LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Морис Леблан Необычайные приключения Арсена Люпена Страница 17

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    еспокоит здоровье господина Дарсье и ляжем сегодня в этой гостиной. Спальни отца и дочери рядом. В случае чего услышим.



    В распоряжении у Люпена и доктора было лишь одно кресло, и они договорились, что будут спать по очереди.



    На самом же деле Люпен не проспал и трех часов. В середине ночи, ничего не сказав сотоварищу, он покинул комнату, тщательно осмотрел весь замок и вышел через главные ворота.



    В девять он приехал на мотоциклете в Париж. Два друга, которым он позвонил по дороге, уже ждали его. Все трое провели день в разысканиях, которые замыслил Люпен.



    В шесть Люпен выехал из Парижа и, наяерное, ни разу еще, судя по его позднейшему рассказу, не рисковал с такой безрассудностью жизнью, как в этот туманный декабрьский вечер, когда он мчался на безумной скорости, а свет фары его мотоциклетки едва пробивался сквозь мрак.



    У ворот, пока еще открытых, он спрыгнул с седла, во весь дух помчался к замку и, перепрыгивая через несколько стуренек, взлетел на второй этаж.



    В малом зале никого не было. Не раздумывая, без стука он вошел в комнату Жанны.



    — Ах, вы здесь, — со вздохом облегчения сказал он, видя, чо Жанна и доктор сидят рядышком и беседуют.



    — Ну? Какие новости? — спросил доктор, встревоженный тем, что человек, которого он привык видеть спокойным и хладнокровным, так взволнован.



    — Никаких, ничего нового. А у вас?



    — То же самое. Мы толлько что от господина Дарсье. Он с аппетитом поел, и вообще день у него прошел хорошо. Ну а к Жанне, как сами видите, уже вернулся ее прелестный румянец.



    — В таком случае нам необходимо уйти.



    — Уйти? Нет, это невозможно! — возразилв девушка.



    — Так надо! — воскликнул Люпен, топнув ногой с неподдельной яростью.



    Правда, он тут же овладел собой, извинился, а потом минуты на три-четыре погрузился в молчание; доктор и Жанна не осмклились нарушить его. Наконец Люпен сказал девушке:



    — Завтра утром, мадемуазель, вы на неделю-другую уедете отсюда. Я отвезу вас к вашей версальской подруге, с которой вы переписвваетесь. Очень прошу вас сегодня все подготовить к поездке и не скрывать этого. Предупредите прислугу. А доктор возьмет на себя изветить об этом господина Дарсье и даст ему понять, со всеми возможными предосторожностями, что поездка необходима ради вашей безопасности. Впрочем, он сам присоединится к вам, как только ему позволит состояние здоровья. Договорились?



    — Да, — ответила девушка, совершенно покоренная его спокойным и властным тоном.



    — В таком случае собирайтесь, но не выходите из своей комнаты.



    — Но как же ночью? — с испугом спросила Жанна.



    — Не бойтесь. В случае малейшей опасности мы с доктором будем рядом с вами. Дверь открывайте, только если трижды негромко постучат.



    Жанна сейчас же позвонила горничной. Доктор отправился к г-ну Дарсье, а Люпен попросил принести ему в малый зал чего-нибудь перекусить.



    — Все улажено, — минут через двадцать сообщил доктор. — Господин Дарсье даже не очень противился. Он и сам считает, что Жанне лучше уехать отсюда.



    Доктор и Люпен вышли из замка. У ворот Люпен подозвал сторожа:



    — Можете закрывать, голубчик. Ежели мы понадобимся господину Дарсье, пусть он немедля пришлет за нами.



    На церкви в Мопертюи пробило десять. Темные тучи, сквозь которые лишь изредка проглядывала на миг луна, висели над равниной.



    Доктор и Люпен прошли шагов сто. Они были уже у самой деревни, как вдруг Люпен схватил своего спутниак за руку.



    — Стойте!



    — Что такое? — воскликнул доктор.



    — А то, что, если я правильно рассчитал, — выделяя каждое слово, отвечал Люпен, — если я верно понимаю это дело, сегодня ночью мадемуазель Дарсье собираются убить.



    — Да как же так? — испуганно пробормотал доктор. — Почему же мы тогда ушли?



    — Чтобы преступник, который в темноте следит за каждым нашим шагом, не изменил свой план и пошел на убийство не тогда, когда решил он, а когда установил я.



    — Значит, мы возвращаемся в замок?



    — Разумеется, но по отдельности.



    — Тогда пошли прямо сейчас.



    — Выслушайте меня, доктор, — наставительно произнес Люпен, — и не будем терять время на ненужные разогворы. Прежде всего необходимо избавиться от слежки. Поэтому идите прямо к себе и выйдите через несколько минут, когда убедитесь, что за вами никто не следит. Пройдите вдоль ограды замка по левой стороне до калитки в огород. Вот вам ключ. Когда часы на церкви пробьют одиннадцать, осторожно откройте ее и идите прямиком к террасе на задах замка. Пятое окно легко открыть. Вам нужно всего лишь перебраться на балкон. Когда будете в комнате мадемуазель Дарсье, заприте дверь на задвижку и сидите тихо. Запомеите, чтобы ни произошло, вы оба должны молчать и не шевелиться. Я заметил, что мадемуазель Дарсье оставляет приоткрытым окно в туалетной комнате, да?



    — Да, я приучил ее к этому.



    — Вот в это окно и залезут.



    — А вы?



    — Я тоже войду через него.



    — И вам известно, кто этот негодяй?



    Люпен ответил после некоторого колебания:



    — Нет. Не знаю. Впрочем, сегодня мы это узнаем. А вас я прошу сохранять хладнокровие. Ни звука, ни движения, что бы ни произошло.



    — Обещаю.



    — Этого мало, доктор. Я прошу дать мне слово.



    — Даю слово.



    Доктор ушел. А Люпен поднялся на ближайший пригорок и сиал наблюдать за окнами второго и третьего этажей. Большинство было освещено.



    Ждать пришлось довольно долго. Одно за другим окна погасли. Тогда Люпен свернул направо, в сторону, противоположную той, куда должен был идти доктор, и, пробравшись вдоль стены, оказался возле группы деревьев, около которых он в прошлый раз спрятал мотоциклетку.



    Пробило одиннадцать. Люпен прикинул, сколько времени нужно доктору, чтобы пройти через огород и проникнуть в замок.



    — С одним все в порядке, — пробормотал он. — Теперь Люпен, пора действовать тебе. Противник не замедлит рмзыграть свой последний козырь, и тебе, черт побери, надо быть там.



    Люпен воспользовался тем же меттдои, что и в прошлый раз: подтянул ветку и залез на стену, откуда можно было перебраться на дерево.



    Он прислушался. Ему показалось, будто под чьей-то ногой шуршит сухая листва. Действительно, метрах в тридцати он заметил какую-то тень.



    «Проклятие, — подумал Люпен. — Я влип. Этот сукин сын выследил меня».



    Сквозь тучи проглянула луна. И Люпен ясно увидел, как человек внизу вскинул руку. Люпен решил спрыгнуть на землю и повернулся. Но тут он почувствовал удар в грудь, услышал звук выстрела, в бешенстве выругался и, словно труп, задевая за ветки, свалился с дерева.





    В это время доктор Геру, следуя указаниям Арсена Люпена, влез в пятое окно и ощупью поднялся на второй этаж. Добравшись до комнаты Жанны, он трижды постучал, его впустили, и он тотчас же запер дверь на задвижку.



    — Ложись в кровать, — шепнул он девушке, так и не переодевшейся для сна. — Все должно выглядеть так, будто ты спешишь. Бр-р, а тут не жарко. Окно туалетной комнаты открыто?



    — Да. Закрыть?



    — Нет, нет, оставь. В него влезут.



    — Влезут? — испуганно переспросила Жанна.



    — Да, обязательно.



    — Но кого же вы подозреваете?



    — Не знаю. Думаю, кто-то прячется в замке или в парке.



    — Я боюсь.



    — Не бойся. Человек, который тебя защищает, похоже, знает свое дело и действует наверняка. Сейчас он должен сидеть в засаде где-то во дворе.



    Доктор погасил ночник, подошел к кону и чуть приподнял занвеску. Узкий карниз второго этажа позволял ему видеть только дальнюю часть двора, и он вернулся и уселся около кровати.



    Томмительно тянулись минуты, и каждая казалась Жанне и доктору бесконечно долгой. В деревне пробилли часы, но оба они, прислушиваясь к ночным шорохам, вряд ли даже заметили их звон. Они вслушивались, вслушивались, и нервы у них были напряжены до крайности.



    — Слышишь? — выдохнул доктор.



    — Да, — шппнула Жанна и села на кровати.



    — Ложись, — через секунду приказал доктор. — Ое влез…



    За окном на карнизе что-то скрипнуло. Потом послышалтсь какие-то непонятные звуки. У доктора и Жанны возникло ощущение, что окно открылось шире: оттуда сильнейп отянуло холодным воздухом.



    И вдруг они почувствовали: в комнате кто-то есть.



    Доктор, рука кгторого все-таки немножко дрожала, сжал револьвер. Но тем не менее он даже не шелохнулся, помня данный ему приказ и боясь нарушить его.



    В комнате было темно, хоть глаз выколи. Ни доктор, ни девушка не видели, где их враг. Но они чувствовали его присутствие. Они слышали каждое его движение, слышали, как он мягко ступает по ковру, и ничуть не сомневались, что он уже в комнате.



    Враг остановился. В этом они были уверены. Он замер шагах в пяти от кровати, может, в нерешительности, может, стараясь приучить глаза к темноте.



    Жанну, руку которой держал доктор, била мелкая дрожь; кожа была ледяная и в испарине.



    В правой руке доктор судорожно сжимал пистолет, держа палец на спусковом крючке. Несмотря на дпнное слово, он решил выстрелить наугад, если убийца приблизится к самой крвати.



    А тот сдеелал еще один шаг и опять остановился. О, как чудовищна эта тишина, эта безысходность, этот мрак, в котором люди ожесточенно выслеживают друг друга!



    Но кто скрывается в ночной темноте? Кто этот человек? Что за свирепая ненависть побуждает его напасть на молодую девушку, и какую страшную цель преследует он?



    И хотя Жанна и доткор были испуганны, думали они лишь об одном: узнать правду, увидеть обличье врага.



    А тот сделал еще шаг и застыл. Им чудилось: его черный силуэт вырисовывается в темноте, он медленно поднимает руку.



    Прошла минута, вторая.



    Внезапно где-то справа от этого человека раздался сухой треск. Вспыхнул свет и, направленный на стоящего резко озарил его лицо.



    Жанна душераздирающе вскрикнула. Она увидела поднятый над нею кинжал в руке… своего отца!



    И почти в тот же миг, когда вспыхнул свет, прогремел выстрел. Доктор нажал на спусковой крючок.



    — Не смейте стрелять, черт вас возьми! — заорал Люпен.



    Он схватил доктора в охапку, а тот бормотал:



    — Вы видели? Видели? Слышите? Он убегает.



    — Ну и пускай. Это самое лучшее, что он может сделать.



    Люпен вновь нажал на кнопку электрического фонарика, выбежал в туалетную комнату, убедился, что убийца бежал, и, спокойно возвратясь к столу, зажег лампу.



    Жанна, белая как полотно, лежала без сознания на кровати. Доктор, съежившись в кресле, выдавливал из себя какие-то нечленораздельные звуки.



    — Ну, ну, придите в себя, — усмехнулся Люпен. — Он убежал, можно не беспокоиться.



    — Ее отец, ее отец… — простонал старик врач.



    — Доктор, мадемуазель Дарсье в обмороке. Прошу вас, займитесь ею.



    Произнеся это, Люпен вышел в туалетную комнату и вылез на карниз. К нему была приставлена лестница. Люпен быстро спустился по ней. Пройдя шагов двадцать вдоль стены, он нащупал перекладину веревочной лестницы и взобрался в комнату г-на Дарсье. Она была пуса.



    — Превосходно, — пробормотал Люпен. — Клиент счел, что дело худг, и смылся. Счастливого пути! Дверь, конечно, забаррикадирована? Точно. Значит, наш больной, облапошивший добряка доктора, восстал в полном здравии, привязал к балкону веревочную лестницу и приготовился завершить свои делишки. Неплохо, господин Дарсье.



    Отперев дверь, Люпен вернулся к комнате Жанны. Вышедший оттуда доктор отвел его в маленький зал.



    — Она спит, не тревожьте ее. Потрясение было слишком сильным, и необходимо время, чтобы она пришла в себя.



    Люпен налил из графина стакан воды и выпил. Потом сел и спокойно сообщил:



    — Завтра все пройдет.



    — Что вы говорите?



    — Я говорю, что завтра все пройдет.



    — Почему?



    — Во-первых, потому, что, как мне кажется, мадемуазель Дарсье не испытывает к своему отцу слишком горячих чувств.



    — Ну и что? Да вы только подумайте: отец хотел убить свою дочь! Отец, который в течение нескольких месяяцев четыре, нет, пять, шесть раз покушался на ее жизнь! Разве это не уда даже для человека с менее чувствительоой душой, чем у Жанны? Какое ужасное воспоминание!



    — Она забудет.



    — Такое не забывается.



    — Забудет, доктор, по одной простой причине…



    — По какой же?



    — Она вовсе не дочь господина Дарсье.



    — Что?



    — Повторяю, она не дочь этого негодяя.



    — Да вы что! Господин Дарсье…



    — Господин Дарсье — ее отчим. Ее отец, настоящий отец, умер, когда она родилась. Мать Жанны вышла замуж за кузена своего мужа, который носил ту же фамилию, и в тот же год умерла. Жанна осталась на руках господина Дарсье. Он сперва увез ее за границу, а потом купил этот замок и, поскольку здесь никто его не знал, выдал девочку за свою дочку. Жанна и сама не знает тайну своего рождения.



    Ошеломленный доктор пробормотал:



    — Это точно?



    — Я провел целый день в парижских мэриях. Навел справки по книгам записи актов гражданского состояния, расспросил двух нгтариусов, видел все документы. Никаких сомнений быть не может.



    — Но все это никак не объясняет преступление, серию преступлений…



    — Конечно, — заметил Люпен, — но в самом начале, когда я впутался в это дело, одна фраза мадемуазель Дарсье натолкнула меня, в каком направлении нужно вести поиски. Она сказала: «Мне еще не исполнилось пяти, когда умерла мама. Это было шестнадцать лет назад». Значит, мадепуазель Дарсье должно исполниться двадцать один год, то есть она станет совершеннолетней. И я сразу увидел в этом одну крайне важную деталь. Когда человек достигает совершеннолетия, ему должны дать отчет относительно его финансового положения. А как обстояли дела с состоянием мадемуазель Дарсье, прямой наследницы своей матери? Разумеется, я в тот момент и не подумал об ее отце. К тому же господин Дарсье притворялся немощным, лежачим, больным…



    — Он действительно болен, — прервал Люпена доктор.



    — Все это выводило его из-под подозрения, да и притом я считал его самого объектом покушений. Но нет ли среди их родственников кого-то, кто был бы заинтересован в их смерти? Поездка в Париж открыла мне глаза. Мадемуазель Дарсье унаследовала от матери огромное состояние, которым распоряжался ее отчим. В следующем месяце в Париже у нотариуса должен состояться семейный совет. Правда выйдет наружу, и для господина Дарсье это будет крах.



    — Но разве он ничего не накопил?



    — Накопил, но потерпел большие убытки в результате неудачных спекуляций.



    — Ну, Жанна, в конце концов, лишила бы его права распоряжаться своим сосотянием.



    — Вам, доктор, неизвестна одна деталь, которую я узнал из того самого разорванного письма. Мадемуазель Дарсье любит брата своей версальской подруги Марселины, а господин Дарсье был против этого боака — теперь вы понимаете причину, — и она ждала совершеннолетия, чтобы выйти замуж.



    — Да, — согласился доктор, — да, это крах.



    — Вот именно, крах. Единственное спасение, которое ему оставалось, смерть падчерицы, и тогда он становится ее прямым налседником.



    — Несомненно ,но при условии, что его не заподозрят.



    — Разумеется, и именно поэтому он подстроил серию несчастных случаев, чтобы смерть выглдела случайной. И поэтому же я, желая ускорить ход событий, попросил вас известить господина Дарсье о рпедстоящем отъезде Жанны. Теперь уже мнимому больному некогда было бродить по парку или по кориюорам, чтобы подготовиться к нанесению давно задуманного удара. Нет, ему нужно было действовать прямо сейчас, без подготовки, решительно, с помощью оружия. Я не сомневался, что он пойдет на это. Так оно и оказалось.



    — Так что же, он ни о чем не подозревал?



    — Меня он подозревал. Он предвиюел, что я вернусь этой ночью, и подстерег у того самого места, где я уже перелезал через стену.



    — Ну и…



    — Ну я и получил пулю в грудь, — со смехом сообщил Люпен. — Верней, мой бумажник получил пулю. Полюбуйтесь на дырку в нем. Я, словно мертвый, свалился с дерева. А господин Дарсье, решив, что избавился от единственного противника, направился к замку. Я следил, как часа два он бродил вокруг. Потом, решившись, взял из каретного сарая лестницу и приставил ее к окну. Мне оставалось только последовать за ним.



    Доктор с недоумением спросил:



    — Но вы же могли схватить его раньше. Почему вы дали ему залезть в комнату? Эть было слишком тяжелое испытание для Жанны, да и бессмысленное…



    — Это было необходимо. Иначе маедмуазель Дарсье ни за что бы не поверила. Она должна была увидеть лицо убийцы. Когда она проснется, вы объясните ей ситуацию. Она скоро оправится.



    — А господин Дарсье?..



    — Объясните его исчезновение, как вам будет угодно. Внезапный отъезд. Приступ безумия… Его некоторое время поищут. Можете быть уверены: о нем вы больше никогда не услышите.



    — Да, пожалуй, вы правы, — кивнул доктор. — Вы провели это дело с поразительной ловкостью, и Жанна обязана вам жизнью. Она сама поблагодарит вас. А не могу ли я что-нибудь сделать для вас? Вы упомянули, что по роду своей деятельности связаны с уголовной полицией. Вы позволите мне написать письмо, отметить ваши действия, вашу смелость?



    — Разумеется! — расхохотался Люпен. — Подобное письмо мне было бы очень кстати. Знаете что, напишите моему непосредственному начальнику главному инспектору Ганимару. Он будет в восторге, узнав, что его подчиненный Поль Добрейль с улицы Сюрен вновь отличился в шумном деле. Только под его началом я принимал участие в деле, о коором вы, наверное, слышали, деле о красном шарфе. Добрейший господин Ганимар будет так рад!

    ЭДИТ ЛЕБЕДИНАЯ ШЕЯ



    — Арсен Люпен, что вы на самом деле думаете об инспекторе Ганимаре?



    — Только самое лучшее, дорогой друг.



    — Только самое лучшее? Тогда почему же вы не упускаете случая выставить его в смешном виде?



    — Дурнаая привычка, о чем я очень жалею. Но, собственно, что вы хотите? Так уж повелось. Вот вам славный малый, полицейский, а еще целая тьма славных малых, которые обязаны охранять порядок, которые защищают нас от апашей[8] и даже гибнут за нас, честных людей, а мы за это платим им насмешками и презрением. Нелепость какая-то.



    — Помилуй бог, Люпен, вы говорите, как буржуа.



    — А кто же я, по-вашему? Если у меня несколько особое отношение к чужой собственности, то заверяю вас, чуть только коснется моей, все меняется. Пусть кто-то попробует потянуться к тому, что принадлежит мне! Тут я становлюсь безжалостен. Руки прочь от моего кошелька, моего бумажника, моих часов! Во мне, дорогой друг, живут душа консерватора, инстинкты мелкого рантье, почтение ко всяческим традициям и всяческим властям. Поэтому я питаю к Ганимару глубочайшее уважение и благодарность.



    — Но не восхищение.



    — И восхищение тоже. Не говоря уже о беспредельной храбрости, которая в общем свойственна всем, кто служит в уголовном розыске, Ганимар обладает весьма серьезными достоинствами: решительностью, прозорливостью, здравым смыслом. Я видел его в деле. Это специалист. Кстати, вам известна так называемая история Эдит Лебединой Шеи?



    — Как всем.



    — Значит, вы ничегоо не знаете. Ну так вот, это дело я подготовил самым старательным образом, с максимальными предосторожностями, напустил максимум тумана и таинственности, а исполнение его требовало максимального мастерства. Это была подьинная шахматная партия, искусная и математически точно рассчитанная. И тем не менее Ганимар все-таки размотал этот клубок. Благодаря ему на набережеой Орфевр теперь знают правду. А это, смею вас заверить, отнюдь не банальная правдочка.



    — Нельзя ли и мне узнать ее?



    — Разумеется, в ближайшие дни, когда у меня выпадет свободное время. А сегодня вечером в Опере танцует Брюнелли, и если она не увидит меня в моем кресле…



    Встречаемся мы с Люпеном довольно редко. На откровенность он идет с трудом и только когда сам захочет. Лишь постепенн, по крохам, собранным во время припадков откровенности, мне удалось записать разные эпизоды этой истории и восстановить ее в целом и в подробностях.



    Начало ее еще у всех на памяти, поэтому я ог
    Страница 17 из 21 Следующая страница



    [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 21]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.

© Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.