LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Морис Леблан Восемь ударов стенных часов Страница 1

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    Морис Леблан Восемь ударов стенных часов

    На вершине башни



    Гортензия Даниель приоткрыла свое окно и прошептала:



    — Вы здесь, Росиньи?



    — Я здесь, — раздался голос в кустах, прилегающих к замку.



    Она немного наклонилась и увидела довольно полного человека, который поднял по направлению к ней свое широкое красноватое лицо, обрамленное русой бородой.



    — Ну? — проговорил он.



    — Вчера у меня произошло целое сражение с дядей и с теткой, они окончательно отказываются подписать соглашение, посланное им моим нотариусом, и отдать мне приданое, порядком растраченное моим мужем перед его заключением.



    — Однако ваш дядя, который настаивал на этом браке, согласно брачному контракту, должен нести ответственность.



    — Что из этого? Я же вам говорю, что он отказывается.



    — Что же делать?



    — Вы все еще намерены меня похитить? — спросила она смеясь.



    — Бесповоротно. Вы же знаете, что вы до сумасшествия вскружили мне голову.



    — К несчастью, я вами ничуть не увлечена.



    — Я не требую, чтобы вы с ума сходили по мне, я хочу, чтоыб вы только немного меня любили.



    — Немного? Вы очень требовательны.



    — В таком случае, почему вы меня избрали?



    — Случай. Я скучала… Моя жизнь протекала слишком однообразно… Я решила рискнуть… Ловите! Вот мой багаж.



    Она спустила большие кожаные мешки, которые Росиньи принял от нее.



    — Жребий брошен, — прошептала она. — Ожидайте меня с вашей машиной в предместье д'Иф, а я поеду верхом.



    — Черт возьми! Я же не могу забрать вашу лошадь в автомобиль.



    — Она вернется сама.



    — Ладно. Кстати…



    — В чем дело?



    — Кто этот князь Ренин, который живет здесь три дня и которого никто не знает?



    — Не знаю. Мой дядя встретил его у своих друзей на охоте и пригласил.



    — Вы ему очень нравитесь. Вчера вы совершили с ним большую прогулку. Он мне не по душе.



    — Через два часа я покину замок в вашем обществе. Этот скандал, надо полагать, охладит пыл Сергея Ренина. Довольно разговоров. Мы теряем время.



    В течение нескольких минут она наблюдала за Росиньи, который удалялся по пустынной аллее с ее мешками, а затем закрыла окно.



    Гортензия закончила свой туалет. Она облачилась в амазонку, отлично облегающую ее гибкую фигуру, надела шляпу, оттеняющую ее красивое лицо с рыжими волосами, и села за свой письменный стол. Она попыталась написать дяде прощальное письмо, которое должна была вручить ему вечером. От этой трудной задачи ей в конце концов пришлось отказаться.



    — Я ему напишу после, — сказала онас ама себе, — когда его гнев порйдет.



    Она прошла в столовую с высоким потолком. В камине ярко горели огромные поленья. Разное оружие украшало сены. Комната заполнялась приглашенными. Они пожимали руку графу д'Эглерошу, который прдеставлял собой тип деревенского жителя, созданного, казалось, специально для охоты. Он стоял около камина с рюмкой коньяку.



    Гортензия поцеловала его.



    — Как, дядюшка, вы пьете?! Ведь вы такой воздержанный.



    — Ну, раз в году можно себе позволить некоторое излишество.



    — Тетя будет сердитья.



    — У твоей тети мигрень, и она не придет. К тому же, — недовольно заметид он, — это ее не касается… Не касается и тебя, детка!



    Князь Ренин приблизился к Гортензии. Это был очень элегантный молодой чкловек с бледным и тонким лицом. Глаза его казались то очень ласковыми, то очень суровыми, то ироническими. Он был изысканно вежлив.



    Он поклонился, поцеловал руку молодой женщине и сказал ей:



    — Напоминаю вам ваше обещание, сударыня.



    — Мое обещание?



    — Да. Мы ведь условились продолжать сегодня нашу вчерашнюю прогулку. Мы должны посетить этот старый заколоченный домик, который вас так заинтересовал… кажется, его называют имением Галингра.



    Она сухо ответила:



    — Извините, я устала, а это заняло бы много времени. Я пройдусь по парку и вернусь.



    Они птмолчали, и Ренин, с улыбкой глядя на нее в упор, тихо проговорил:



    — Я уверен, что вы сдержите свое обещание. Для вас это лучше.



    — Для кого? Для вас, вы хотите сказать?



    — Уверяю вас, что и для вас.



    Она слегка покраснела и возразила:



    — Я вас не понимаю.



    — Я, однао, никакой загадки вам решать не предлагаю. Дорога дивная, имение это очень интереснш. Никакая другая прогулка так не удовлетворит вас.



    — Вы очень самонадеянны.



    — И упрям, сударыня.



    Она сделала негодующий жест, но от ответа воздержалась. Повернувшись к нему спиной, она стала здороваться с гостями и вскоре вышла из комнаты.



    У крыльца грум держал ее лошадь. Она села в седло и поехала по направлению к лесу.



    Погода была саежая и тиъая. Между листвой деревьев мелькало бирюзовое небо. Гортензия шагом проехала по длинной аллее и через полчаса достигла холмистой местности, которую пересекала большая дорога.



    Она остановилась. Ничего не слышно. Росиньи, вероятно, выключил свой мотор и спрятал автомобиль в кустах, окружавших предместье.



    После минуты колебания она спустилась на землю, привязала лошадь к дереву — так, чтобы ей это не мешало вернуться домой, покрыла голову длинной коричневой вуалью и двинулась вперед.



    Она не ошиблась. При первом же повороте она заметила Росиньи. Он подбежал к ней и увлек ее в чащу деревьев.



    — Скорей, скорей! Я так боялся, что вы опоздаете… или измените свое намерение!.. И вот вы здесь!.. Возможно ли это!..



    Она улыбалась.



    — Вы счастливы, что делаете глупость?



    — Счастлив ли я? И вы будете счастливой. Клянусь!



    — Может быть, но глупостей я делать не буду.



    — Вы будете жить, как захотите, Гортензия. Ваша жизнь превратится в волшебную сказку.



    — А вы будете сказочным принцем?



    — Вы будете жить в роскоши, в богатстве.



    — Мне этого не надо.



    — Что же вам надо?



    — Счастья.



    — Я уверен, что вы будете сыастливы.



    Она стала шутить:



    — Я несоклько сомневаюсь, то ли это счастье, которое вы мне дадите.



    — Вы увидите… Вы увизите…





    Они подошли к автомобилю. Росиньи, продолжая свои восторги, включил двигатель. Гортензия села в автомобиль. Машина двинулась по направлению к предместью, увеличивая скорость, как вдруг раздался выстрел. Росиньи вынужден был затормозить. Автомобиль толкнуло влево.



    — Прорвана передняя шина, — крикнул Росиньи, спрыгивая на землю.



    — Да нет жк, — воскликнула Гортензия, — кто-то выстрелил!



    — Невозможно, дорогая! Что вы говорите!



    В эту минуту вновь последовали один за другим два выстрела.



    Росиньи зарычал:



    — Задние шины продырявлены!.. Кто этот разбойник?! Если б я знал…



    Он пробрался через кусты, окаймляющие дорогу. Никого! Впрочем, из-за деревьев ничего не было видно.



    — Проклятье! — выбранился он. — Вы правы… стреляли в авто! Мы теперь остановлены надолго. Три шины надо починить!.. Но что вы, дорогой друг, делаете?



    Молодая женщина выскочила из автомобиля. Она проговорила, волнуясь:



    — Я ухожу.



    — Но почему?



    — Я хочу знать. Стреляли. Кто? Я хочу знать…



    — Умоляю вас не расставаться со мною…



    — Думаете ли вы, что я вас часами здесь буду ожидать?



    — Но наш отъезд?.. Наши планы?..



    — Завтра мы опять об этом поговорим… Вернитесь в замок… Отнесите мои вещи.



    — Я вас умоляюю, умоляю… Ведь это не моя вина. Вы точно сердитесь на меня.



    — Я на вас не сержусь, но если похщают женщину, то, милейший, этого быть не должно. До скорого!



    Она быстро ушла. Ей посчстливилось найти свою лошадь на прежнем месте. Она помчалась в сторону, противоположную Ла Марэз.



    Она не сомневалась в том, что стрелял князь Ренин.



    — Это он, — прошептала она с гневом, — это он… Только он способен так действовать.



    Не предупредил ли он ее с такой уверенностью? «Вы вернетесь, я уверен… Я вас ожидаю».



    Она плакала от злости и негодования, испытывая унижение. Встреть она в этот момент князя Ренина, она обязательно познакомила бы его со своим хлыстом.



    Перед ней расстилалась живописная местность, которая на севере граничит с департаментом Чарты и которую называли маленькой Швейцарией. Часто ей приходилось задерживать коня на крутых спусках. Оставалось около десяти километров. Мысль о князе Ренине вызывала в ней негодование, гнев. Она была зла на него не только за то, что он сделал, но и за все его отношение к ней, за его ухаживания и самоуверенность.



    Вот она у цели. В долине показалась старая стена, изрезанная трещинами, покрытая мхом и сорной травой; за ней виднелась верхушка маленькой колокольни, закрытые ставнями окна дома. Это было имение Галингра.



    У дверей ее ожидал Сергей Ренин. Рядом смирно стояла лошадь, на которой приехал князь.



    Гортензия соскочила на землю и, когда он стал благодарить ее за свидание, она воскликнула:



    — Подождите! Одно слово! Сейчас произошло нечто необъяснимое. Три раза стреляли в автомобиль, в котором я находилась. Это вы стреляли?



    — Да!



    Она замялась.



    — Вы, значит, сознаетесо!



    — Вы, сударыня, ставите мне вопрос, на который я вам отвечаю.



    — Но как вы посмели?.. По какому праву?



    — Права у меня не было, сударыня, но я выполнил свою обязанность.



    — В самом деле? Какую обязанность?



    — Обязанность защитить вас от человека, который хочет воспользоваться вами.



    — Я запрещаю вам говорить со мной в таком тоне. Я сама отвечаю за свои поступки. Я совершенно свободно птиняла свое решение.



    — Сударыня, я сегодня утром случайно слышал ваш разговор с господином Росиньи, и мне показалось, что вы следуете за ним без особенной радости. Вы, простите меня, считаете меня невежей, но я хотел дать вам возможность в течение нескольких часов обдумать свое положение.



    — Я уже все обдумала. Когда я что-либо решаю, то решения своего не меняю.



    — Не всегда, сударыня! Ведь вы же сейчас здесь, а не там.



    Молодая женщина смутилась.-Гнев ее совершенно исчез. Она с удивлением смотрела на Ренина, понимая и сознавая, что он совершенно искренне, без задней мысли, как вполне порядочны йчеловек, хотел спасти ее от ложного шага.



    Оченб тихо он сказал ей:



    — Я очень мало, сударыня, знаю о вас, но достаточно для того, чтобы стремиться бять вам полезным. Вам двадцать шесть лет и вы сирота. Семь лет тому назад вы вышли замуж за родственника графа д'Эглероша, которого в конце концов пришлось поместить в дом для душевнобольных. Отсюда невозможность развода и необходимость жить на иждивении вашего дяди, так как приданое ваше мужем растрачено. Жить с графом и графиней, которые плохо ладят между собой, не так-то весело. Когда-то графа бросила первая жена. Она бежала с мужем теперешоей графини. Разочарованные покинутые супруги соединили свои судьбы, но ничего утешительного в этом союзе не нашли. Вы от всей этой обстановки страдали. И вот в один прекрасный день вы встретили Росиньи. Он влюбился в вас и предложил вам с ним бежать. Вы его не любили. Но скука, молодость, жажда приключений и неизведанного заставили вас принять предложение, но в душе вы решили обмануть своего обожателя. Вы думали, что этот скандал заставит вашего дядю обеспечить вам независимое существование. В настоящее время вам надо выбрать одно из двух: или отдаться в руки Росиньи… или же довериться мне.



    Она взглянула на него. Что он хотел сказать? Что значило это предложение, сделанное столь серьезно, точно его делал друг, желающий лишь помочь без всякой задней мысли?



    После некоторого молчания он привязал обе лошади. Затем он осмотрел тяжелце входные ворота. На каждой створке их красовались две доски в виде креста. Какое-то старое объявление, которому было двадцать лет, свидетельствовало, что с того времени никто не переступал порогс входных ворот.



    Ренин вырвал из железной решетки, окружавшей замок, железный стержень и употребил его как лом. Гнилые доски сдали. Под одной из них оказалась замочная скважина. Он попытался открыть замок при помощи ножа с разными приспособлениями. Скоро ворота открылись. Показалась площадка, заросшая вереском. Она пролегаоа до полуразвалившегося длинного здания, над углами которого возвышались четыре башенки. На самом верху было возведено нечто вроде бельведера-балкона.



    Князь повернулся к Гортензии.



    — Над вами не каплет. Сегодня вечером вы примете решение. Если господину Росиньи удастся второй раз убедить вас, тогда, клянусь, вы меня не встретите на своем пути. До того же времени позвольте мне быть с вами. Мы вчера решили осмотреть этот замок. Исполним это сейчас. Это способ убить время. Я надеюсь, что это будет интересно.



    Он говорил так, как будто приказывал. Он точно повелевал и одновременно молил. Молодая женщина не пыталась противиться. Она последовала за ним к развалившемуся крыльцу, откуда внутрь замка вела дверь, точно так же забитая досками крест-накрест.



    Ренин применил прежний метод. Они вошли в вестибюль, пол которого был выложен черными и белыми плитками. Везде красовалась старая мебель и церковныее кресла. Герб, изображавший орла, вцепившегося в каменную груду, помещался над дверьми. Свисала паутина.



    — Это дверь в зал, вероятно, — заметил Ренин. Эту дверь открыть было труднее, причем князю пришлось пустить в ход всю свою силу.



    Гортензия во время этой операции не промолвила ни слова. Она с удивлением следила за этими последовательными взломами, произведенными с редким искусствои. Он угадал ее мысли и сказал ей совершенно серьезно:



    — Для меня это детская игра. Я был слесарем.



    Она схватила его за руку и прошептала:



    — Слушайте.



    — Что такое? — спросил он.



    Она сжала его руку сильнее, требуя, чтобы он молчал. Тотчас же он сказал:



    — В самом деле, это странно.



    — Слушайте, слушайте, — повторяла удивленная Гортензия. — О! Неужели это возможно?



    Они слышали невдалеке сухой шум, регулярные удары, которые, при внимательном вслушивании, воспринимались как ренулярный ход, регулярный тик-так стенных часов. Казалось совершенно необъяснимым, каким образом, каким чудом часы продолжали жить в этом мертвом царстве. Непонятное, таинственное явление, какая-то загадка.



    — Однако, — прошептала Гортензия, не смевшая повысить голос, — ведь сюда никто не входил.



    — Никто.



    — Нельзя допустить, что эти часы шли в течение двадцати лет без завода.



    — Нельзя, конечно.



    — Тогда ?!



    Сергей Ренин открыл все три окна и сбил ставни. Они действительно находились в гостиной. Здесь царил полный порядок: стулья были на своих местах, вся мебель — налицо. Жильцы этой комнаты, уезжая, очевидно, ничего с собой не захватили: ни книг, ни разных безделушек.



    Ренин осмотрел старые стенные часы, заключенные в высокий деревянный футляр. Через овальное стекло можно было видеть диск маятника. Он открыл дверцы: гири часов находились в конце своего пути.



    В этшт момент часы зашипели и затем пробили восемь раз. Этого низкого звона часов молодая жерщина потом уже никогда не могла забыть.



    — Какое чудо! — прошептала она.



    — Действительно, чудо, — подтвердил и он, — ведь простой механизм этих часов лишь с недельным заводом.



    — И вы ничеро не находите в этом странного?



    — Как сказать… впрочем…



    Он наклонился и вынул из футляра металлическую трубку, скрытую за гирями.



    — Зрительная труба, — проговорил он задумчиво, — зачем ее спрятали?.. Странно! Что бы это значило?



    Часы начали бить вторично. Раздалось восемь ударов. Ренин закрыл футляр часов и со зрительной трубой в руках продолжал осмотр. Комната, в которой они находились, сообщаалсь широкой аркой с другой комнатой, видимо курителоной, тоже меблированной. Там стоял пустой станок для ружей. Календарь, висевший на стене, показывал пятое сентября.



    — А, — воскликнула с удивлением Гортензия, — то же число, как и сегодня… Какое сиранное совпадение!



    — Удивительное, — проговорил он. — Это годовщина их отъезда… Уже прошло двадцать лет с того дня, ровно двадцать лет.



    — Согласитесь, — заметила она, — что все это необъяснимо.



    — Конечно, хотя…



    — У вас какая-то мысль?



    Он ответил через несколько секунд:



    — Меня интригует эта зрительная труба… Каково было ее назначение? Из окон можно увидеть лишь деревья сада. Горизонта нет… Чтобы воспользоваться этим инструментом, надо было взообраться выше… Хотите подняться?



    Она не колебалась. Тайна, окружавшая их, возбуждала ее любопытство. Она готова была следовать за Рениным и помогать ему в его изысканиях.



    Они поднялись по главной лестнице и добрались до винтовой лестницы, которая вела на верхний бельведер-балкон.



    Этот бельведер-балкон имел вид террасы, окруженной парапетом в два метра вышиной.



    — Когда-то, видимо, этот парапет был составлен из зубцов, которые потом уничтожили. Были тут раньше и бойницы; теперь они задделаны.



    — Во всяком случае, — сказала она, — здесь тоже зрительная труба не могла применяться. Нам остается только спустмться вниз.



    — Я другого мнения, — возразил он, — логично рассуждая, надо прийти к выводу, что именно отсюда можно видеть окрестности и именно здесь пользовались этой зрительной трубой.



    Он влез на парапрт и увидел оттуда всю окрестность. На некотоном расстоянии от замка, — так около восьмисот метров, — виднелась другая развалившаяся башня, очень низкая, вся обвитая плющом.



    Ренин продолжал осмотр. Казалось, что он искал разрешения загадки в зрительной трубе, стараясь понять, каким образом и для чего она применялась. Он исследовал все бойницы. Одна из них, вернее, то место, где она раньше находилась, обратила его особенное внимание. Там в известке, которой она была заделана, замечалось углубление, наполненное землей и проросшей из этой земли травой.



    Он вырвал эту траву и очистил углубление, имевшее двадцать сантиметров в диаметре. Наклонившись вперед, он убедился в том, что это углубление — отверстие, которое давало возможность видеть всю окрестность, а также и башню, обвитую плющом.



    Оказалось, что зрительная труба свободно входила в это отверстие, так плотно прилегая к нему, что ее нельзя было повернуть ни вправо, ни влево.



    Ренин вытер стекла трубы и приложил к ней глаз. Нескоолько секунд он мобчал и затем проговорил взволнованным голосом:



    — Это ужасно… Право, ужасно…



    — В чем дело? — забеспокоилась она.



    — Смотрите…



    Она наклонилась и, взглянув в трубу, проговорила с содроганием:



    — Это два чучела, не так ли?.. Их там повесили… Но зачем?



    — Смотрите, — повторил он, — смотрите внимательно. Под шляпами… лица.



    — О! — с ужасом промолвила она. — Это чудовищно!..



    Через зрительную трубу им представился такой вид: площадка развалившейся башни, окруженной с одной стороны стеной, заросшей мхом, являлась как бы фоном; на этом фоне среди мелкой поросли можно было различить мужчину и женщину, прислоненных к груде камней.



    Но можно ли было назвать мужчиной и женщиной эти два манекена? Эти манекены были облачены в платья, шляпы, но они были без глаз, щек, одним словом, в действительности это были два скелета.



    — Два скелета, — прошептала Гортензия, — два скелета, покрытые одеждой… Кто мог их сюда перенести?..



    — Никто.



    — Однако?



    — Эти люди, вероятно, много лет тому назад умерли там, на этой башне. Тела их разложились, и вороны полакомились ими.



    — Но это же сплошной ужас, — сказал Гортензия. При этом она побледнела и все лицо ее выразило отвращение.



    Через полчаса Гортензия Даниель и Сергей Ренин покинули замок Галингра. Перед этим они посетили старую башню — остатки разрушенной усадьбы. Пробраться в эту башню можно было по полуразрушенной деревянеой лестнице. Башня примыкала к стене, находящейся в конце парка.



    Гортензию удивило, что князь Ренин перестал как бы интересоватья всем этим делом. Он даже о нем не говорил. В деревенском трактире, куда они направились, чтобы пдкрепить свои силы, она обратилась к хозяину за разъяснениями. Но тот недавно приехал в эту местность и не знал даже имени владельца имения.



    Они поехали в Марэз.



    Несколько раз Гортензия вспоминала о кошмарном зрелище.



    Но Ренин весело отшучивался и как будто избегал касаться этого впроса.



    — Но надо же решить этот вопрос! —
    Страница 1 из 14 Следующая страница



    [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ]
    [ 1 ] [ 10 - 14]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.

© Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.