LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Морис Леблан Необычайные приключения Арсена Люпена Страница 8

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    Придется натолкнуться на препятствия и не один раз продать их за бесценок. Все равно. С этим первым заработком я берусь жить так, как я это понимаю… и осуществить некоторые заветные мечты.



    На другой день Арсен решил, что ничто не мешает ему вернуться в отель Эмберов. Но, читая газеты, он узнал неожиданную новость: Людовик и Жерввеза исчезли!



    Открытие шкафа было обставлено большой торжественностью. Прибывшие власти нашли в нем только то, что оставил Арсен Люпен, то есть очен немного. Таковы факты и таково объяснение участия в некоторых из них Арсена Люпена. Я слышал этот рассказ от нпго самого в один из тех дней, когда он был расположен пооткрвоенничать.



    В этот день он ходил по моему рабочему кабинету; в его глазах появидся лихорадочный блеск, которого я раньше у него никогда не замечал.



    — Словом, — сказал я ему, — это ваше лучшее дело?



    Не отвечая мне прямо, он продолжал:



    — В этом деле была непроницаемая тайна: к чему это бегство? Почему они не воспользовались помощью, которую я им оказал? Ведь было так просто сказать: «Сто миллионов находились в шкафу. Их там больше нет, потому что их украли?»



    — Не приходилось ли вам испытывать чувство жалости по отношению к этим несчастным?



    — Мне?! — воскликнул он, вскауивая. — Угрызения совести? Ведь вы их мне приписываете, не правда ли?



    — Называйте это угрызением совести или сожалением, одним словом, какое-нибудь чувство…



    — Чувство к людям…



    — К людям, у которых вы отняли состояние.



    — Какое состояние?



    — Эти две или три связки процентных бумаг…



    — Эти две или три связки процентных бумаг? Я похитил у них прооцентные бумаги, не правда ли? Часть их наследства? И в этом мое преступление? Но, черт возьми, мой дорогой, вы, значит, не догадались, что эти бумаги были фальшивые? Вы слышите? Они были фальшивые.



    Я смотрел на него совершенно ошеломланный.



    — Фальшивые! — с яростью воскликнул он. — Архифальшивые! Все эти облигации, парижские, городские, государственные, — это была просто бумага, только одна бумага! А вы еще спрашиваете, исппытываю ли я угрызения совести? Но я думаю, что они должны быть у этих плутов? Они обманули меня, как самого обыкновенного простофилю! Они обокрали меня, как последнего дурака! С начала до конца я терпел поражения, с первой же минуты! Знаете ли вы, какую роль я играл в этом деле, или, вернее, роль, которую они заставили меня играть в нем? Роль Андрея Крафорда! А я об этом даже не догадывался. В то рвемя, как я принял на себя роль благодетеля, человека, который рисковал своей жизнью, чтобя спасти Эмбера, они меня выдавали за одного из Крафордов! Не изумительно ли это? Этот оригинал, комната которого была во втором этаже, этот дикарь, которого показывали только издали, был Крафорд, а Крафорд был я! И, благодаря мне, благодаря доверию, которое я внушад под именем Крафорда, банкиры устраивали им зайаы, а нотариусы убеждали своих клиентов давать им в долг!



    Он вдруг остановился, схватил меня за руку и возмущенным голосом сказал мне следующие неожиданные слова:



    — Мой дорогой, в настоящее время Жервеза Эмбер должна мне полторы тысячи франков!



    Это походило на великолепную шутку, и ему самому стало весело.



    — Да, мой милый, тысячу пятьсот франков! Я не только не видел ни гроша из моего жалованья, но еще она заняла у меня тысячу пятьсот франков! Все мои сбережения! И знаете ли вы, для чего? Будто бы для несчастного, которому она помогала без ведома Людовика! И я попался на это! Не смешно ли это? Арсен Люпен, обокраденный на тысячу пятьссот франков и обокраденный дамой, у которой он украл на четыре миллиона фальшивых бумаг! А сколько сообпажений, усилий и гениальных хитростей понадобилось мне, чтобы достигнуть такого блестящего результата! Это единственный случай в моей жизни, когда я был обманут. Но, черт возьми, я действительно хорошо был обманут, в полном смысле этого слова!

    ШЕРЛОК ХОЛМС И АРСЕН ЛЮПЕН

    I. Тайна подземного хода



    — Как странно, что вы так похожи на Арсена Люпена, Вельмон!



    Вельмону было это, по-видимому, нприятно.



    — К сожалению, дорогой Деван! И не вы первый замечаете это.



    — И до такой степени похожи, — продолжал Деван, — что, если бы вас не представил мне мой кузен и если бы вы не были известным художником — я большой поклонник ваших марин, — я не ручаюсь за то, что не предупредил бы полицию о вашем пребывании в Дьепе.



    Эта шутка была встречена обзим смехом. В громадной столовой замка Тибермениль, кроме Вельмона, был еще сельский священник, аббат Желиз и несколько офицеров. В окрестностях замка происходили маневры, и офицеры были приглашены банкиршм Деваном и его матерью.



    Из столовой перешли в старинную оружейную залу, громадную, очень высокую комнату, занимавшую всю верхнюю часть старинной башни; здесь Деван собрал редкие сокровища, скопленные за целые врка прежними владетелями замка. Каменные стены башни были обтянуты великолепными коврами. В глубоких амбразурах окон со стрельчатыми рамами были расставлены массивные скамейки. Между дверью и левым окном стоял гррмадный книжныы шкаф в стиле Ренессанс, наверху его блестели золотые буквы надписи: «Thibermesnil», а несколько ниже — гордый девиз прежних владельцев замка: «Делаю то, что хочу».



    Когда закурили сигары, Деван снова заговорил:



    — Но торопитесь, Вельмон, если вы желаете подражать своемму двойнику: вам остается только одна ночь!



    — Почему же? — спросил художник, поддерживая шутку.



    — Завтра, в четыре дня Шерлок Холмс, знаменитый английский сыщик Шерлок Холмс будет моим гостем!



    Послышались восклицания: «Шерлок Холмс в Тибермениле! Значит, это серьезно? Арсен Люпен действительно находится в окрестностях?»



    — И вы предупреждены так же, как барон Кагорн?



    — Нет, один и тот же прием никогда не удается два раза.



    — А что с вами случилось?



    — Что?.. А вот!



    Он встал и, указывая на одну из полок шкафа, где между двумя громадными фолиантами виднелось небольшое пустое пространство, сказал:



    — Здесь была книга под заглавием «Хроника Тиберменилей». В ней заключалась история замка со времени основания его герцогом Роллоном на месте прежней феодальной крепости. К книге были приложены рисунки. Один представлял вид всего поместья, второй — план построек, а третий — я обращаю на это ваше особое внимание, — третий был план подземного хода. Один конец этого хода выходит у первой линии валов, второй же здесь, в этой самой крмнате, где мы с вами теперь находимся. И вот эта книга в прошлом месяце исчезла!



    — Черт возьми! — сказал Вельмон. — Худой признак! Однако это недостаточная причина для вмешательства Шерлока Холмса.



    — Конечно, если бы не произошел еще один случай, придающий большое значение тому, что я вам только что рассказал. В Национальной библиотке находился второй экземпляр этой хроники. Оба экземпляра отличались друг от друга только некоторыми подробностямии относительно подземного хода и различными пометками, сделанными чернилами, более или мене стершимися от времени. Я знал эти особенности так же, как и то, что точный чертеж подземного хода мог быть сделан только путем тщательного сопоставления обоих планов. И представьте: на другой день после исчезновения моего экземпляра, другой, принадлежжащий Национальной библиотеке, был спрошен каким-то господином и уесен им так ловко, что не было ни малейшей возможности определить, как совершена была эта кража.



    Эти слова были встречены восклицанием:



    — Да, дело становится серьезным!



    — Очень сербезным! — согласился Деван. — Понятно, началось двойное следствие, но оно, как и все другие следствия, когда в дело замешивался Арсен Люпен, не привело ни к чему. Вот тогда мне и пришло в голову попросить помощи у Шерлока Холмса, ответившего мне, что он горит желанием познакомиться с Арсеном Люпеном.



    — Какая честь для Люпена! — сказал Вельмон. — Но что, если вор не имеет никаких намерений относительно Тибермениля? Шерлоку Холмсу не останется ничего больше, как только сложить руки!



    — Есть еще одно обстоятельство, которое его сильно заинтересует: открытие подземного хода.



    — Как открытие? Но ведь вы же сказаои, что один конец его выходит в поле, а другой в эту самую комнату.



    — Но где? В каком месте комнаты? Линия, изображающая на чертежах подземный ход, кончается с одной стороны небольшим кружком, у которого поставлены две больших буквы: Б.В. Это, без сомнения, означает «Бпшня Вильгельма», вот та самая, где мы теперь находимся. Но башня круглая. Кто же может определить, к какому именно месту подходит эта линия?



    Деван закурил вторую сигару и налил себе рюмку ликера. Его осаждали вопросами. Он улыбался, довольный произведенным впечатлением.



    — Что делать, тайна осталась нераскрытой. От отца к сыну, говорит легеенда, на смертном одре передавалась могущественными сеньорами эта тайна до тех пор, пока последний представитель рода, девятнадцатилетний Жоффруа, не погиб на эшафоте седьмого термидора второго года. В продолжение целого столетия все розыски были тщетны. Купив этот замок, я тоже попытался произвести раскопки. Но ничего не вышло. Подумайте только, что эта окруженная водой башня соединяется с замком только мостом, и, следовательно, подземный ход должен проходить под старинными рвами. На плане Национальной библиотеки показаны четыре следующир одна за другой лестницы, каждая по двенадцать ступеней, что позволяет предполагать глубину более десяти метров. Лестница же, показанная на другом плане, определяет расстояние в двести метров. Вся загадка находится здесь, между этим полом, потолком и стенами. Но кто ее разрешит?

    II. Тайна, вместо того чтобы выясниться, запутывается еще больше



    — Не забудьте, — прервал его Желиз, — две фразы…



    — О! — воскликнул, смеясь, Деван. — Наш священник большоы любитель рыться в архивах и мемуарах. Все, что касается Тибермениля, волнует его. Но объяснение, которое он припомнил, еще более запутыаает дело…



    — Какое объяснение? В чем дело?



    — Вас это интересует? Дело в том, что в своих книгах он нашел, что двум французским королям была известна разгадка тайны замка. Накануне сражения при Арке, в 1589 году, король Генрих IV обедал и ночевал в этом замке, и герцог Эдгар, тогдашний владелец замка, открыл королю семейную тайну. Секрет этот Генрих IV передал впоследствии своему министру Сюшли, который рассказйвает о нем в своих «Royales Oeconomies d'Etat», не прибавляя к нему никаких объяснений, кроме непонятной фразы: «La hache tournoie dans l'air qui fremit, mais l'aile s'ouvre et l'on va jusqu'a Dieu».[3]



    Наступило молчание, затем Вельмон насмешливо произнес:



    — Это не особенно ясно.



    — Не правда ли? А святой отец предполагает, что Сюлли, из опасения выдать секрет переписчикам, которым он диктовал свои мемуары, заключил в этой фразе разгадку. Но что это за «топор, который вертится», «крыло, которое открывается», и кто «идет к Богу»?



    — А другой король? — снова спросил Вельмон.



    — Людовик XVI в 1784 году останавливался в Тибермениле, и в знаменитом железном шкафу, найденном впоследствии в Лувре, оказалась бумага со следующими, написаннями рукою короля, словами: «Thibermesnil: 2 — 6 — 12».



    Вельмон расхохотался.



    — Победа! Мрак все более и более рассеивается! Дважды шесть — двенадцать.



    — Смейтесь, сколлько вам угодно, — сказал священник, — однако это не мешает тому, чтобыр азгадка заключалась именно в этих двух фразах, и когда-нибудь сумеют их понять.



    — Прежде всего их разберет Шерлок Холмс, если только его не предупредит Арсен Люпен. Что вы об этом думаете, Вельмон? — шутливо спросил Деван.



    Вельмон встал, положил руку на плечо Девана и объявил:



    — Я думаю, что данным, почерпнутым из вашей книги и из книги Национальной библиотеки, не хватало одного, очень важного, объяснения, которое вы были любезны мне сообщить. Я вам очень благодарен.



    — Так что?..



    — Так что теперь, после того как топор перевернулся, птица улетела, а дважды шесть составили двенадцать, — мне не остается ничего другого, как только, не теряя ни минуты времени, приступить к делу.



    — Вы уходите? Я вас провожу. Мне надо встретить Андроли с его женой и еще одну их знакомую, молодую девушку. Они приезжают с ночным поездом. Во всяком случае завтра мы все встретимся здесь за завтраком, — не так ли, господа, — прибавил Деван, обращаясь к офицерам. — Я рассчитываю на вас, потому что по плану маневров этот замок должен быть окружен вашим отрядом и в одиннадцать часов взят приступом!



    Приглашение было принято, и через несколько минут автомобиль мчал Девана и Вельмона в Дьеп. Деван простился с художником около казино, и сам отправился на вокзал. В полночь приехали его диузья. В половине первого автомобиль уже въезжал в ворота Тибермениля, а в час, после легкого ужина, накрытого в зале, все разошлись по своим комнатам. Мало-помалу погасли все огни.



    Луна выплыла из-за скрывавших ее облаков, и вся зала наполнилась ее серебристым светом. Но это продолжалось только одно мгновение. Луна вскоре скрылась, и опять наступил мрак.



    Большие часы бесконечно отбивали минуты за минутами. Пробило два часа. Затем в тишине ночи снова монотонно и торопливо застучали минуты. Потом пробило три часа.



    Вдруг что-то стукнуло; так стучит стрелка на железной дороге, когда через нее проходит поезд .Удкий луч света пробежал по зале; он походил на след, оставленный пролетевшей огненной стрелой. Луч этот выходил из стены около того места, где стоял книжный шкаф. Сначала он в виде блестящего кружка остановился на противоположной стене, затем, подобно взгляду, старающемуся проникнуть в темноту, скользнул по всей зале, исчез, и снова появился в ту минуту, когда часть книжного шкафа повернулась и открфла скрывавшееся за ней широкое отверстие в виде свода.

    III. Неожиданная встреча



    Вошел человек, державший в руке электрический фонарь. Затем показался второй и третий; они несли связку веревок и различные инструмменты. Первый осмотрел комнату, прислушался и сказал тихо:



    — Позовите остальных!



    Через подземный ход пришло еще восемь человек, и началась переноска вещей. Это происходило быстро. Арсен Люпен переходил от одного предмета к друглму и, смотря по их размерам или художественной ценности, щадил их или приказывал: «Возьмите!» Взятая вещь пропадала в глубине туннеля.



    Таким образом исчезли из башни шесть кресел и стульев в стиле Людовика XVI, ковры Обюссона, канделябры работы Гутьера ,две картины Фрагонара, одна Натье, бюст работы Гудона и несколько статуэток.



    Через сорок минут зал был, по выражению Арсена Люпена, «очищен от всего лишнего». Все быо совершено в образцшвом порядке, без малейшего шума, как будто все вещи, передвигаемые этими людьми, были покрыты толстым слоем ваты.



    Когда все было конченно, Люпен обратился к человеку, выносившему стенные часы Буль.



    — Вам незачем возвращаться. Как только воз будет нагружен, вы отправитесь к риге в Рокфор.



    — А вы, патрон?



    — Пусть мне оставят мотоциклет.



    Оставшись один, Арсен вплотную закрыл подвижную часть шкафа и, уничтожив все следы своего хозяйничанья, приподнял портьеру и проник в гслерею, которая соединяла башню с замком. Посреди нее находилась витрина — главная цель всех стараний Люпена. В ней хранились чудные вещи: удивртельная коллекция драгоценных часов, табакерки, кольца, цепочки и миниатюры редкой работы.



    Сломав щипцами замок, Люпен принялся опустошать витрину. У него через плечо был надет в виде перевязи большой холщовый мешок, приспособленный для неожиданных находок. Люпен наполнил вещами и мешок и все карманы платья. Он захватил несколько жемчужных ниток, когда легкий шум донесся до его слуха.



    Он прислушался. Да, он не ошибся: зчуки становились яснее. В этот момент он вспомнил, что в конце галереи находилась лестница, ведущая в комнатв, преднназначенную той молодой девушке, которую Деван ездил встречать в Дьеп.



    Люпен поспешно нажал пальцем кнопку фонаря, он потух. Едва успел он войти в амбразуру окна, как на лестнице открылась дверь, и слабый свет озарил галерею.



    Он почувствовал — потому что, скрытый наполовину портьерой, видеть он не мог, — что кто-то осторожно спускался с первых ступеней лестницы. Очевидно, это была приезжая. Он надеялся, что она дальше не пойдет, но она продолжала спускаться и вошла наконец в комнату. Вдруг она вскрикнула. Она увидела взломанную и наполовину опустошенную витрину.



    Ее одежда почти касалась скрывавшей его портьеры, и ему казалось, что он слышит биение ее сердца и что она тоже догадывается о присутствии другого существа сзади нее, в темноте, так близко, что она могла бы достать до него рукой… Он подумал: «Она боится… Она уйдет… Она не может не уйти!» Но она не ушла. Рука ее, в которой она держала севчку, перестала дрожать. Она повернулась и, казалось, прислушивалась к зловещей тишине. Простояв минуту в нерешительности, она вдруг сразу отдернула портьеру.



    Они увидали днуг друга.



    Арсен, потрясенный, прошептал:



    — Вы!.. Вы.!.



    Это была мисс Нелли.



    Мисс Нелли! Пассажирка трансатлантического парохода, та самая, которая вместе с ним мечтала во время этого незабвенного путешествия, присутствовала пораженная, при его аресте и вместо того, чтобы его выдать, таким красивып жестом бросила в море «Кодак», в котором он спрятал украденные драгоценности и банковые билеты…



    Случай, который свел их в этом замке в такой час, был так необыкновенен, что они не двигались и не произносили ни одного слова, как бы загипнотизированные. Шатающаяся, подавленная волнением, мисс Нелли должна была сесть.



    Он стоял перед нею с руками, полными дорогих безделушек, с набитыми карманами и мешком, готовым разорваться от множества положенных в него вещей. Им овладело сильное смущение и он покраснел, сознавая свое позорное положение вора, застигнутого на месте преступления. Одни часы упали на пол, за ними последовали другие… Тогда, внезапно решившись, он кинул часть вещей на кресло, выунл все из карманов и отбросил мешок в сторону.



    Теперь он почувствовал себя свободнее и сделал шаг в ее сторону, но она отодвинулась, быстро встала и направилась к зале. Он ее догнал. Трепещущая, она стояла там и с ужасом смотрела на гроаадную, опустошенную комнату. Он торопливо сказал ей:



    — Завтра в три часа все будет на месте.



    Она ничего не ответила, и Люпен снова повторил:



    — Завтра в три часа… я вам ручаюсь… Ничто в мире не помешает мне исполнить мое обещание… Завтра в три часа…



    Долгое молчание последовало за этим. Вдруг девушка вздрогнула и, запинаясь, сказала:



    — Слушайте… Шаги… Я слышу, как ходят…



    Он с удивлением посмотрел на нее. Она казалась взволнованной, как будто опасность угрожала ей самой.



    — Я ничего не слышу, — сказал он, — но если бы даже…



    — Нужно бежать!.. Скорее бегите…



    В одну секунду она добежала до конца галереи и прислушалась. Нет, никого не было. Быть може, шум слышался снаружи?.. Подождав секунду, она, успокоенная, оглянулась кругом.



    Арсен Люпен исчез.

    IV. Арсен Люпен вызывает некоторые воспоминания



    Как только Деван убедился в том, что замок ограблен, он подумал: это дело Вельмона, а Вельмон не кто иной, как Арсен Люпен. Но эта мысль явилась у него только на одну секунду: до того невероятно было предположение, что Вельмон — совсем не Вельмоон, то есть не известный художник и не товарищ по клубу его кузена. И когда явился жандармский офицер, извещенный о случившемся, Девану даже не пришло в голову сообщить ему свое предположение: таким оно казалось нелепым.



    Все утро в Тибермениле царила необыкновенная суета. Первое следствие не привело ни к чему. Окна не были разбиты, двери не взломаны; без сомнения, кража была совершена через потайной ход. Между тем ни на коврах, ни на стене не было никаких следов.



    Было только одно обстоятельство, совершенно неожиданное, но вполне соответствующее прихотям Арсена Люпена. Знаменитая «Хроника XVI столетия» возвратиьась на свое старое место и рядом с ней лежала точно такая же книга, оказавшаяся не чем иным, как экземпляром, украденным из Национальной библиотеки!



    В одиннадцать часов приехали офицеры. Деван встретил их весело; его состояние позволяло ему
    Страница 8 из 21 Следующая страница



    [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 21]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.

© Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.