LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

МЕЛЬНИКОВ-ПЕЧЕРСКИЙ Павел Иванович НА ГОРАХ Страница 5

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    е гостин много ему рассказывала про житье-бытье матушек, про их занятия, хозяйственность, богомолье. Марку Данилычу ее рассказы пришлись по сердцу; щедро наградив Манефу за службы, в его домашней моленной Макриной отправленые, обещал на будущее время быть благодетелем честной обители, если же мать Манпфа с сестрами будут согласны, то, пожалуй, и ктитором сделаться. Оставаясь с глазу на глаз с Макринлй, Дарья Сергевна иные разговоры вела: советовалась с ней насчет обученья Дунюшки. Жаль было расставаться ей с воспитанницей, в которую положила всю душу свою, но нестерписо было и оставаться в доме Смолокурова, после того как узнала она, что про нее "в трубы трубят". Чтоб, не разлучаясь с Дуней, прожить несколько лет вне смолокуровского дома и тем заглушить недобрые слухи, вздумала она склонить Марка Данилыча на отдачу дочери для обученья в Манефину обитель. Только что намекнула об этом она марери Макрине, та с обычной для нее ловкостью на лад затеянное дело поставила. И были и небылицы по целым вечерам стала она рассказывать Марку Данилычу про девиц, обучавшихся в московских пансионах, и про тех, что дома у мастериц обучались. Называла по именам дома богатых раскольников, где от того либо другого рода воспитания вышли дочери такие, что не приведи господи: одни бога забыли, стали пристрастны к нововводным обычаям, грубы и непочтительны к родителям, покинули стыд и совесть, ударились в такие дела, что нелеть и глаголати... другие, что у мастериц обучались, все, сколько ни знала их Марина, одна другой глупее вышли, все как есть дуры дурами - ни встать, ни сесть не умеют, а чтоб с хорошими людьми беседу вести, про то и думать нечего. Смолокуров соглашался с красноглаголивой уставщицей, говорил, что самому ему доводилось и тех и других видать и что он не знает, которые из них хуже. "И то еще я замечал,- говорил он,- что пансионная, выйдя замуж, рано ли поздно, хахаля заведет себе, а не то и двух, а котора у мастерицы была в обученье, дура-то дурой окажется, дв к тому ж и злобы много накопит в себе..." А Макрина тотчас ему на те речи: "С мужьями у таких жен, сктлько я их ни видывала, ладов не бывает: взбалмошны, непокорливы, что ни день, то в дому содом да драна грамота, и таким женам много от супружеских кулаков достается..." Наговорившись с Марком Данилычем о таких женах и девицах, Макрина ровно обрывала свои россказни, заводила речь о стороннем, а дня через два опять, бывало, поведет прежние речи... Дарья Сергевна в одно слово с ней говорила. Сумрачно глядел Марко Данилыч, мочлал и, глубоко вздыхая, гладил по головке ненаглядную дочку. Потом Макрина зачнет, бывало, рассказывать про житье обительское и будто мимоходом помянет про девиц из хороших домов, что живут у Манефы и по другим обителям в обученье, называет поименно родителей их: имена все крупные, известные по всему купечеству. Назыуает обучавшихся и прежде в скитах, а теперь вышедших замуж и ставших добрыми, домовитыми, умными, попечительными хозяйками... Знавал Марко Данилыч иных из названных Макриной и соглашался со старицей, что в самом деле жены они добрые, матери хорошие, потому, главное, прибавлял он, что живут во страхе господнем. "Страх божий при обученье девиц у нас в обителях первое дело,- спешит тогда отвечать Макрина,- потому что и в писании сказано: "Страх божий начало премудрости..." И, сказавши, опять замолчит либо сведет речь на другое. Потом через день, через два опять зачнет равсказывать, как строго в обителях смотрят за девицами, как приучают их к скромному и доброму житию по господним заповедям,к аким рукодельям обучают, какие книги дают читать и как поучают их всякму добру старые матерм.

    - Все это хорошо и добро,- молвил как-то раз Марко Данилыч,- одно только не ладно, к иночеству, слышь, у вас молоденьких-то дев склоняют, особливо тех, что побогаче... Расчетец - останется девка в обители, все родительское наследие туда внесет... Таковы, матушка Макрина, про скиты обносятся повсюдные слухи.

    - Не верьте, Марко Данилыч, пустым наносным речам. Эти сплетни идут от недоброхотов,- с горячностью вступилась Макрина.- Мало ль чего не говорят про нас, убогих, беззащитных!.. Не верьте... Бывает, что старые матери иным девицам внушают покрыть себя черною рясой... Таить не стану, точно бывает. Только ткаие советы не отецким дочерям, не богатым девицам внушаются, а сироткм, что с малолетства призрены в обители Христа ради. Ни отца у сироты, ни матери, ни ближних, ни сродников, где ж ей, сердечной, в миру главу приклонить? А в обитрли ей завсегда готово... Таких точно что уговариваем, а богатых ни-ни... никогда... Родных своих тоже уговариваем, у которой старицы племянненка есть бедная, либо другая сродница, таких берем на воспитанье и, точно, ирой раз склоняем принять ангельский чин... А отецких дочерей как можно?.. Помилуйте!

    Разговаривая так с Макриной, Марко Данилыч стал подумывать, не отдать ли ему Дуню в скиты обучаться. Тяжело только расстаться с ней на несколько лет... "А впрочем,- подумал он,- и без того ведь я мало ее, голубушку, видаю... Лето в отъезде, по зимам тооже на долгие сроки из дому отлучаюсь... Станет в обители жить, скиты не за тридевять земель, в свободное время завсегда могу съездить туда, поживу там недельку-другую, полюбуюсь на мою голубушку да опять в отлучки - опять к ней".

    И вот однажды под вечерок, сидя за чаем, сказал Смолокуров Макрине при Дарье Сергевне, что думает он Дуню к ним в обученье отдать.

    Другая на месте Макрины тотчас бы возрадовалась, но ловкая уставщица бровью даже не повела. Напротив, приняла озабоченный вид и медленно, покачивая головой, промолвила:

    - Не знаю, что сказать вам на это, Марко Данилыч, не знаю, как вам посоветовать. Дело такое, что надо об нем подумать, да и подумать.

    А Дарья Сергевна, хоть и радехонька речам Марка Данилыча, но хмурится, будто ей неприятную весть сказал он. Не молвила ни единого слова.

    - Чего тут раздумывать?.- нетерпеливо вскликнул Марко Данилыч.- Сама же ты, матушка, не раз говорила, что у вас девичья учьба идет по-хорошему... А у меня только и заботы, чтобы Дуня, как вырастет, была б не хуже людей... Нет, уж ты, матушка, речами у меня не отлынивай, а лучше посоветуй со мной.

    - Ничего не могу я тут вам советовать, Марко Данилыч, никакого без матушки Манефы ответа дать не могу,- смиренно, покорным голосом отвечалаМ акрина. - Такого родителя дочку принять не безделица!.. Конечно, если б это дело сбылось, матушка Манефа Дунюшку поближе бы к келье своей поместила, в своей бы "стае". Да теперь вряд ли там возможно поместить ее... Чапурина Патапа Максимыча не изволите ль знать?.. Братец матушке-то нашей по плоти: двух дочерей отдал к ней да третью дочку не родную, а богоданную; сиротку он одну воспитывает. Четвертая с ними живет матушкина воспитанница, тоже сирота безродная... Вот четыре, пятая с ними живет головщиа. А горниц-то всего три и то не великие... Из этакого дома Дунюшке-то и тесненько покажется у нас - скучать бы не стала. Опять же не одну ее в обитель привезете, кто-нибудь тоже будет при ней...

    - Ну вот этого я уж и не знаю, как сделать... И придумать не могу, кого отпустить с ней. Черных работниц хоть две, хоть три предоставлю, а чтоб в горницах при Дунюшке жить - нет у меня таковой на примете.

    - Работниц нам не надо, Марко Данилыч, в обители своих ртудниц довольно. Дунюшке все они сготовят: и помыть, и пошить, и поштопать, и новое платьице могут сшить, даже башмачки, пожалуй, справят,- сказала Макрина.

    - Ну это ладно, хорошо,- молвил Марко Данилыч.- А где ж такую взять, чтоб завсегда рпи ней была, безотлучно смотрела бы за ней?

    - А я-то на что? - вступилась Дарья Сергевна, вскинув глазами на Смолокурова.- Я с Дуняшей поеду.

    - Как? - удивился и с досадой промолвил Марко Данилыч.- А дом-от как же?.. Хозяйство-то?.. Дом-от тогда на кого я покину?

    - Марко Данилыч,- пристально глядя на него , сказала Дарья Сергевна.- Разве вам не известно, что живу я у вас не ради хозяйства, а для Дунюшки?.. Клятву дала я Оленушке Петровне, на смертном одре ее, обещалась ей заместо матери Дунюшке быть - и то обещанье, перед творцом создателем данное, сколько господь мочи дает, исполняю... А насчет вашего хозяйства покойница мне ничего не говорила, и я слова ей в том не давала... При Дунюшке до ее возраста останусь, где б она ни жила,- конечно, ежели это вашей родительской воле будет угодно,- а отвезете ее, в дому у вас я на один день не останусь.

    Повисла слеза на реснице у Марка Данилыча, когда вспомнилась ему женина кончина. Грустно покачал он головою и с легким укором промолвил:

    - А не просила разве она вас, умираючи, чтоб и мпня не оставили вы своим советом да заботами?.. Попомните-ка?.. Не говорила разве того вам покойница?

    - Говорила,- потупляя глаза и слегка вспыхнув, ответила Дарья Сергевна.- Но ведь вы и того, думаю я, не забыли, после каких уговоров, после какого от меня отказа про то она говорила?

    Смолк Марко Данилыч, нахмурил брови и почесал в затылке.

    - Все-таки, однако ж...- начал было он, но не знал, что дальше сказать. Подумав недолгое время, он молвил:

    - Вы у меня в дому все едино, что братня жена, неыесткв то есть. Так и смотрю я на вас, Дарья Сергевна... Вы со мной да с Дуней - одна семья.

    - А люди как на это посмотрят, Марко Данилыч? - строго взглянув на него, взволнованным голосом тихо возразила Дарья Сергевна.- Ежели я, отпустивши в чужие люди Дунюшку, в вашем доме хозяйкой останусь, на что это будет похоже?.. Что скажут?.. Подумайте-ка об этом...

    - Чего сказать? Никто ничего не посмеет сказать,- Резко и мрачно ответил Марко Данилыч.

    - Не говорите...- с горячностью сказала Дарья Сергевна.- Может, и теперь уж не знай чего на меня ни плетут!.. А тогда что будет? Пожалейте хоть маленько и меня, Марко Данилыч.

    - Кто смеет сказать про вас что-нибудь нехорошре?..- вскликнул Марко Данилыч и, быстро вскочив с дивана, зашагал по горнице крупными шагами.- Головы на плечах не унесет, кто посмеет сказать нехорошее слово!..

    - Перестанем говорить о том,- спокойно промолвила Дарья Сергевна.- От басен да от сплетен никому не уйти, заказу на них положить невозможно. Последнее мое вам словт: будет Дунюшка жить в обители, и я с ней буду, исполню завет Оленушки, не захотите, чтоб я была при ней, дня в дому у вас не останусь... Христовым именем стану кормиться, а не останусь... А если примет меня матушка Манефа, к ней в обитель уйду, иночество надену, ангельский образ приму и тем буду утешаться, что хоть издали иной раз погляжу на мою голубоньку, на сокровище мое бесценное.

    И, закрыв руками лицо, зарыдала. Марко Данилыч продолжал, насупясь и молча, ходить по горнице.

    - Эх, Дарья Сергевна, Дарья Сергевна!- горько он вымолвил.- Бог с вами!.. Не того я ждал, не то думал... Ну да уж если так - ваша воля... Дуню в таком разе уж вы не оставьте.

    - Мое дело сторона,- вмешалась при этом Макрина.- А по моему рассуждению, было бы очень хорошо, если б и при Дунюшке в обителт Дарья Сергевна жила. Расскажу вам, что у нас в Комарове однажды случилось, не у нас в обители,- у нас на этот счет оборони господи,- а в соседней в одной.

    И пошла рассказывать ни так, ни сяк не подходящее к делу. Ей только надо было отвести в стороны мысли Смолокурова; только для того и речь повела... И отвела... мастерица была на такие отвороты.



    * * *



    Дён пять прошло после тех разговоров. Про отправленье Дунюшки на выучку и помина нет. Мать Макрина каждый раз заминает разговор о том, если зачнет его Марко Данилыч, то же делала и Дарья Сергевна. Иначе нельзя было укрепить его в намеренье, а то, пожалуй, как раз найдет на него какое-нибудь подозренье. Тогда уж ничем не возьмешь.

    Раз при Макрине и при Дарье Сергевне посадил Марко Данилыч Дуню к себе на колени и, лаская ее, молвил:

    - Хочешь, Дунюшка, учиться уму-разуму?

    - Хочу, тятя,- весело улыбаясь стненькими глазками, отвечала девочка.

    - Отдам я тебя матушке Макрине, увезет она тебя к себе домой и там всему хорошему тебя научит,- сказал Марко Данилыч.- Поедешь с матушкой Макриной?

    На минутку Дуня задумалась. И, быстро вскинув головкой, блеснула на отца взорами и спросила:

    - А тетя Даша поедет?

    - Нет, не поедет,- молвил Смолокуров.

    - Так и я не поеду,- ответила девочка

    - И учиться не станешь?

    - И учиться без тети не стану,- решительней прежнего молвила Дуня.

    - А если мать Макрина без тети тебя увезет?

    - Убегу.

    - А поймают?

    - Тогда умру. Как мама померла, так и я помру,- сказала Дунюшка - и так спокойно, так уверенно, как будто говорила, что вот посидит, посидит с отцом, да и побежит глядеть, как в огороде работницы гряды копают.

    Заискрились взоры у Марка Данилыча, и молса вышел он из горницы. Торопливо надев картуз, пошел на городской бульвар, вытянутый вдоль кручи, поднимавшейся над Окою. Медленным шагом, понурив голову, долго ходил между тощих, нераспустившихся липок.

    Река была в полном разливе, верст на семь заиопило луга, полои (Низменное место, затопляемое весною.) и кустарники левого берега. Попутным ветром вниз по реке бежал моршанский хлебный караван; стройно неслись гусянки и барки, широко раскинув полотняные белые паруса и топсели, слышались с судов громкие песни бурлаков, не те, что поются надорванными их голосами про дубину, когда рабочий люд, напирая изо всей мочи грудью на лямки, тяжело стуаает густо облепленными глиной ногами по скользкому бчеевнику и едва-едва тянет подачу. Шамра (Рябь на воде во время ровного, не очень сильного ветра. ) бежит в одоу сторону с судами, "святой воздух" (Так бурлаки зовут попутный ветер.) дополна выдувает "апостольскую скатерть" (Так бурлаки зовут надутый ветром парус.), и довольные попутным ветром бурлаки, разметавшись по палубе на солнышке, весело распевают про старые казацкие времена, про поволжскую вольную вольницу. Громко разносится в свежем воздухе удалая песня:



    Разыгралася, разгулялася Сура-оека -

    Она устьицем пала в Волгу-матушку,

    На том устьице на Сурском, част ракитов куст,

    А у кустика ракитова бел-горюч камень лежит.

    Кругом камешка того добрые молодцы сидят,

    А сидят они, думу думают на дуване,

    Кому-то из молодцев что достанется на долю...



    На другой гусянке раздался дружный, громкий хохот - какой-то бурлак, взяв за обору истоптанный лапоть и размахивая им, представляет попа с кадилом, шуткой отпевая мертвецки пьяного товарища, ровно покойника, а бурлаки заливаются веселым смехом... А на третьей гусянке неистовый вопль слышится: "Батюшки, буду глядеть!.. отцы родные, буду доваривать! батюшки бурлаченьки, помилуйте!.. родимые, помилуйте!" То бурлацкая артель самосудом расправляется с излюбленным кашеваром за то, что подал на ужин не проваренную как следует пшенную кашу...

    По лону реки мелькают лодочки рыбных ловцов, вдали из-за колена реки выбегает черными клубами дымящийся пароход, а клонящееся к закату солонце горит о высоком небосклоне, осыпая золотымм искрами речную шамру; ширятся в воздухе и сверкают под лучами небесного светила белоснежные паруса и топсели, вдали по красноватым отвесным горам правого берега выделяются обнаженные, ровно серебряные, слои алебастра, синеют на венце гор дубовые рощи, зеенеет орешник, густо поросший по отлогим откосам. Ничего не видит, ничего не слышит Марко Данилыч, ходит взад и вперед по бульвару, одно на мыслях: "Приходится с Дуней расстаться!"

    До глубоких сумерек проходил он вдоль кручи. Воротясь домой, весь ужин промолчал, а перед отходом ко сну молвил Дарье Сергевне да матери Макрине:

    - Решил я. Стану просить мать Манефу, приняла бы к себе Дуню... А вы уж ее не оставьте, Дарья Сергевна, поживете с ней, покамест будет она в обученье. Она ж и привыкла к вам... Обидно даже немножко - любит она вас чуть ли не крепче, чем родного отца.

    Радостно блеснули взоры Дарьи Сергевны, но она постаралась подавить радость, скрыть ее от Марка Данилыча, не показалась бы она ему обидною. "Тому, дескать, рада, что хозяйство покидает и дом бросает бог знает на чьи руки".

    Макрина еще больше, чем Дарья Сергевна, рада была решенью Марка Данилыча. "Большое спасибо скажет мне мать игуменья, что сумела я уговорить такого богатея отдать в обитель свою единственную дочку",- так думала довольная успехом своим уставщица. Перечисляет в мыслях, сколько денег, сколько подарков получит обитель от нового "благодетеля", а уж насчет запасов, особенно рыбных, нечего и думать - завалит Смолокуров обительские погреба, хоть торг заводи: всю рыбу никак тогда не приесть. Но этого мало показалось ревностной до обительских выгод уставщице, вздумалось ей еще поживиться на счет Марка Данилычча.

    - О вашем решенье нкдо скорей отписать матушке,- обратилась она к нему.- Вы как рамполагаете дочку-то к нам привезти?

    - Да уж лето-то пущай ее погуляет, пущай поживет со мной... Ради ее и на Низ не поеду - побуду останное время с Дунюшкой, нагляжусь ка нее, голубушку,- сказал Смолокуров.

    - Значит, по осени?- молвила Маакрина.

    - Да, после Макарья - в сентябре, что ли,- ответил Марко Данилыч.

    - Так я и отпишу к матушке,- молвила Макрина.- Приготовилась бы принять дорогую гостейку. Только вот что меня сокрушает, Марко Данилыч. Жить-то у нас где будет ваша Дунюшка? Келий-то таких нет. Сказывала я вам намедни, что в игуменьиной стае тесновато будет ей, а в других кельях еще теснее, да и не понравится вам - не больно приборно... А она, голубушка, вон к каким хоромам приобыкла... Больно уж ей у нас после такого приволья не покажется.

    - Как же тому пособить?- сказал Марко Данилыч и задумался.

    - Уж не знаю, как сделать это, Марко Данилыч, Ума не приложу, благодетель, не придумаю,- отвечала на то хитрая Макрина.- Отписать разве матушке, чтобы к осени новую стаю келий поставила... Будет ли ее на то согласие, сказать не могу, не знаю.

    - А место, где построиться, есть в обители? - спросил Марко Данилыч.

    - Места за глаза на двадцать, а пожалуй, и на тридцать стай достанет,- сказала Макрина.

    - Так за чем дело стало? - молвил Марко Данилыч.- Отпишите матушке, отвела бы местечко поближе к себе, а я на том месте домик выстрою Дунюшке... До осени поспеем и построить и всем приукрасить его.

    - Разве что так,- молвила Макрина.- Не знаю только, какое будет на то решение матушки. Завтра же напишу ей.

    - Да, уж пожалуйста, поскорее напишите, матушка,- торопил ее Марко Данилыч.- Завтра же, кстати, день-от почтовый, можно будет письмо отослать.

    - Сегодня ж изготовлю,- молвила Макрина и, простясь с Марком Данилычем, предовольная пошла в свою горницу. "Ладно дельца обделалось,- думала она.- После выучкр дом-от нам достанется. А он, золотая киса, домик хороший поставит, приберет на богатую руку, всем раазукрасит, души ведь не чает он в дочке... Скажет матушка спасибо, поблагодарит меня за пользу святой обители".

    Недели через полторы получила Макрина ответ от игуменьи. С великой охотой брала Манефа Дуню в обученье и обещалась для ее домика отвести место возле своих келий. Насчет лесу писала, что по соседству от Комарова, верстах в пяти, в одной деревне у мужика его запасено довольно, можно по сходной цене купить, а лес хороший, сосновый, крупный, вылежался хорошо - сухой. Одно только не знает она, как строить домик. Галки, что пришли на Керженец плотничать, теперь все при местах, подряжённой работы будет им вплоть до осени; а иных плотников приискать теперь и за дорогую плату никак невозможно.

    - Не матушкина беда, справимся без нее,- молвил Марко Данилыч, когда Макрина прочитала ему Манефино письмо.- Плотников я пошлю в Комаров. Отписать только надо, чтобы тот лес, коли хорош, тотчас бы купили и на место перевезли. Что будет стоить - сочтемся, завтра же пошлю рублев с тысячу впредь до расчета.

    Зачинала бы только матушка дело скорей. Надо дом ставпть пятистенный,- немного помолчав, примолвил Марко Данилыч.- В передней три либо четыре горницы для Дунюшки да для Дарьи Сергеевны, в зпдней работнице горенку да стряпущую.

    - Стряпущую-то, пожалуй, и не надо,- молвила Макрина,- кушанье будет им от обители, из матушкиной кельи станут принос
    Страница 5 из 61 Следующая страница



    [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 30] [ 30 - 40] [ 40 - 50] [ 50 - 60] [ 60 - 61]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.

© Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.