LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Морис Леблан Необычайные приключения Арсена Люпена Страница 2

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    ный горестью, смешанной, однако, со сладким умилением, потом со вздохом прошептал к великому удивлению Ганимара:



    — А все-таки горько не быть честным человеком.

    ТЮРЬАМ НИ В ЧЕМ НЕ МЕШАЕТ АРСЕНУ ЛЮПЕНУ

    I. Стнанное письмо



    Тот, кто, путешествуя по Франции, не видел маленький замок Малаки, так гордо возвышающийся на скале над Сеной, тот не заслуживает звания туриста. Мост в виде арки соединяет замок с дорогой. Темные основания его башен сливаются с глыбами гранита. Бог знает как попавшими в эту местность.



    История замка так же мрачна, как его имя[1] и самый вид его. Это были сплошные войны, осады, штурмы, грабежи и резня. Еще и теперь в зимние вечера вспоминают в соседних деревнях преступления, совершавшиеся в замке; о них сложилисб целые легенды. Особенно часто рассказывают о подземном ходе, который когда-то вел к заброшенному теперь аббатству.



    В этом былом притоне героев и разбойников живет барон Натан Кагорн. Разоренные владетели Малаки вынуждены были продать разбогатевшему на бирже еврею обиталище своих предков. Барон поместил там свои великолепные коллекции мебели, картин и серелра. Он поселился один с тремя старыми слугами. Никто не мог проникнуть в замок, никто никогда не любовался принадлежащими его владельцу тремя Рубенсами, двумя Ватто и другими редкими произведениями искусства, приобретенными бароном за большие деньги на различных распродажах. Каждый день с заходом солнца четыре кованые двери, находящиеся на двух концах моста и ведущие во двор, запирались тяжелыми засовами. Со стороны Сены нечего бфло бояться: скала круто обрывалась к реке.



    В одну из пятниц сентября на мосту, как обыкновенно, показался почтальон, принесший заказное письмо на имя барона.



    Тот расписклся, взял письмо, сам тщательно задвинул засовы за почтальоном и, пройдясь несколько раз взад и вперед по двору, прислонился к перилам моста и вскрыл конверт.



    Там находился листок бумаги с заголовком: «Париж. Тюрьма Санте.



    Он взглянул на подпись: «Арсен Люпен»!



    Пораженный, он прочел:




    «Барон! В галерее, соединяющей две залы, находится картина великолепной работы Филиппа Шомпена. Мне она очень нравится. Ваои Рубенсы тоже в моем вкусе, как и маленький Ватто. В зале направо я наметил буфет Людовика XIII и столик в стиле Empire работы Жакоба. В зале налево я хотел бы взять витрину с миниатюрами и камнями. На этот раз я удовольствуюсь, может быть, только вещами, наиболее удобными для перевозки. Прошу вас хорошенько уложить их и отправить в течение недели на вокзал Батиньоль. В противнм случае я сам приму меры для отправки их в ночь с 27 на 28 сентября. О других своих планаъ сообщу впоследствии.




    Извиняясь за доставленное вам бепокойство, прошу принять уверение в совегшенном почтении. Арсен Люпен.




    P.S. Пожалуйста, не присылайте мне большого Ватто. Хотя вы и заплатили за него 30000 франков, но это только копия. Оригинал был сожжен Баррасом в одну из оргий во времена Директории.




    Мне не надо также цепи Людовика XV; в ее подлинности я также сомневаюсь».



    II. Барон Кагорн принимает меры предосторожности



    Это письмо ошеломило барона. Читая постоянно газеты и зная все, что касалось краж и грабежей, он не мог не знать о проделках Арсена Люпена. Конечно, он знал, что Арсен Люпен, задержанный в Америке знаменитым сыщиком Ганимаром, был заключен в тюрьму и что его дело уже разбиралось. Но чего нельзя было ожидать от Арсена Люпена! И к тому же — такое точное знание замка и расположения его картин и мебели! Кто дал ему сведения о вещах, которых никто ниуогда не видел?..



    Барон взглянул на грозный силуэт Малаки, на крутые скалы, служащие основанием замку, на глубокую воду, окружающую его, и пожал плечамм. Нет, конечно, не было ни малейшей опасности! Никто в мире не мог проникнуть в хранилище его драгоценностей.



    Никто, конечно, но Арсен Люпен?



    В тот же весер барон написал в Руан прокурору, послал ему смутившее его письмо и просил помощи.



    Ответ пришел на другой день: тот, кто назывался Арсеном Люпеном, находится в настоящек время в тюрьме под строгим надзором, не имеет ни малейшей возможности писать, и потому его письмо могло быть только делом мистификации. На всякий случай произвели экспертизу письма. Несмотря на некоторое сходство, почерк писавшего не был почерком заключенного.



    Страх барона все возрастал. Он тысячу раз перечитывал письмо. С какой уверенностью говорил незнакомец! Подозревая всех в измене, барон не мог довериться своим слугам, в преданности которых рпньше он был вполне уверен. В первый раз за многие годы он почувствовал потребность с кем-нибудь поговорить и посоветоваться: он боялся. Имя Арсена Люпена преследовало его.



    Прошло два дня. На третий день, читая местную газету, он вздрогоул от радости. Там он нашел следующую заметку:




    «Уже в продолжение трех недель мы имеем удовольствие видеть среди нас главного инспектора тайной полиции, знаменитого Ганимара. Г.Ганимар, которому арест Арсена Люпена доставил европейскую известность, отдыхает от своих долгих трудов, занимаясь рыбной ловлей в нашем скромном городке».



    От замка до города было только час ходьбы. Барон сейчас же отправился туда. После нескольких неудачных попыток узнать адрес Ганимара он отправился в редакцию газеты, расположенную на набережной. Он встретил там автора заметки, который, подойдя к нему, воскликнул:



    — Ганиамр? Да вы наверняка встретите его на набережной с удочкой в руке. Там мы с ним и познакомились. Я случайно прочел его фамилию, вырезанную на его удочке. Маленький старичок в сюртуке и соломенной шляпе… Странный человек: неразговорчивый и довольно мрачный.



    Спустя пять минут барон подошел к Ганимару, представился ему и рассказал свое дело.



    Тот его выслушал, не двигасяь и не теряя из виду удочки, за которой он следил, потом, повернувшись к нему, сказал:



    — Обыкновенно не предупреждают людей, которых хотят обокрасть. Тем более Арсен Люпен не сделаат такой глупости.



    — Однако…



    — Если бы у меня было хоть малейшее сомнение, то удовольствие засадить этого джентльмена еще раз взяло бы верх над всеми другими соображениями. Но Люпен под замком!



    — А если он убежит?



    — Из тюрьиы Санте не убегают.



    — Но он…



    — Тем лучше, я его снова поймаю. А пока спите спокойно и не пугайте моих пескарей.



    Барон вернулся к себе. Такая уверенность немного успокоила его. Он осмотрел замки и проследил за слугами. Прошло двое суток; приближалось роковое число.

    III. Ганимар организует охрану



    Во вторник барон получил телеграмму:



    «Никакого багажа на вокзале Ботиньол. Приготовьте все к завтрашнему вечеру».



    Испуганный, он поспешил в город. Ганимар на том же самом месте сидел на складном стуле. Не говоря ни слова, барон протянул ему телеграмму.



    — Ну, а дальше? — спросил Ганимар.



    — Дальше? Но это ведь завтра! Надо принять меры.



    — Ах, так! Неужели вы воображаете, что я бужу заниматься этой глупой историей!



    — Какое вознаграждение хотите вы получить за то, что проведете ночь с 27 на 28 сентября в моем замке?



    — Ни гроша, оставьте меня в покое!



    — Назначьте вашу цену: я богат.



    Ганимар посмотрел на него и спокойно сказал:



    — Я здесь в отпуске и не имею права вмешиваться…



    — Никто этого не узнает. Что бы ни случилось, я обязуюсь хранить молчание. Слушайте: довольно вам трех тысяч франков?



    — Хорошо. Толькт разве можно ручаться за что-нибудь с этим негодяем Люпеном! В его распоряжении, наверное, целая шайка… Уверены ли вы в своих слугах?



    — Как вам сказать…



    — В таком случае, не будем на них рассчитывать. Я сейчас предупрежу телеграммой двух своих помощников… А теперь уходите, чтобы нас не видели вместе. До завтра, к девяти часам.



    За десять минут до назначенного часа барон отпустил своих слуг. Они жили во флигеле, выходящем на дорогу в конце замка. Оставшись один, он осторожно открыл двери и через минуту услышал шум приближающихся шагов.



    Ганимар представил своих двух помощников и попросил дать некоторые объяснения. Ознакомившись с располшжением замка, он закрыл и забвррикадировал все входы в залы, которым угрожала опасность. Он осмотрел стены, приподнял ковры и наконец поместил своих агентов в центральной галегее.



    — Будьте вгимательны! При малейшем движении откройте окна во двор и зовите меня. Обратите внимание на сторону, обращенную к реке. Десять метров крутого обрыва не испугают таких господ, как они.



    Он запер двери, взял ключи и сказал барону:



    — А теперь — на наш пост!



    На ночь он выбрал для селя комнату с двумя дверями, служившую раньше сторожкой. Одно окно ее вчходило на мост, а другое — во двор. В одном углу находилось углубление, напоминавшее отверстие колодца.



    — Вы сказали, барон, что это единственный выход из замка в подземелье, по рассказам, уже даавно закрытый?



    — Да.



    — Значит, если не существует другого хода, мы можем быть совершенно спокойны.



    Он поставил в ряд три стула, улегся на них поудобнее и, вздохнув, закурил трубку.



    — Да, барон, очень велико у меня желание накопить побольше денег на домик, где я собираюсь провести мои последние дни, если я согласился на такое пустое дело. Я расскажу потом эту историю Люпену, и он будет покатываться со смеху.



    Барон не смеялся. Он со страхом прислушивался к малейшему шуму. Одиннадцать часов, двенадцать, наконец пробил час.



    Вдруг он схватил руку Ганимара, который сразу вскочил.



    — Вы слышите?



    — Очень хорошо, это рожок автомобиля. Спокойной ночи!

    IV. Самые большие предосторожности иногда ни к чему не ведут



    Эта была единственная тревога. Ганимар спокойно заснул, и барон ничего не слышал, кроме его звучного и равномерного храпа.



    На рассвете они вышли из своей каморки. Полная тишина, тишина раннего утра на берегу реки царила в замке. Довольный, сияющий от радости Кагорн и неизменоо спокойный Ганимср поднялись по лестнице. Все тихо. Ничего подозрительного. Ганимар взял ключи и пошел в галерею.



    Согнувшись, со спущенными руками его помощники спали на двух стульях.



    — Черт возьми! — проворчал инспектор.



    В ту же минуту барон воскликнул:



    — Картины!.. Буфет!..



    Он произносил несвязные слова, задыхался и протягивал руки к пустым местам, к обнаженным стенам, где торчали крюки и болттались ненужные теперь веревки.



    Исчез Ватто, сняты Рубенсы, сорваны гобелены и витрины с драгоценностями опустели!



    В отчаяни барон бегал по зале и вслух вспоминал цены, которые заплатил за свои сокровища. Можнр было подумать, что это человек совершенно разоренный, которому, кроме пули в лоб, ничего не оставалось.



    Если что-нибудь и могло еще его утешить, это было только изумление самого Ганимара. Он осматривал окна: они были закрыты. Замки у дверей не тронуты. Порядок был полный. Все, по-видиммому, исполнено по заранее обдуманному плану.



    Ганимар бросился к двум своим агентам и начал их тррясти. Они не просыпались. Тогда он посмотрел на них с большим вниманием и заметил, что они спали сном, не похожим на естественный. Их усыпили!



    Но кто же?



    Да он, конечно!.. Или его шайка, под его управлением. Это его манера. След его виден во всем.



    — Я даже думаю, барон, что он нарочно позволил мне арестовать себя в Америке!



    — Что же? Я должен, значит, отказаться от своих картин, от всего? Но ведь он украл перлы моей коллекции! Я бы отдал много, чтобы только вернуть их. Если с ним ничего не могут сделать, пусть он сам назначит свою цену.



    — Вот это разумно! Вы не возьмете обратно своих слов?



    — Нет, нет, нет!..



    — Итак, если следствие ничего не выяснит, я посмотрю… я подумаю… Но если вы хотите, чтобы это удалось, то ни слова обо мне!



    Затем он сквозь зубы прибавил:



    — Да к тому же мне нечем хвастаться!



    Между тем оба помощника пришли в себя. Ганимар стал их расспрашивать, но они ничего не помнили.



    — Не пили ли вы чего-нибудь?



    Подумав, один из них сказал:



    — Немного воды из этого графина.



    Ганимар понюхал воду, попробовал ее. Она не иела ни осшбого запаха, ни вкуса.



    В тот же день бароном было пребъявлено обвинение Арсену Люпену, содержавшемуся в тюрьме Санте в краже вещей из его замка.

    V. Арсен Люпен дает некоторые объяснения



    Когда барон должен был предоставить свой замок в распоряжение жандармов, прокурора, судебного следователя, репортров и вообще всех любопытных, которые проникали всюду, — даже туда, куда было совершенно не нужно, — он не раз пожалел о своей жалобе.



    Общество уже занялось этим делом.



    Сейчас же появились фантастические догадки. Вспомнили знаменитый подземный ход, и прокурорский надзор производил свои розыски в этом направлении. Снизу доверху пересмотрели весь замок. Осматривали каждый камень, полы, печки… При свете факелов осмотрели все погреба, где когда-то владельцы Малаки складывали свои запасы провизии. Буравили даже скалу. Все было напрасно. Не нашли ни малейшего признака подземного хода.



    — Это все так, — говорили со всех сторон, — но ведь картмны и мпбель не могут исчезать, как призраки. Они переносятся через окна или через двери, и люди, которые ими завладевают, входят и выходят также через окна и двери.



    Убедившись в своем бессилии, прокурорский надзор просил себе на помощь агентов из Парижа. Решено было обратиться к содействию Ганимара, услуги которого имели случай оценить уже неоднократно. Ганимар молча выслушал рассказ о краже, покачал головой и заметил:



    — Я думаю, что идут по ложной дороге, так настойчиво обыскивая замок. Решение находится не там.



    — Но где же?



    — Около Асрена Люпена.



    — Вы, значит, того мнения, что это он…



    — Он один мог исполнить такой широкий замысел. Но пусть не ищут ни подземного хода, ни поворачивающихся камней, ни другого вздора в этом роде. Этот человек не употребляет таких старинных приемов, он более чем современен. Я прошу позволения пробыть с ним один чсс. Возвращаясь из Амегики, мы поддерживали с ним во все время пути великолепныее отношения, и я даже осмеливаюсь сказать, что он чувствует некоторую симпатию к тому, кто сумел его арестовать. Если он сможет, не ставя себя в неловкое положение, дать мне некоторое объяснение, то он не поколеблется избавить меня от бесполезного путешествия.



    Было немного позже полудня, когда Ганимар был введен в камеру Люпена. Тот, лежа на кровати, поднял голову и вскрикнул от радости:



    — Вот сюрприз! Я очень огорчен, что не могу принять вас как следует. Извините меня, но я здесь мимоходом… Боже мой, как я счастлив, что вижу, наконец, порядочного человека! С меня уже довольно всех этих шпионов и сыщиков, по десять раз в день выворачивающих мои карманы и обшаривающих мою скромную комнату, чтобы убедиться в том, что я не собираюсь убежать. Но чему я обязан удовольствием видеть вас у себя?..



    — Дело Кагорна, — сказал коготко Ганимар.



    — Подождите! Одну секунду!.. У меня столько этих дел… Ах, да, я вспомнил! Вам, конечно, не надо объяснять, как далеко ушло следствие? Я даже позволю себе сказать вам, что оно очкнь недалеко ушло.



    — Потому-то иенно я и обращаюсь к вашей любезности.



    — К вашим услугам.



    — Прежде всеог: дело было ведено вами?



    — От начала до конца!



    — А письмо с предупреждением? Телеграмма?



    — Вашего покорного слуги. У меня должны быть где-то даже расписки.

    VI. Как все произошло



    Арсен открыл ящик маленького столика из некрашенного дерева, который вместе с кроватью и табуреткой составляли всю обстановку комнаты, достал оттуда два клочка бумаги и протянул Ганимару.



    — Ах, так! — воскликнул тот. — Но я думал, что за вами следят и постоянно обыскивают, а вы читаете газеты, храните расписки.



    — О, эти господа так глупы! Они распарывают подкладку моей куртки, они исследуют подошвы моих сапог, они вястукивают стены этой комнаты, но никму из них не приходит в голову, что Арсен Люпен может быть так глуп, что спрячет свои вещи так просто. На это именно я и рассчитывал.



    — Вы меня приводите в смущение. Но расскажите же мне, как произошло все в замке?



    Люпен прошелся раза два-три по камере, остановился и положил руку на плнчо Ганимару.



    — Что вы думаете о моем письме к барону?



    — А думаю, что вы хотели почмеяться и поставить в тупик всех.



    — Поставить в тупик? Ну, ууеряю, Ганимар, что я считал вас сильнее. Неужели бы я написал это письмо, если б мог обокрасть барона без предупреждения? Но поймите наконец, что это письмо было необходимой точкой отправления, пружиной, давшнй ход всей машине. Но будем разбирать дело по порядку: займемся вместе планом ограбления Малаки.



    — Я вас слушаю.



    — Я представляю себе недоступный, накрепко закрытый замок. Идти ли мне на приступ? Это было бы ребячеством. Проникнуть туда потихоньку? Невозможно. Единственный способ — это заставить самого владельца пригласить меня. И вот этот владелец в один прекрасный день получает письмо, предупреждающее его о том, что замышляет против него известный грабитель Арсен Люпен. Что он сделает?



    — Он пошлет письмо к прокурору…



    — Который над ним посмеется, так как «тот, кто называется Арсеном Люпеном, находится в настоящее время под замком». И потому не естественна ли растерянность барона, который готов просить помощи у первого попавшегося?



    — Понятно!



    — А если ему случится прочитать в каком-нибудь листке, что известный сыщик отдыхает в соседней местности?..



    — Он обратится к этому сыщику.



    — Совершенно верно. Но, с другой стороны, положим, что, предвидя этот неизбежный поступок, Люпен просил одного из своих друзей поселиться в соседнем городке, войти в сношение с репортером местного листка, который получает барон, и распространить слух, что он — известный сыщик, то что же случится? То, что редакция объявит в листке о пребывании упомянутого сыщика в городке. И вот может быть только одно: или карась — я хочу сказать, Кагорн — не пойдт на удочку и ничего не случится, или же — и это предположение наиболее вероятно — он поймается. И вот барон умоляет одного из моих друзей помочь ему против меня! Конечно, вначале мнимый сыщик отказывается. После этого — телеграмма Арсена Люпена. Следствие ее — ужас барона, который снова умоляет моего друга и предлагает ем хороший куш, чтобы тот только позаботился о его спасении. Мой друг принимает предложение, приводит с собож двух молодцов из нашей шайки, и ночью, пока Кагорн находится под стражей у своего благодетеля, тн выносят несколько вещей и опускают их через окно в маленькую лодочку, ожидающую у скалы. Чего же проще?



    — Великолепно! — согласился Ганимар. — Но я не знаю ни одного сыщика настолько известного, чтобы имя его ввело в такое заблуждение барона.



    — Один есть такой.



    — Кто же?



    — Ганимар.



    — Позвольте!..



    — Вы сами Ганимар! И вот что самое лучшее: если вы поедете туда и если барон решится говорить, то вы кончите тем, что должны будете арестовать самого себя.



    Арсен Люпен хохотал от всего сердца, Ганимар от досады кусал себе губы. Ему казалось, что шутка не заслуживала такого веселья.

    VII. Арсен Люпен самый осведомленный человек в мире



    Появление сторожа дало возможность Люпену прийти в себя. Ему принесли завтрак, который Люпен по особому снисхождению получал из соседнего ресторана. Поставив поднос на стол, сторож удалился. Люпен сел, разложил салфетку, хлеб и сказал:



    — Но будьте спокойны! Вам не придется туда ехать. Я открою вам одну вещь, которая вас поразит. Дело Кагорна на пути к прекращению.



    — Это почему же?



    — Дело уже кончается, — говорю я.



    — Перестаньте: я только что был у начальника полиции.



    — Что же из этого? Неужели он знает лучше меня то, что меня касается? Вы знаете, что Ганимар, — простите, злоупотребление вашим именем, — расстался в очень хороших отношениях с бароном. Тот — и эио главная причина его молчания — дал ему очень деликатное поручение войти со мной в сделку, и в настоящне время возможно, что барон вступил уже во владение своими редкостями, пожертвова
    Страница 2 из 21 Следующая страница



    [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 21]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.

© Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.