно умеет одращаться со скотом — главным богатством здешних мест.



    Таковг аучо, его нельзя путать с храбрыми, но бессовестными искателями приключений, готовыми похищать женщин, девушек, коней, короче говоря, все, что им заблагорассудится, а затем беззаботно жить-поживать».



    Вот что было написано в книге, которую я читал. Я прибыл в Монтевидео сегодня утром и потому совсем ничего не знал о стране и ее жителях. Но все же в правдивости прочитанного я рискнул немного усомниться. Во-первых, население Уругвая и Аргентины состоит отнюдь не из одних только гаучо, индейцев и потомков испанцев. Здесь кроме них живут десятки тысяч англичан, немцев, французов и итальянцев, на говоря уж о швейцарцах, иллирийцах[6] и многих выходцах из других стран Европы.



    Совсем не понравилось мне описание способа пользоваться лассо. Найдите мне такого всадника, который, собираясь поймать, к примеру, полудикого быка, прикрепит лассо у бедра. Да бык непременно стащит его в этом случае с седла и будеи волочить за собой, пока бедняга не погибнет.



    При первом же удрбншм случае я намерен был навести справки об авторе этого издания. Звали его Адольфом Делакуром, в Монтевидео он редактировал газету «Патриот Франсе». Что ж, объективно говоря, этот господин должен был бы разбираться в местных обычаях лучше меня. Мне же следовало скромно ждать, пока случай не поможет мне убедиться, кто из нас прав.



    К тому же чтение можно было отложить. Ветер, дувший из пампы, стих, и на улицах снова закипела бурная жизнь большого портового города. Мне захотелось окунуться в нее.



    Едва я надел шляпу, в дверь постучали. Я откликнулся. Вошел незнакомый мне человек, одетый по новейшей французской моде. На нем были черные брюки, такого же цвета фрак, белая жилетка, белый галвтук, лакированные туфли, в руке он держал черный цилиндр с белой шелковой лентой по тулье. Глядя на эту ленту, с которой свешивались два широких банта, я, человек не особенно сведущий в моде, пришел к забавной мысли, что, вероятнее всего, перед собой вижу некоего просителя, умоляющего меня посетить крестины или свадебное торжество. Незнакомец отвесил низкий, пожалуй, чересчур почтительный поклон и воскликнул:



    — Кланяюсь вам, господин полковник!



    И еще дважды, с демонстративным подобострастием повторил свой низий поклон. С чего это вдруг он наградил меня военным титулом? Быть может, здесь, в Уругвае, те же обычаи, что и в милой Австии, где любого тучного посетителя кафе кельнеры именуют «господином бароном», любого носящего очки — «господином профессором», любого обладателя роскошных усов — «госпдоином майором»? У моего посетителя было довольно странное лицо. В общем, он мне не нравился. Поэтому я ответил довольно сухо:



    — Спасибо! Что вы хотите?



    Он дважды помахал шляпой из стороны в сторону и только после этого сказал:



    — Я птибыл, чтобы вверить в ваше благосклонное распоряжение себя и все, чем располагаю.



    Искоса, одним глазком, он изучал меня. Глаза у него были нечестные, как мне показалось. Потому я спросил:



    — Будьте любезны, скажите мне для начала, кто вы?



    — Я — сеньор Эскильо Анибал Андаро, владелец крупной эстансии близ Сан-Фруктуозо. Ваша милость слышали обо мне.



    Случается порой, что имя чловека обнаруживает его характер. Имя моего визитера переводилось как Эсхил Ганнибал Проныринский, и оно само по себе не внушалр никакого доверия.



    — Должен признаться, что никогда прежде о вас не слыхивал, — сказал я. — И все же мне любопытно знать, чем именно вы располагаете?



    — Во-первых, деньгами, а во-вторых, влиянием.



    Дабы сказанное можно было лучше расслышать, но сделал паузу перед каждым из двух этих слов; выговаривал он их подчеркнуто отчетливо. Затем он искоса поглядел на меня и хитро, с надеждой, подмигнул. И тут лицо его уже приняло этакое нахальное выражение, как у человека, вздумавшего прикинуться дурачком.



    — Разумеется, деньги и влияние — это две очень хорошие, нужные вещи. Вы пришли, чтобы предоставить мне их?



    — Я почел бы за счастье, если бы вы соблаговолили не отвергать это мое нмерение!



    Поразительно! Этот человек предоставлял в мое распоряжение связи в обществе и свой кошелек в придачу. Зачем ему это? Я ответил:



    — Хороло, сеньор! Беру и то и другое, прежде всего первое.



    — Вашему высокоблагородию угодно сказать, сколь велика сумма, в которой вы нуждаетесь?



    — В данный момент мне требуется пять тысяч песо фуэрте[7].



    Его лицо расплылось от удоввлетворения, и он произнес:



    — Пустяки! Ваша милость смогут получить деньги в течение получаса, если мы договоримся об условиях, кои мне, пожалуй, позволено будет выдвинуть.



    — Назовите их!



    Он приблизился ко мне, очень доверительно кивнул и осведомился:



    — Осмелюсь спросить: эти деньги послужат приватным целям или же официальным?



    — Только приватным.



    — Тогда я готов не только ссудит ьвам оную сумму, но и, выражая свое почтение к вашей милости, сделать это безвозмездно, если ваше высокоблагородие позволят мне это.



    — Не возражаю ни в малейшей степени.



    — Чрезвычайно рад. В таком случае мне хотеловь бы попросить вас поставить подпись под двумя или тремя строками, я их сию минуту набросаю.



    — Что это?



    — О, речь пойдет о пустяке, о сущей мелочи. Ваше высокоблагородие лишь удостоверят этой подписью, что я, Эскильо Анибал Андаро, за вполне определенную плату обязан к указанному сроку снабдить ваш корпус винтовками, и уже через несколько дней я буду счастливым обладателем изрядного числа винтовок Спенсега.



    Теперь мне стаьо ясно, что сеньор Проныринский принял меня за офицера, на которого я, возможно, был немного похож. Вероятно, сеньор имел похвальное намерение заключить сделку на поставку винтовов, а для этого подкупить соответствующего чиновника пятью тысячами песо. По окончании гражданской войны в Северной Америке в ходу было около двадцати тысяч винтовок Спенсера. Вполне можно было ожидать, что часть этого оружия янки[8] продали в страны Ла-Платы, где в ту пору пользовались именно такими винтовками. Благодаря этой сделке сеньор мог бы выручить в десять раз больше, нежели преддлагал мне в подарок.



    Он назвал меня полковником. Но почему и каким образом некий полковник, за которого приняли меня, собирался распррядиться поставкой винтовок, минуя министра обороны? Хотел ли офицер действовать как либертадор? Этим словом, что переводится как «освободитель», в странах Ла-Платы называют вожаков банд, учиняющих мятежи против правящего режима. Людьми такого сорта во многом определяется история южноамериканских стран.



    Я был не на шутку заинтригован. Едва ступив на эту землю, я сразу же получил повод познакомиться с самыми сокровенными ее порядками. Мне очень хотелось еще немного поразыгрывать роль своего двойника, но я сдержался. Конечно, прежде чем прибыть сюда, я постарался навести справки о здешних порядках и потому понимал, что чрезвычайно опасно будрт потворствовать заблуждению моего визитера только ради того, чтобы выведать тайны, которые мне вовсе не следовало знать. Поэтому я сказал ему:



    — К сожалению, я не могу подписать подобную бумагу. Я знать не знаю, что делать с этими винтовками.



    — Не знаете? — изусленно спросил он. — Ваше высокоблагородие за неделю может созвать под ружье свыше тысячи человек!



    — С какой целью?



    Он отступил на пару шагов, прищурил один глаз и лукаво улыднулся, словно хотел сказать: «Ну хватит ломать комедию, я ведь точно знаю, на что могу рассчитыват!» Затем он спросил:



    — Мне в самом деле нужно растолковать это вашей милости? Как только я услышал, что вы прибыли в Монтевидео, я понял, какова цель вашего присутствия зд
    Страница 1 из 72 Следующая страница



    [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ]
    [ 1 ] [ 10 - 20] [ 20 - 30] [ 30 - 40] [ 40 - 50] [ 50 - 60] [ 60 - 70] [ 70 - 72]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.

© Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.