LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Морис Леблан Необычайные приключения Арсена Люпена Страница 15

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    аках и отдаст на осмеяние публики, всегда готовой потешиться над его злоключениями.



    Вот и история с красным шарфом казалась ему весьма подозрительной. Во многих смыслах интересной, это бесспорно, но очень уж невероятной! Да и логичные на первый взгляд объяснения Люпена не выдерживали строгой критики.



    — Нет, — проворчал Ганимар, — какая ерунда, куча ни на чем не основанных гипотез и предположений. Это не для меня.



    Добравшись до набережной Орфевр, 36, он окончательно решил вычеркнуть это происшествие из памяти.



    Когда он подняося в помещение уголовной полиции, его остановил приятель:



    — Шефа видел?



    — Нет.



    — Ты ему срочно нужен.



    — Что еще?



    — Отправляйся к нему.



    — Куда?



    — На Бернскую улицу, там ночью произошло убийство.



    — А кто жертва?



    — Толком не знаю… Кажется, певичка из кабаре.



    — Вот черт! — только и пробормотал Ганимар.



    Выйдя через двадцать минут из метро, он направился к Бернской улице.



    Убитая, известная в театральном мире под кличкой Женни Сапфир, занимала скромную квартирку на третьем этаже. Следуя за полицейским, инспектор прошел двве комнаты и очутился в спальне, где уже находиьись чиновники прокуратуры, которым было поручено следствие, начальник уголовной полиции г-н Дюдуи и судебный врач.



    Оглядев спальню, Ганимар вздрогнул. На диване лежал труп молодой женщины, сжимавшей в руках обрывок красного шелка. В глубоком вырезе блузки виднелись две раны с запекшейся кровью. На искаженном, почерневшем лифе застыло выражение безумнгго ужаса.



    — Мои первые выводы вполне определенны, — скаал врач, закончив осмотр тела. — Жертву сперва дважды ударили кинжалом, а потом задушили. Явно видны признаки смерти от удушоя.



    «Вот черт!» — снова птдумал Ганимар, вспомнив нарисованную Люпеном картину убийства.



    — Но ведь на шее нет кровоподтеков, — возразил следователь.



    — Задушить могли ее же шарфом, — заявил врач. — Видите, как она, защищаясь, обеими руками вцепилась в его конец.



    — Но почему же остался лишь этот обрывок? — спросил следователь. — Где другая его половина?



    — Вероятно, она была измазана кровью, и убийца унес ее с собой. Вот тут отчетливо видно, что шарф торопливо разрезали ножницами.



    — Вот черт! — в третий раз процедил сквозь зубы Ганимар. — Эта скотина Люпен словно все видел, хотя здесь и не был!



    — А мотив преступления? — задал еще один вопрос следователь. — Замки на мебели выломаны, содержимое шкафов вверх дном. Вы успели что-нибудь выяснить, господин Дюдуи?



    — Я допросил прислугу и могу сделать следующие предположения, — ответил начальник уголовной поиции. — Убитая, которая славилась не столько своими вокальными талантами, сколько красотой, два года назад побывала в России, откуда привезла великолепный сапфир — судя по всему, подарок какого-то придворного. Женни Сапфир, как ее стали после этого называть, весьма гордилась подарком, однако из осторожности не носила его. Нельзя ли предположить, что сапфир и явился причиной преступления?



    — А горничная знает, где убитая хранила камень?



    — Нет, этого не знает никто. Беспорядок в спальне дает основания думать, что этого не знал и убийца.



    — Горничную мы допросим сами, — объявил следователь.



    — У вас какшй-то чудной вид, Ганимар. — Отведя инсппектора в сторонку, г-н Дюдуи спросил: — В чем дело? У вас есть подозрения?



    — Никаких, шеф.



    — Тем хуже. Нам нужен громкий успех. Таких преступлений совершено уже несколько, а преступника мы так и не нашли. На этот раз мы обязаны его отыскать, и как можно скорее.



    — Трудное дело, шеф.



    — Нужно. Послушайте-ка, Ганимар. По словам горничной, Женни Скпфир вела жизнь довольно размеренную и весь последний месяц, возвратившись из театра, то есть около половины десятого, принимала у себя некоего человека, который оставался примерно до полуночи. «Это светский человек, — утверждала Женни, — он хрчет на мне жениться». Так вот, этот светский человек принимал все меры к тому, чтобы его не запомнили в лицо: проходя мимо привратницкой, поднимаб воротник и надвигал шляпу на глаза. А Женни Сапфир до его прихода отсылала горничную. Этот тип нам и нужен.



    — Он не оставил никаких следов?



    — Никаких. По всему видно, что мы имеем дело не с дураком: он подготовил преступление и приложил все силы, чтобы выйти сухим из воды. Арестовать его будет для нас весьма почетно. Я полагаюсь на вас, Ганимар.



    — Значит, полагаетесь на меня, шеф? — протянул инспектор. — Ладно, поспотрим, посмотрим. Я не отказываюсь. Вот только…



    Ганимар выглядел чрезвычайно взволнованным, и г-на Дюдуи это удивило.



    — Вот только, — продолжал Ганимар, — клянусь… слышите, шеф? — клянусь…



    — В чем клянетесь?



    — Да нет, ни в чем… Посмотрим, шеф, посмотрим…



    Лишь выйдя на улицу и оставшись один, Ганимар закончил фразу. Он закончил ее вслух, гневно топнув ногой:



    — Вот только, клянусь богом, арестую его я сам и не воспольдуюсь ничем из того, что наговорил мне этот негодяй. Но уж тогда…



    Браня Люпена, злясь, что оказался впутанным в это дело, но полный решимости довести его до конца, инспектор бесццельно бродил по улицам. В полном смятении пытался он хоть немного привести в порядок мысли и среди разрозненных фактов найти деталь, никем не замеченную, о которой Люпен и не подозревал и которая приведеет его к успеху.



    Наскоро позавтракав в винном погребке, Ганимар принядся было опять бродить по городу, как вдруг в удивлении остановился. Он находился во дворе дома на улице Сюрен, куда несколькими часами раньше завлек его Люпен. Какая-то сила, оказавшаямя сильнее его воли, снова привела Ганимара сюда. Решение задачи было здесь. Здесь скрывалась истина. Как бы там ни было, но рассказ Люпена оказался столь точен, расчеты столь верны, что, смущенный до глубины души его необычайной проинцательностью, инспектор решил взяться за дело с того места, на котором остановился его враг.



    Окончательно подавив внутреннее сопротивление, он поднялся наверх. Квартира была незаперта. К вещественнып доказательствам никто не притрагивался. Инспектор сунул их в карман.



    С этого момента он стал рассуждать и действовать почти машинально, словно слушаясь приказов учителя, не повиноваться которым он не мог.



    Если признать, что неизвестный жил неподалеку от Нового моста, то первым делом сладовало отыскать кондитерскую, лежавшую на пути к Бернской улице и открытую в тот вечер. Поиски оказались недолгими. Недалеко от вокзала Сен-Лазар кондитер показал ему большие коробки, формой и качеством картона напоминавшие ту, что была у Ганимара. К тому же одна из продавщиц вспомнила, что накануне вечером к ним заходил господин, прятавший лицо в меховой воротник. Несмотря на это, она заметила у него в глазу монокль.



    «Вот первая улика и проверена, — подумал инспектор. — Этот человек вправду носит монокль».



    Затем он собрал обрывки газеты и показал их продавцу газет, который без труда признал в них «Ипподром иллюстре». Тогда Ганимар направился в редакциюи попросил реестр подписчиков, откуда выписал фамилии и адреса тех, кто жил вблизи Нового моста и, главное, на левом берегу реки, — ведь так посоветовал Люпен.



    После этого инспектор вернулся в полицию и направил полдюжины человек по своим поручениям. В семь вечера вернулся последний и сообщил хорошую новость. Некий г-н Превайль, выписывающий «Ипподром иллюстре» и занимающий квартиру на набережной Августинцев, вышел из дому в шубе, забрал у привратницы письма и газету, куда-то ушел и возвратился лишь к полуночи.



    Г-н Превайль носил монокль. Он был завсегдатаем бегов и держал несколько лошадей, которых использовал сам или отдавал внаем.



    Расследование продвинулось столь быстро, и результаты его так точно совпадали с предсказаниями Люпена, что Ганимар, слушая доклад полицейского, был потрясен. В который раз он оценил, какими потрясающими возможностями обладает этот молодой человек. За всю сво юдолгую жизнь инспектор ни у кого не встречал такой проницательности, такого острого и быстрого ума.



    Он отправился к г-ну Дюдуи.



    — Все готово, шеф. У вас уже есть постановленпе?



    — Что?



    — Я говорю, что для ареста все готово, шефф.



    — Вы чтл, знаете, кто убил Женни Сапфир?



    — Знаю.



    Но откуда? Объясните!



    — Случай помог, шеф, — с некоторыми угрызениями совести и слегка покраснев, ответил Ганимар. — Убийца выбросилв Сену все, что могло его скомпрометировать. Часть содержимого в свертке подобрали и передали мне.



    — Кто передал?



    — Некий владелеф баржи, который, опасаясь осложнений, не назвался. Но зато у меня появились улики. А дальше все оказалось просто.



    И инспектор рассказал о свомх действиях.



    — И вы называете это случаем! — вскричал г-н Дюдуи. — И вы говорите, что все было просто! Это же одно из лучших ваших расследований. Доводите его до конца, только будьте осторожны.





    Ганимар спешил. Он отправился на набережную Августинцев с полицейскими, которых расставил вокруг дома. Привратница заявила, что жилец обедает, как правило, в городе, но потом всегда возвращается домой.



    И правда: еще не было девяти, когда она, высунувшись из окошка, дала знак Ганимару. Тот тихонько свистнул. По набережной Сены шел человек в цилиндре и шубе. Он пересек дооргу и направился к дому.



    — Господин Превайль? — выступил вперед Ганимар.



    — Да, а вы кто такой?



    — Я обязан…



    Закончить фразу он не успел. Завидев вынырнувших из тени людей, Превайль мигом отскочил к стене и, оборотившись лицом к врагам, прижался к двери лавки, которая находилась в первом этаже и ставни которой были закрыты.



    — Назад! — закричал он. — Я вас не знаю!



    Он размахивал зажатой в правой руке тяжелой тростью, а левую руку засунул за спину, стремясь, видимо, отвлрить дверь.



    Ганимар испугался, что мужчина нырнет в лавку и скроется через какой-нибудь задний ход.



    — Ну-ну, без шуток, — проговорил он, приближаясь к мужчине. — Тебе не уйти… Сдавайся…



    Уже схватившись за трость Превайля, Ганимар вдруг вспомнил предупреждение Люпена: Превайль — левша! Левой рукой он явно старался достать револьвер!



    Инспектлр мгновенно нагнулся, заметив движение мужчины. Прогремели два выстрела, но пули никого не задели.



    Через несколько секунд Превайль, получив удар рукояткой пистолета в челюсть, рухнул как подкошенный. В девять вечера он уже сидел в камере.





    Ганимар купался в лучах славы. Быстрая и простая операция по поимке преступника принесла ему внезапную известность. Превайлю незамедлительно предъвили обвинения в нераскрытых преступлениях; газеты превозносили геройство Ганимара.



    Поначалу дело пошло быстро. Прежде всего установили, что у Превайля, настоящее имя которого было Тома Дерок, уже случалпсь нелады с правосудием. Кроме того, произведенный у него обыск дал если и не новые доказательства, то, во всяком случае, улики: моток веревки, похожей на ту, которой был обвязан пакет, и нож, которым могли быть нанесены раны на теле жертвы.



    Однако через неделю все изменилось. Превайль, до этого времени отказывавшийся отвечать, в присутствии своего адвоката заявил, что у него есть алиби, причем неопговержимое: в вечер, когда бвло совершено преступление, он находился в Фоли-Бержер.



    В кармане смокинга у него и вправду нашли билет на тот вечер и программку.



    — Алиби подготовлено заранее, — возразил следователь.



    — Докажите, — ответил Превайль.



    Провели очные ставки. Девушка из кондитерской, кажется, узнала господина с моноклем. Привратница с Бернской улицы, кажется, узнала господина, навещавшего Женни Сапфир. Однако утверждать наверняка никто не осмелился.



    Таким образом, следствие не располагало ничем достоверным, у него не было твердтй почвы для серьезных обвниений.



    Следователь пригласил Ганимара и рассказал о своих затруднениях.



    — Я не могу больше тянуть, у меня нет доказательств.



    — Но вы же убеждены в его виновности, господин следователь! Не будь Превайль виновен, он спокойно дал бы себя арестовать.



    — По его утверждению, он решил, что на него напали. И к тому же твердит, что в жизни не видел Женни Сапфир, а мы действительно не можем найти никого, кто уличил бы его во лжи. Более того, мы считаем, что сапфир украден, но найти его у Превайля не смогли.



    — Но вы вообще его не нашли, — возразил Ганимар.



    — Верно, но это ничего не доказывает. Знаете, господин Ганимар, что нужно было бы найти как можно скорее? Другую часть этого красного шарфа.



    — Другую часть?



    — Да. Убийца, очевидно, унес ее с собой, так как на ней были отпечатки его окровавленных пальцев.



    Ганимар не ответил. Уже много дней он чувствовал, что все сведется именно к этому. Другого доказательства просто не существовало. Только имея шелковый шарф целиком, можно было удостовериться в впновности Превайля. А положение Ганимара требовало, чтобы она была доказана. Ответственный за его арест и прославившийся благодаря ему, превозносимый как враг самых опасных злодеев, он в случае освобождения Превайля выгляде бы просто смешно.



    — Но , на беду, единственное и неопровержимое доказательство находилось у Люпена. Как же его добыть?



    Ганимар искал до изнеможения, снова и снова допрашивал свидетелей, проводил бессонные ночи в поисках разгадки тайны Бернской улицы, изучал жизнь Превайля, отправил десять человек искать пропавший сапфир. Все тщетно.



    Двадцать седьмого сентября следователь остановил его в коридоре Дворца правосудия.



    — Ну, господин Ганимар, какие новости?



    — Никаких, господин следователь.



    — В таком случае, я прекращаю дело.



    — Подождите еще день.



    — Зачем? Нам нужна вторая половина шарфа. Вы ее достали?



    — Достану завтра.



    — Завтра?



    — Да, только дайте мне ту, что у вас.



    — Это еще зачем?



    — Затем, что я обещаю вернуть вам весь шарф целиком.



    — Договорились.



    Ганимар зашел в кабинет к следователю и вышел оттуда с куском шелка в руке.



    — Черт бы меня побрал, — ворчал он, — но доказательство я добуду. Если, конечно, господин Люпен осмелитвя явиться.



    В глубине души инспектор сомневался, что у Люпена хватит наглости, и именно поэтому беспокоился. Зачем Люпену нужна эта встреча? Какую цель он преследует?



    Полный беспоеойства, досады и злости, он решил принять меры предосторожности — не только, чтобы не попасть в ловушку самому, но чтобы, раз уж представилксь возможность, попытаться захваттить своего врага врасплох. И вот, наутро, 28 декабпя, в назначенный Люпеном день, изучив ночью старый особняк на улице Сюрен и убедившись, что вход у него только один, Ганимар вместе со своими людьми прибыл на поле боя. Он велел им ждать в кафе напротив. Инструкции были вполне определенны: если он сам появится в одном из окон четвертого этажа или же не вернется в течение часа, полицейские должны занять дом и арестовать всякого, кто попытается оттуда выйти.



    Старший инспектор убедился в исправности своего револьвера, проверил, легк оли оружие вынимается из кармана, и поднялся наверх. Он удивился , увидев, что все осталось как было: двери открыты, замки выломаны. Ганмиар удостоверился, что окна самой большой из комнат выходят на улицу, и обошел остальные три. В квартире никого не было.



    — Господин Люпен испугался, — пробормотал он не без удовлетворения.



    — Дурень ты, — произнес голос у него за спиной.



    Инспектор обернулся и увидел на пороге старого рабочего в халате маляра.



    — Не ищи, — проговорил старик. — Это я, Люпен. С самого утра я тружусь в малярной мастерской. Сейчас у нас перерыв, вот я и поднялся. — С веселой улыбкой он взглянул на Ганимара и воскликнул: — Ей-же-ей, за эту дивную минуту я у тебя в долгу. Я не отдал бы ее даже за десять лет твоей жизни — а я ведь так тебя люблю! Ну что, артист? Все, как я сказал? От А до Я? Как я объяснил тебе дело? Растолковал тайну шарфа? Разве я тебе не говорил, что с логикой у меня все в порядке, что недостающих звеньев в цепи ент? Но какой ум? Какая проницательность, а, Ганимар? Как я расписал тебе все, что произошло,-и все, что произойдет, — от момента обнаружения трупа до твоего прихода сюда за недостающим доказательством! Какой бесподобный дар предвидения! Шарф принес?



    — Да, половину. Другая у тебя с собой?



    — Вот она. Давай-ка сопоставим.



    Враги положили два куска шелка на стол. Линии разреза полностью совпадали. Совпадал и цвет обоих кусков.



    — Но я думаю, — заключил Люпен, — что ты яился сюда не только за этим. Тебя интересуют пятна крови. Пойдем, Ганимар, здесь недостаточно светло.



    Они прошли в соседнюю комнату, выходившую окнами во двор и действительно более светлую, и Люпен приложил свой кусок шарфа к стеклу.



    — Смотри, — сказал он, освобождая Ганимару место у окна.



    Инспектор задрожал от радости. На куске материи были ясно видны отпечатки пяти пальцев и ладони. Неопровержимое доказательство! Залитой кровью рукой — той самой, что нанесла две раны, — убийца схватил шарф и затянул его на шее жертвы.



    — Кстати, этот отпечаток левой руки, — заметил Люпен. — Поэтому-то я и смог тебя предупредить. Как видишь, никаких чудес. Ты признаешь во мне непревзойденный ум — ладно, с этим я согласен, но я вовсе не хочу, чтобы ты считал меня каким-то кудесником.



    Ганимар поспешно сунул кусок шарфа в карман. Люпен кивнул:



    — Ну, конечно, мой милый толстяк, это тебе. Я так рад сделать тебе приятное! И как видишь — никакого подвоха, простая любезность. Приятель оказал услугу приятелю, свой — своему. Да, мне хотелось бы осмотреть другую половину шарфа, ту, что была у полиции… Не бойся, сейчас отдам. Всего лишь на секунду.



    Пока Ганимар невольно слушал своего собеседника, тот небрежным жестом поигрывал с помпоном, которым заканчивалась эта половина шарфа.



    — До чего же хитро женщины делают такие штуки! Ты обратил внимание на эту деталь расследования? Женни Сапфир была большой рукодельницей и сама мастерила себе шляпки и даже платья. Очевидно, и этот шарф она сделала сама. Впрочем, я заметиш это сразу же. Как я уже имел честь тебе сообщить, по натуре я любопытен, и поэтому тщательно изучил кусочек шелка, который ты только что спрятал в карман. И представь — внутри помпона я обнаружил маленький образок; бедняжка зашила его туда на счастье. Трогательно, не правда ли, Ганимар? Образок Богоматери-заступницы.



    Весьма заинтересованный, инспектор не спускал с Люпена глаз. Тот продолжал:



    — Вот я и сказал себе: «Интересно было бы осмотреть вторую половину шарфа — ту, что полиция найдет на шее у жертвы». Ведь вторая половина, которая наконец у меня в руках, заканчивается так же, как и первая, — помпоном. А может, и в ней есть тайник, а в нем что-то спрятано… Ты только взгляни, друг мой, какая искусная работа! И такая несложная! Достаточно взять клубок красной крученой нити и оплести ею полый деревянный шарик; когда шарик вынешь, внутри останетя немного места, маленький тайничок, в который можно спрятать образок или еще что-нибудь. Драгоцрнность, к примеру. Сапфир.



    Продолжая говорить, Люпен принялся разжвигать шелковые нити и из полости в помпоне выращил двумя пальцами великолепный голубой камень чистой воды и прекрасной огранки.



    — Ну, что я говорил, друг мой?



    Он поднял голову. Мертвенно-бледный инспектор растерянно и ошеломленно смотрел на камень, завороженный его сиянием. Он наконец понял хитрый замысел своего врага.



    — Скотина, — прошептал он оскорбление, которум наградил Люпена во время их первого свидания.



    Двое мужчин в угрожающих позах застыли друг против друга.



    — Отдай, — произнес инспектор.



    Люпен протянул ему кусок ткани.



    — И сапфир! — приказал Ганимар.



    — Дурень ты.



    — Отдай, или…



    — Или что, идиот несчастный? — воскликнул Люпен. — Ты что же, считаешь, что я подарил тебе это дело за красивые глаза?



    — Отдай!



    — Ты все еще ничего не понял? Ты же ведь уже месяц ходишь у меня как шелковый и еще хочешь… Ну же, Ганимар, еще одно маленькое усилие, мой милый толстяк. Пойми, что
    Страница 15 из 21 Следующая страница



    [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 21]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.

© Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.